Нэнси Ричардсон
Молодые Рыцари — Джедаи. Золотой шар
(Звездные войны)

— Энакин, мы будем скучать по тебе, — сказала Лея Органа Соло своему сыну.

Лея и ее муж, Хан Соло, стояли вместе со своим младшим, Энакином, перед серебряного цвета челноком, который должен был отвезти мальчика на Явин IV. То была луна, где брат Леи, джедай Люк Скайуокер, создал Академию джедаев. Она была основана для того, чтобы обучать людей пути становления Рыцарями джедаями, защитниками свободы и справедливости. Лишь те, кто показывали свое умение обращаться с Силой, были приглашены посетить Академию. Одним из этих избранных, приглашенных на первую сессию для детей и инородцев младшего возраста, был Энакин. Энакин был чувствителен к Силе. Он знал, что обладал способностью изменять, постигать и контролировать окружающую его среду с тех самых пор, как только мог вспомнить. Но это были лишь мелочи. Энакин, если сильно старался, мог ощущать эмоции других людей. Силой своей мысли он мог поднимать небольшие предметы. К этим талантам добавлялся и тот факт, что он был умен. Очень умен. Даже его собственные брат и сестра — двойняшки Джейсон и Джейна — признавали, что их малолетний брат — гений. В возрасте пяти лет Энакин уже знал, как разобрать компьютер и вновь собрать его воедино. Он обожал каждую головоломку, так или иначе касавшуюся развинчивания механизмов и постижения того, как их переделать, или разгадывания с помощью разума сложных словесных игр. Когда Энакину исполнилось девять, его родители пришли к соглашению, что для него настало время поступить в Академию джедаев. Энакин продемонстрировал слишком много талантов, чтобы скрывать их дома. Когда Джейна и Джейсон возвратились из Академии после проведенного там времени, родители согласились отправить на занятия своего младшего сына. Лея не смогла бы перенести переезд всех своих детей на Явин IV одновременно. Ей слишком бы их не хватало. Джейна и Джейсон теперь вернулись. Настало время уйти Энакину.

Лея изучала своего младшего сына. Энакин был почти сто пятьдесят сантиметров ростом. Он был стройный, с коричневыми волосами, которые постоянно спадали ему на глаза. У него были льдисто-голубые глаза Люка полные силы и любопытства. Но спокойный характер и сосредоточенность достались ему от матери. Лея улыбнулась. Быть может, повзрослев, ее младший сын будет помогать управлять Республикой, как делала она. Или, возможно, он станет пилотом звездолета и героем повстанцев, как его отец, Хан Соло. Если Энакин, став взрослым, будет походить на своего отца, у Леи не будет ни минуты покоя, она это знала. Она будет постоянно думать о неприятностях, в которые Энакин может себя втянуть. Но пока что Энакин поживет на Явине IV — безопасной, тихой луне, вращающейся вокруг гигантской газовой планеты Явин. Лея знала, что ее брат Люк позаботится о собственном племяннике. Однако она не могла не волноваться за своего ребенка. Она чувствовала, что Сила с ним была очень велика. И хотя она этим гордилась, Лея боялась, что его способности могут завести его в опасность. Все, кто находили силу стать джедаями и использовать Силу во благо, подвергались также риску соблазна применять Силу во зло и ради личной выгоды — это была темная сторона.

Лея наблюдала, как Энакин прощается с братом и сестрой. Ей вдруг захотелось, чтобы и у Энакина тоже был близнец. Так он не был бы одинок на Явине IV. У ее младшего сына было мало друзей. Его брат с сестрой да дроид Си-Трипио были его ближайшими товарищами.

— Прекрати сходить с ума, Лея, — сказал Хан своей жене.

Он ощущал ее волнение так отчетливо, как если бы она выражала его вслух.

— Иди сюда, малыш, и попрощайся со своим стариком-отцом, — позвал Хан сына.

Энакин подошел, чтобы обнять отца. Хан взъерошил сыну волосы. Затем он смахнул их с глаз Энакина.

— Со мной все будет в порядке, папа, — сказал Энакин.

Он чувствовал тревогу отца, так же как и матери. Его мальчуган так силен, подумалось Хану. Но на мгновение он слишком обеспокоился о мощи Силы в Энакине. Тут Лея сжала своего сына в крепких объятиях.

— Зови нас, если тебе что-нибудь понадобиться, — сказала Лея.

«Или если ты захочешь вернуться домой», — подумала она.

— Обещаю, — ответил Энакин матери.

Затем он зашел внутрь челнока и помахал своей семье из окна у сидения. Энакин был теперь совсем один. Он откинулся на спинку кресла, чтобы подумать. Энакин размышлял о своих родителях и их страхах. Чего они не понимали, так это того, что их младший сын не боится больше покидать свою родную планету Корускант. Энакин видел отблеск тревоги в глазах его матери, когда она и отец прощались с ним. Но Энакин не волновался. Ему предстояло путешествие на Явин IV, где дядя Люк создал Академию джедаев, чтобы тренировать одаренных путям джедаев. Энакин знал, что также как и его брат и сестра, близнецы Джейсон и Джейна, он был чувствителен к Силе. Энакин не боялся, но во время путешествия на Явин IV он был тих. В следующие несколько месяцев предстояло очень многому научиться, и Энакин хотел обдумать все то, что ждет его впереди.


— Мы приземлимся через пять минут, — проинформировал командир челнока своих юных пассажиров.

Энакин повернулся, его льдисто-голубые глаза выглянули в окно, осматривая поверхность Явина IV. Он прочитал о луне все. Но не смотря на это, ее пышные джунгли, реки и водопады заставили его задержать дыхание. Это все было так непохоже на город, который он недавно покинул. Столь красиво и дико. Когда челнок опустился к огромному каменному строению, он нетерпеливо вскинул голову, смахнув с глаз длинную темную челку. Энакин знал что это Великий храм — древнее здание, высившееся на Явине IV задолго до того, как Люк Скайуокер избрал его для своей Академии джедаев. На луне было и несколько других храмов и дворцов, но большинство из них обрушилось. Поговаривали, что некоторым было больше четырех тысяч лет. Энакин размышлял, будет ли у него шанс исследовать эти строения. Он надеялся на это.

Как только серебряный челнок благополучно совершил посадку на посадочной площадке Великого храма, его входные створки с шипением раскрылись. Энакин опустился на посадочную платформу и тут же попал в ожидающие объятия своего дяди, Мастера джедая Люка Скайуокера. Люк был облачен в черный комбинезон. Его волосы были на несколько оттенков светлее, чем у Энакина. Но глаза его были такими же светло-голубыми.

— Энакин, добро пожаловать в Академию, — с улыбкой сказал Люк.

Энакин обнял дядю, потом нагнулся, чтобы поприветствовать товарища Люка, серебряно-сине-белого дроида Р2Д2. Красные огоньки Арту посигналили, а сам он прогудел что-то мальчику, но Энакин не понял ничего, что сказал дроид.

— Он говорит, что рад, что ты наконец здесь, — пояснил Люк.


Следующие несколько часов Люк показывал Энакину Академию, и рассказывал ее историю.

— Великий храм — один из множества дворцов, построенных массасси, — объяснял Люк. — Это раса гуманоидов, некогда живших на Явине IV. Они исчезли с луны задолго до того, как она была обнаружена Повстанческим Альянсом.

Энакин знал, что такое Повстанческий Альянс. Так звали себя мужчины, женщины и инородцы, бившиеся за то, чтобы вернуть справедливость и свободу Галактике. Его мать, отец и дядя Люк когда-то были частью этого союза.

— Несколько лет назад Великий храм был отремонтирован Альянсом и использовался как тайная база, — разъяснял Люк. — Затем, когда «Звезда смерти» нашла его, он был брошен.

«Звезда смерти», как помнил Энакин, была боевой станцией Империи, врага Повстанческого Альянса.

— Когда «Звезда смерти» отыскала базу Альянса на Явине IV, последовала война. Некоторые из храмов были повреждены подбитыми ДИ-истребителями, но и годы также оставили на них след. Как бы то ни было, Великий храм остался цел, так что мы решили использовать его под Академию джедаев, — сказал Люк.

Энакин пробежался пальцами по каменным блокам, которыми были облицованы коридоры Академии. Хотел бы он знать, как выглядел Великий храм давным-давно, и на кого были похожи массасси.

— Великий храм не сильно изменился снаружи, — сказал Люк. Он ощутил любопытство племянника. — Но нам пришлось изменить внутреннюю часть, чтобы сделать в Академии комнаты. Мы поделили пространство на спальные и душевые секции для тебя и твоих одноклассников. А над открытыми окнами подвесили тяжелые занавесы. Окна в храме без стекла, так как климат здесь настолько теплый, что они нам редко нужны. Но каждые несколько месяцев случаются ужасные штормы. Температура падает, и по джунглям хлещут дождь и ветра. Когда такое случается, занавесы сохраняют храм в тепле и сухости. Есть только одно место, которого мы не тронули — Большая Приемная палата на вершине храма. Все преподаватели и студенты соглашаются, что это место слишком прекрасно, чтобы его менять, — объяснил Люк.