Книги жанра «Историческая проза» на букву «Ж», страница 4

num: 1 4
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название
 Автор
 Серия
Жернова. 1918–1953. За огненным валом

«В последние дни учения на местности Двадцать третьего отдельного стрелкового штурмового батальона стали особенно интенсивными. Весь батальон перебрался в степь километрах в десяти от города Сталино, жили в палатках на берегу ставка, заросшего камышом и кувшинками, подъем в шесть, отбой в одиннадцать, кормежка не ахти какая, а все бегом, все бегом, так что люди, едва добравшись до постелей, падали на них и засыпали мертвецким сном, иные даже не сняв сапоги. Комбат Леваков сам следил за учениями, сам ставил задачи, исходя из одному ему известных установок, ротные стервенели, взводные надрывали глотки, подгоняя штурмовиков, а те сами себя называли шумовиками, кривя губы в ядовитой ухмылке…»

Серия: Жернова
 
Жернова. 1918–1953. Книга вторая. Москва – Берлин – Березники

«Настенные часы пробили двенадцать раз, когда Алексей Максимович Горький закончил очередной абзац в рукописи второй части своего романа «Жизнь Клима Самгина», — теперь-то он точно знал, что это будет не просто роман, а исторический роман-эпопея…»

Серия:
 
Жернова. 1918–1953. Книга третья. Двойная жизнь

"Шестого ноября 1932 года Сталин, сразу же после традиционного торжественного заседания в Доме Союзов, посвященного пятнадцатой годовщине Октября, посмотрел лишь несколько номеров праздничного концерта и где-то посредине песни про соколов ясных, из которых «один сокол — Ленин, другой сокол — Сталин», тихонько покинул свою ложу и, не заезжая в Кремль, отправился на дачу в Зубалово…"

Серия:
 
Жернова. 1918–1953. Книга тринадцатая. Обреченность

«Александр Возницын отложил в сторону кисть и устало разогнул спину. За последние годы он несколько погрузнел, когда-то густые волосы превратились в легкие белые кудельки, обрамляющие обширную лысину. Пожалуй, только руки остались прежними: широкие ладони с длинными крепкими и очень чуткими пальцами торчали из потертых рукавов вельветовой куртки и жили как бы отдельной от их хозяина жизнью, да глаза светились той же проницательностью и детским удивлением.

Мастерская, завещанная ему художником Новиковым, уцелевшая в годы войны, была перепланирована и уменьшена, отдав часть площади двум комнатам для детей. Теперь для работы оставалось небольшое пространство возле одного из двух венецианских окон, второе отошло к жилым помещениям. Но Александр не жаловался: другие и этого не имеют.

Потирая обеими руками поясницу, он отошел от холста. С огромного полотна на Александра смотрели десятка полтора людей, смотрели с той неумолимой требовательностью и надеждой, с какой смотрят на человека, от которого зависит не только их благополучие, но и жизнь. Это были блокадники, с испитыми лицами и тощими телами, одетые бог знает во что, в основном женщины и дети, старики и старухи, пришедшие к Неве за водой. За их спинами виднелась темная глыба Исаакия, задернутая морозной дымкой, вздыбленная статуя Петра Первого, обложенная мешками с песком; угол Адмиралтейства казался куском грязноватого льда, а перед всем этим тянулись изломанные тени проходящего строя бойцов, – одни только длинные косые тени, отбрасываемые тусклым светом заходящего солнца…»

Серия:
 
Жернова. 1918–1953. Книга четвертая. Клетка

"Снаружи ударили в рельс, и если бы люди не ждали этого сигнала, они бы его и не расслышали: настолько он был тих и лишен всяких полутонов, будто, продираясь по узкому штреку, ободрал бока об острые выступы и сосульки, осип от холода вечной мерзлоты, или там, снаружи, били не в звонкое железо, а кость о кость.

И все-таки звук сигнала об окончании работы достиг уха людей, люди разогнулись, выпустили из рук лопаты и кайла — не догрузив, не докопав, не вынув лопат из отвалов породы, словно руки их сразу же ослабели и потеряли способность к работе. Разогнувшись и освободившись от ненужного, люди потянулись к выходу из забоя…"

Серия:
 
Жернова. 1918–1953. После урагана

«Начальник контрразведки «Смерш» Виктор Семенович Абакумов стоял перед Сталиным, вытянувшись и прижав к бедрам широкие рабочие руки. Трудно было понять, какое впечатление произвел на Сталина его доклад о положении в Восточной Германии, где безраздельным хозяином является маршал Жуков. Но Сталин требует от Абакумова правды и только правды, и Абакумов старается соответствовать его требованию. Это тем более легко, что Абакумов к маршалу Жукову относится без всякого к нему почтения, блеск его орденов за военные заслуги не слепят глаза генералу. Заслуги заслугами, а законы и воля Сталина превыше всего. Ими начальник «Смерша» и руководствуется в своей деятельности. К тому же и сам он всю войну провел, можно сказать, на передовой, хорошо понимая, что вовремя обезвреженный агент противника может стоить выигранного сражения, а хорошо законспирированный собственный агент во вражьем стане — и того больше…»

Серия: Жернова
 
Жернова. 1918–1953. Старая гвардия

«…Яков Саулович улыбнулся своим воспоминаниям улыбкой трехлетнего ребенка и ласково посмотрел в лицо Григорию Евсеевичу. Он не мог смотреть на Зиновьева неласково, потому что этот надутый и высокомерный тип, власть которого над людьми когда-то казалась незыблемой и безграничной, умудрился эту власть растерять и впасть в полнейшее ничтожество. Его главной ошибкой, а лучше сказать — преступлением, было то, что он не распространил красный террор во времени и пространстве, ограничившись несколькими сотнями представителей некогда высшего петербургского общества. А возможности для распространения у него были, люди для этого имелись, момент вполне отвечал духу и потребностям времени, но трусость победила, и момент был упущен.

Агранов не мог смотреть на Зиновьева неласково еще и потому, что тот теперь был в его руках, он мог отомстить ему за его трусость, нерешительность и глупость, благодаря чему к власти пришел Сталин, поставив всех, а более всего евреев, в двусмысленное положение. Теперь можно поиграть со своей жертвой, проявить актерство и все что угодно для того, чтобы в полной мере насладиться тем ужасом, который объемлет ничтожную душонку бывшего властителя Петрограда и его окрестностей…»

Серия: Жернова
 
Жестокая конфузия царя Петра

В книге известного современного писателя Р. Гордина рассказывается о важнейшем событии русско-турецкой войны 1710-1713 гг. - Прутском походе Петра I в 1711 году.

Серия:
 
Жестокий век

Библиотека проекта «История Российского Государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники мировой литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.

Исторический роман «Жестокий век» – это красочное полотно жизни монголов в конце ХII – начале XIII века. Молниеносные степные переходы, дымы кочевий, необузданная вольная жизнь, где неразлучны смертельная опасность и удача… Войско гениального полководца и чудовища Чингисхана, подобно огнедышащей вулканической лаве, сметало на своем пути все живое: истребляло племена и народы, превращало в пепел цветущие цивилизации. Желание Чингисхана, вершителя этого жесточайшего абсурда, стать единственным правителем Вселенной, толкало его к новым и новым кровавым завоевательным походам…

Серия:
 
Жестокий век. Книга 1. Гонимые

Войско Чингисхана подобно вулканической лаве сметало на своем пути все живое: истребляло племена и народы, превращало в пепел цветущие цивилизации. Вершитель этого жесточайшего абсурда Чингисхан — чудовище и гениальный полководец. Молниеносные степные переходы, дымы кочевий, необузданная, вольная жизнь, где неразлучны опасность и удача.

 
Живі зустрінуться

Автор роману «Живі зустрінуться» сам учасник подій, про які пише. Кузьма Катаєнко народився на Кубані в бідній селянській родині. Змалку наймитував, а в роки громадянської війни вступив до комсомолу, став бійцем ЧОНу, а згодом командиром ескадрону кінноти.

Роман «Живі зустрінуться» про громадянську війну на Кубані. У критичному становищі опинилося революційне, козацтво в серпні 1920 р. У цей час збройні сили Радянської республіки були кинуті проти білополяків. Чорний барон Врангель скористався цим і висадив на Кубані експедиційні корпуси генерала Улагая.

Складність подій зумовила і складність людських доль. Роман знайомить читача з маловідомою сторінкою в історії Кубані, з самобутніми характерами.

Серия:
 
Живи как хочешь

По замыслу автора роман «Живи как хочешь» завершает серию его романов и повестей из русской и европейской истории послевоенных двух столетий. В центре повествования две детективные интриги, одна связана с международным шпионажем, другая – с кражей бриллиантов.

Серия:
 
Живой мертвец

Андрей Ефимович Зарин (1862 — 1929) известен российскому читателю своими историческими произведениями. В сборник включены два романа писателя: `Северный богатырь` — о событиях, происходивших в 1702 г. во время русско — шведской войны, и `Живой мертвец` — посвященный времени царствования императора Павла I. Они воссоздают жизнь России XVIII века.

Серия:
 
Живой мертвец

Вниманию читателей предлагается роман «Живой мертвец».

Автор книги А. Е. Зарин (1863–1929) — прозаик и журналист, мастер уголовного романа рубежа XIX–XX веков. Современному читателю он больше известен историческими произведениями. Но именно криминальный жанр сделал Зарину имя в русской литературе. В романе отражены события времен русско-шведской войны в период правления императора Павла I.

Серия:
 
Живой меч или Этюд о Счастье Жизнь и смерть гражданина Сен-Жюста

АННОТАЦИЯ

«Живой меч, или Этюд о счастье» – многоплановое художественное повествование из эпохи Великой французской революции – главной социальной революции Европы, заложившей политические основы современного мира. В центре романа-эссе – «Ангел Смерти» Сен-Жюст, ближайший сподвижник «добродетельного» диктатора Робеспьера, один из создателей первой республиканской конституции и организаторов революционной армии, стремившийся к осуществлению собственной социальной утопии справедливого общества, основанного на принципах философии Ж.-Ж. Руссо.

Среди других героев книги – убийца Цезаря Брут, «Наполеон Крузо», бывший император Франции, сосланный на остров св. Елены, маркиз де Сад, «герой трех революций и двух материков» генерал Лафайет, парижский палач Сансон, «подстигающей национальной бритвой» – гильотиной по пятьдесят человек в день, и даже сам товарищ Сталин, чуть было не осуществивший танками Рабоче-Крестьянской Красной армии свою великую мечту о всемирной революции на практике.

Публикуется в таком виде по просьбе автора

Серия:
 
ЖИВОЙ МЕЧ, или Этюд о Счастье. Жизнь и смерть гражданина Сен-Жюста Часть I и II

АННОТАЦИЯ

«Живой меч, или Этюд о счастье» – многоплановое художественное повествование из эпохи Великой французской революции – главной социальной революции Европы, заложившей политические основы современного мира. В центре романа-эссе – «Ангел Смерти» Сен-Жюст, ближайший сподвижник «добродетельного» диктатора Робеспьера, один из создателей первой республиканской конституции и организаторов революционной армии, стремившийся к осуществлению собственной социальной утопии справедливого общества, основанного на принципах философии Ж.-Ж. Руссо.

Среди других героев книги – убийца Цезаря Брут, «Наполеон Крузо», бывший император Франции, сосланный на остров св. Елены, маркиз де Сад, «герой трех революций и двух материков» генерал Лафайет, парижский палач Сансон, «подстигающей национальной бритвой» – гильотиной по пятьдесят человек в день, и даже сам товарищ Сталин, чуть было не осуществивший танками Рабоче-Крестьянской Красной армии свою великую мечту о всемирной революции на практике.

Публикуется в таком виде по просьбе автора

Серия:
 
Жизнеописание короля Людовика Толстого

Текст переведен по сетевому изданию:

Abbot Suger: Life of King Louis the Fat

http://www.fordham.edu/halsall/basis/suger-louisthefat.html

© сетевая версия — Тhietmar. 2003

http://www.vostlit.info

© перевод — Раков. Д. Н. 2003

© дизайн — Войтехович А. 2001

© Jean Dunbabin, St. Anne's College, Oxford OX2 6HS, England

Автор: Сугерий
Серия:
 
Жизнь адмирала Нахимова

 Роман ленинградского писателя Александра Ильича Зонина (1901-1962) закончен в 1948 г. Эта книга является одной из первых советских книг по истории русского флота. Нахимов показан писателем народным героем, человеком исключительной чистоты, мужества и отваги.

Серия:
 
Жизнь адмирала Нахимова

Павел Степанович Нахимов (1802-1855) прошёл боевой путь от кадета Морского корпуса до полного адмирала. Он совершил кругосветное плавание под руководством М.П. Лазарева, принимал участие в Наваринском сражении, командуя черноморской эскадрой, разгромил турецкий флот в бою при Синопе, возглавлял оборону Севастополя...

Об одном из самых прославленных Российских флотоводцев рассказывает роман известного писателя-историка А. И. Зонина.

Серия:
 

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Историческая проза»

  •  Мудрый король
     Москалев Владимир Васильевич
     Проза, Историческая проза, Приключения, Исторические приключения

    Середина XI века, Европа у рубежей Высокого Средневековья. Одна крайность порождает другую: засухи сменяются наводнениями, голод повышает рождаемость, молитвы о грехах даруют прощение, но долгожданный урожай приводит к обжорству и пресыщению. Лихорадит все и вся, вплоть до престола апостола Петра в Риме. На троне сразу трое пап. Даже четверо: один – антипапа. Дабы навести порядок в окрестных землях своей вотчины, германский король Генрих III Черный выступает в итальянский поход. Но не один он мечтает о заветном ключе к мировому господству. У его тезки, французского короля из рода Капетингов, тоже есть свой, не столь прямолинейный, план на этот счет.

    Странствующие рыцари, монахи, императоры, крестьяне и шуты – герои нового романа Владимира Москалева – расскажут о своей жизни, полной страстей, радостей и разочарований на пороге эпохи Крестовых походов.

  •  Міст на річці Куай
     Буль П’єр
     Проза, Историческая проза

    Захоплені в полон японцями британські солдати і їхній командир полковник Ніколсон змушені будувати залізничний міст через річку Квай у Бірмі. Незважаючи на лютий характер полковника Сайто, Ніколсон проявляє справжню мужність. Тим часом командування призначає групу командос для знищення цього стратегічно важливого об'єкта.

  •  Сокровище тамплиеров. Мечта конкистадора
     Левицкий Геннадий Михайлович
     Проза, Историческая проза, Приключения, Исторические приключения

    В этой книге представлено два романа известного писателя-историка Геннадия Левицкого.

    Роман «Сокровище тамплиеров» рассказывает о событиях XII века, когда сбылась мечта христиан всего мира. Первый крестовый поход закончился отвоеванием Святой земли, и теперь, оказавшись в Палестине, люди Запада с воодушевлением ищут вещи, связанные с земной жизнью Иисуса Христа, ведь эти святыни обладают особой силой. Животворящий Крест принес рыцарям победы во многих битвах. Копье, пронзившее Иисуса, спасло от гибели Антиохию и армию крестоносцев, а затем в руках тамплиеров оказывается хитон Иисуса.

    Роман «Мечта конкистадора» переносит читателя в более позднюю эпоху – эпоху покорения Америки. После гибели ордена тамплиеров оставшиеся в живых рыцари ордена, по-прежнему хранящие хитон Спасителя, бегут в неведомые земли, о которых неизвестно Западу. Но вот Колумб случайно открывает новую часть света, жажда золота приводит туда воинственных испанцев, рушатся империи ацтеков, инков. Зло затопило Новый Свет, и теперь потомок тамплиеров вынужден спасать святую реликвию.

  •  The Battle of North Africa
     DiLouie Craig
     Проза, Историческая проза, О войне

    Near the end of 1942, more than 100,000 Allied soldiers board transports for what they believe will be a major invasion of Europe. Instead, they land in French North Africa to fight the German Army for the first time. In the midst of the invasion, an M4 Sherman tank rolls into combat. It is manned by five men: John Austin, the commander; Anthony Russo, the driver; Charles Wade, the gunner; Amos Swanson, the loader; and Eugene Clay, the bow gunner.

    Cocky and confident in Allied victory, they expect the battle for North Africa to be a cakewalk. Soon, the Germans will teach them the harsh realities of armored warfare. To survive, they’ll have to show grit—and learn to work together.


Новинки месяца жанра «Историческая проза»

  •  Тайны Франции. Заговоры, интриги, мистификации
     Черняк Ефим Борисович
     Проза, Историческая проза, Наука, Образование, История,

    В новой работе автора книг "Пять столетий тайной войны", "Приговор веков" и др. рассказывается о роли английской секретной службы в узловых исторических событиях начиная с эпохи Возрождения. Книга повествует об интригах, связанных с происками британской разведки.

    Исследование написано на основе многочисленных первоисточников (включая неопубликованные). Не только содержание, но и живая манера изложения делают книгу интересной для широкого круга читателей.

  •  Время бусово
     Пахомов Николай Дмитриевич
     Детективы и Триллеры, Полицейский детектив, Исторический детектив, Проза, Историческая проза, Приключения, Исторические приключения

    Меч князя Всеволода Святославича, известного по «Слову о полку Игореве» под прозвищем «Буй-тур», вместе с частью старогородского клада, а также многими другими экспонатами и был привезен сотрудниками Трубчевского музея в Курский областной краеведческий. Привезен по просьбе коллег для устроения временной экспозиции в рамках действия федеральной программы о взаимном обмене культурными и историческими ценностями и фондами.

    С этого начинается запутанная детективная интрига, разворачивающаяся в двух временных пластах.

    При создании обложки использованы картины «Буй-тур Святославич» из серии художника Андрея Нестерова «На заре Руси» и «Сыщики МУРа» художника Олега Леонова

  •  Корни
     Хейли Алекс
     Проза, Историческая проза, Документальная литература, Биографии и Мемуары,

    «Корни» – одна из самых необычных и влиятельных книг американской литературы. Перед читателями разворачивается драматичная история шести поколений одной семьи, среди которых рабы и освобожденные, фермеры и кузнецы, музыканты и бизнесмены, адвокаты и архитекторы… и один автор. Сразу после выхода «Корни» стали национальным и международным феноменом. Но и спустя 40 лет роман продолжает увлекать читателей своим повествовательным драйвом и исключительной эмоциональной силой.

  •  Дело Бутиных
     Хавкин Оскар Адольфович
     Проза, Историческая проза

    Что знаем мы о российских купеческих династиях? Не так уж много. А о купечестве в Сибири? И того меньше. А ведь богатство России прирастало именно Сибирью, ее грандиозными запасами леса, пушнины, золота, серебра…

    Роман известного сибирского писателя Оскара Хавкина посвящен истории Торгового дома братьев Бутиных, купцов первой гильдии, промышленников и первопроходцев. Директором Торгового дома был младший из братьев, Михаил Бутин, человек разносторонне образованный, уверенный, что «истинная коммерция должна нести человечеству благо и всемерное улучшение человеческих условий». Он заботился о своих рабочих, строил на приисках больницы и школы, наказывал администраторов за грубое обращение с работниками. Конечно, он быстро стал для хищной оравы сибирских купцов и промышленников «бельмом на глазу». Они боялись и ненавидели успешного конкурента и только ждали удобного момента, чтобы разделаться с ним. И дождались!..

  •  Приобретут весь мир
     Синклер Эптон
     Детективы и Триллеры, Исторический детектив, Проза, Историческая проза

    Седьмой том Саги о Ланни Бэдде был издан в 1946 году и охватывает период 1940–1942. В это время в войну вступают Советский Союз и США. Всё это время Ланни Бэдд работает агентом президента. При этом он попадет под немецкие бомбы. Ланни знал заранее о прилёте Гесса в Англию. Во Франции Ланни, как нацистский шпион, попадает в плен к бойцам Сопротивления, которых сам финансирует. Ему удаётся бежать. В США он получает задание выяснить о работе над атомной бомбой в Германии. Его инструктирует сам Альберт Эйнштейн. При вылете на задание он попадает в авиакатастрофу над арктическими водами у берегов Ньюфаундленда. Ему удаётся выжить, но долгая реабилитация неизбежна. В это время он соглашается на круиз на яхте Ориоль. Так он оказывается в Гонконге, где ему суждено умереть. Но под японские бомбы попадают другие, а он через Китай попадает в СССР. Там дядя Джесс устраивает ему встречу со Сталиным. Долгой беседой с ним заканчивается том, который состоит из семи книг и двадцати восьми глав.

 Жанры книг


 Новые обзоры