ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНЫЙ ЦИРК ПИНТЕКЕ!

Таинственный незнакомец не смотрел по сторонам и, казалось, не заметил общество, глазевшее на него из-за забора. Мирр-Мурр с друзьями, конечно же, заинтересовались незнакомцем. Их пристальное внимание привлек пояс, но не меньшее впечатление произвела и шляпа с фазаньим пером. Они разглядели узелок, качавшийся на посохе, но особенно внимательно всматривались в ящик на колесах. Тем временем неведомый незнакомец продолжал невозмутимо двигаться вперед, облачка пыли по-прежнему поднимались из-под его ног, а потом медленно оседали на мостовую. Вдруг ящик зацвел. Да-да! На его крышке внезапно появились десятки красных роз. Сначала друзья решили, что им это показалось. Мирр-Мурр поспешно закрыл глаза, но когда снова открыл их, розы все так же красовались на крышке ящика. - Вот это да! - изумилась компания. Таинственный незнакомец улыбнулся одними глазами, но друзья этого не заметили. Он продолжал идти своей дорогой, не глядя по сторонам. И вскоре странный путник скрылся в конце улицы, скрылся вместе со своим ящиком на колесах, с островерхой шляпой, увенчанной фазаньим пером, с узелком на конце посоха. Друзья вернулись к пустому крольчатнику и в возбуждении стали обсуждать неожиданное появление загадочного незнакомца. - Это волшебник! - в восхищении бормотала кукла-негритянка Бобица. - Скорее всего, это и правда волшебник, - заметил Ориза-Тризняк. - Вы же видели, одежда у него в пыли. Это бродячий волшебник. Он пришел издалека, это уж точно. - Но если он волшебник, то почему разгуливает пешком? - возразил им Мирр-Мурр. - Это волшебник-пешеход! - сделал вывод Ориза-Триз-няк. - А может, его заколдовали? - включился в разговор пес Крох. - Возможно, что и заколдовали, - заметил оловянный солдатик. - Иначе он не толкал бы сам этот тяжеленный ящик. - Возможно, он поссорился с каким-нибудь злым чародеем и тот его заколдовал, - внушительно сказал Янчи Паприка. - Или он сам что-нибудь напутал. Часто приходится слышать о подобных историях. - Одно можно сказать наверняка, что с розами у него здорово получилось. Тут он не напутал! - встал на защиту незнакомца Мирр-Мурр. - Это правда! Тут ничего не скажешь, отлично сделано, - закивали головами остальные. Потом они еще долго обсуждали появление странного незнакомца. А в это время тот уже был в корчме, заказал себе кружку пива, отпил половину и стал размышлять. Его мысли вертелись вокруг компании, которая глазела на него в дырки ветхого забора. И хотя он не подал вида, что пристально их рассматривает, на самом деле он успел это сделать. Пйнтеке, а именно так звали таинственного незнакомца, был человеком хитрым. Этому его научила жизнь. Когда-то он был директором "Всемирно известного цирка Пинтеке", но сейчас остался единственным членом своей труппы. А это, что ни говори, маловато для настоящего цирка. Пйнтеке это прекрасно понимал и ломал голову над тем, где бы ему взять недостающих артистов. Впрочем, кто нынче выберет себе столь ненадежную профессию? А звери?! Где их взять? Словом, директор цирка отчетливо понимал: его цирк гроша ломаного не стоит до тех пор, пока он не наберет себе труппу. Уже несколько месяцев Пинтеке занимался поисками бродячих циркачей, но так ни одного и не встретил. Цирковые артисты теперь предпочитали жить в городах и разъезжать по стране в специально оборудованных фургонах со всеми удобствами, даже с телевизорами. - Бррр, - тряхнул головой Пинтеке. - Где они, старые артисты-бродяги, которые на своих двоих бродили по белу свету? И никаких телевизоров у них не было! Официант неверно истолковал его движение головой и поспешно подошел к нему. - Еще кружку? - спросил он. - Пожалуй, - произнес посетитель. - Принесите еще одну кружку. Когда официант принес пиво, Пинтеке заговорил с ним: - Скажи-ка, приятель, что это за деревня? Официант томился от безделья и поэтому с готовностью воспользовался поводом для разговора: - Самая обыкновенная тихая деревушка. Не большая, но и не маленькая. Средняя. - Понимаю, - молвил Пинтеке. - А скажи-ка, дружище, что здесь за люди живут? Я имею в виду, очень они любопытны, во все ли суют свой нос? - Да как сказать... - заколебался официант. - Ну, например, - продолжал свои расспросы Пинтеке, - пропадет в деревне пара собак или кошек, будут их искать? - А... - проговорил официант, поняв, что имеет в виду посетитель. Нет, не будут! - Это точно? - снова спросил Пинтеке. - Абсолютно, - твердо заявил его собеседник. - Тут у нас столько собак и кошек развелось, что если пропадут одна или две, никто их разыскивать не станет. Ни одна собака. Ха-ха-ха! - расхохотался официант своей шутке. Пинтеке был вполне удовлетворен его ответом. Человек осторожный, он предпочел заранее все разузнать. И вот теперь у него возник оригинальный план. Пинтеке расплатился, похлопал на прощание официанта по плечу, впрягся в свой ящик на колесах и двинулся дальше. Его план заключался в том, чтобы заполучить компанию Мирр-Мурра. Пинтеке решил создать из нее новую цирковую труппу. "У них вполне смышленый вид, отметил Пинтеке про себя. - Их можно быстро научить сложным трюкам. Каждый освоит два-три номера". Поскольку Пинтеке был человеком хитрым и предусмотрительным, он решил не идти к ним на поклон, а обставить дело так, чтобы звери сами пришли к нему. Важно было, чтобы ни у кого не возникло и тени подозрения о каком-то похищении. На всякий случай надо все рассчитать заранее! Еще не хватало, чтобы за ним гналась полиция из-за какой-то кошки или собаки. И с гордостью Пинтеке подумал о том, насколько он рассудителен, умен и дальновиден. "Уж я так все организую, что вы сами ко мне прибежите. А я буду чист перед законом!" - размышлял он, направляясь за околицу, туда, где росла небольшая акациевая роща. Там Пинтеке расположился на траве, достал из ящика чистый лист бумаги и чернильный карандаш. Положив листок на крышку ящика, он стал старательно писать.

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНАЯ ЦИРКОВАЯ ТРУППА ПИНТЕКЕ

ОБНОВЛЯЕТ СВОЙ СОСТАВ. ПРИГЛАШАЕМ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ СТАТЬ НАСТОЯЩИМИ ЦИРКОВЫМИ АРТИСТАМИ! ЗАЯВКИ ПРИНИМАЮТСЯ СЕГОДНЯ ДО ПОЛУНОЧИ! МЕСТО ПРОСМОТРА - АКАЦИЕВАЯ РОЩА. ПРОСЬБА ПРЕДЪЯВИТЬ ТЕКСТ ДАННОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ! Директор цирка Пинтеке.

Oн с удовольствием перечитал текст объявления, потом улегся рядом с ящиком и спокойно проспал до вечера. Вечером он проснулся свежим и отдохнувшим. Надвинув шляпу на глаза, чтобы его нельзя было узнать, Пинтеке отправился в деревню, а объявление спрятал под рубашку. У полуразвалившегося забора он остановился и осторожно заглянул во дзор. Компания во главе с Мирр-Мурром играла на крыльце. Пинтеке незаметно проскользнул во двор и прикрепил листок к стене пустого крольчатника. Удалился он точно так же, как и появился, - никем не замеченный. Вскоре Мирр-Мурр и его друзья обнаружили объявление и очень удивились, когда прочли то, что там было написано. - Как оно сюда попало? - взволнованно спрашивали они друг у друга. - Я же говорила, он волшебник! - обрадовалась Бобица подтверждению своих слов. - Все очень просто. Наколдовал, и оно здесь появилось. Вот и все! - А здорово, должно быть, жить в таком цирке! - мечтательно проговорил Мирр-Мурр. - Путешествуешь по всему белому свету, видишь разные города, страны, может, даже до моря доберешься... Ориза-Тризняком тоже овладели сладкие грезы: - И аплодисменты! Овации! Об этом не забывай. Успех! Ты стоишь на арене в свете прожекторов и кланяешься. Настоящая буря аплодисментов! - И цветы, цветы. Их бросают прямо на арену, - продолжала мечтать Бобица. - А детишки смеются от радости, у них даже лица раскраснеются! - подлил масла в огонь Янчи Паприка. - Тысяча чертей! Не забывайте и о выручке! Деньги к нам потекут рекой! Каждый из нас сможет купить сколько угодно конфет и вафель! - веско заметил оловянный солдатик. - Я б себе вареной колбасы купил, - пробормотал пес Крох. - Вот здорово будет! - вздохнул ослик Шаму. Словом, все до единого они почувствовали призвание стать артистами. Сняв объявление, друзья мысленно попрощались с опустевшим двором, с тутовыми деревьями, а потом сквозь дырку в заборе выбрались на улицу и отправились в сторону акациевой рощи.

3. Артисты в акациевой роще

Пинтеке довольно улыбнулся, заметив в серебряном свете луны бредущую в сторону рощи компанию. - Теперь необходимо как следует подготовиться к приему, - пробормотал он и стал рыться в ящике. Прежде всего он извлек на свет шелковый плащ, на котором были изображены луна и множество звезд. Пинтеке стряхнул с плаща пыль, потом с удовольствием оглядел свой наряд. "Эх, старые добрые времена!" - тяжело вздохнул он, накинул плащ на плечи и застегнул на шее огромной медной застежкой, блестевшей, словно золотая. Вновь покопавшись в ящике, он вытащил оттуда пару гигантских сапог. Сапоги были из красной кожи, расшиты золотыми нитями. Пинтеке сунул руки в сапоги и с грустью убедился, что подошва прохудилась. Директор цирка даже просунул указательный палец в отверстие, изобразив на лице удивление, словно видел его в первый раз. "Да, дырявый, - пробормотал он. - Но не страшно. Все равно незаметно". Затем, прыгая поочередно то на правой, то на левой ноге, натянул сапоги. На этот раз Пинтеке долго рылся в ящике, пока не нашел там цилиндр, который был смят, словно гармошка. Пинтеке распрямлял его и разглаживал, пока не вернул ему утраченную форму. После этого водрузил цилиндр себе на голову. Опять надолго погрузившись в ящик, Пинтеке снова искал там что-то. "Где же моя волшебная палочка? - приговаривал он себе под нос. - Из настоящего эбенового дерева!" И тут его осенило. Он вспомнил. Конечно же! Он лишился палочки на позапрошлой неделе, когда отбивался от злой собаки, которая выхватила волшебную палочку и вмиг сгрызла ее. "Эх, жаль, - сокрушенно вздохнул директор цирка, - однако это лучше, чем если бы она разорвала мне брюки. Не беда, найду себе новую волшебную палочку!" Подумав так, Пинтеке захлопнул крышку ящика, поправил на голове цилиндр, еще раз встряхнул плащ и, сложив руки на груди и приняв позу, исполненную чувства глубокого достоинства, стал ждать прибытия новоявленных циркачей. Впереди шли Крох и Ориза-Тризняк. Они несли объявление, как стяг. Увидев Пинтеке, они от удивления застыли как вкопанные. Наконец кот проговорил: - Мы по объявлению! Остальные молча закивали. Директор цирка не шелохнулся, но произнес торжественным тоном: - Все вы ощущаете в себе призвание к цирковому искусству? Снова от имени всей компании ответил Ориза-Тризняк: - Да! - Хорошо, - кивнул Пинтеке. - Это самое главное! Этот священный трепет надо ощущать в себе постоянно! Наша профессия - самая трудная на свете! Но и самая замечательная! И даже если судьба будет к вам неблагосклонна, может быть, вам придется голодать, мокнуть под дождем, брести под пронзительным ветром, скитаться, вы всегда должны помнить о моих словах. Затем Пинтеке вытянул правую руку в сторону прибывших: - Вы совершаете сегодня первые робкие шаги на многотрудной стезе. Пока вы новички, еще не артисты! Но я сделаю из вас первоклассных циркачей! Вот этими руками! Мы будем жить все вместе, как одна семья. Нас будет греть священный огонь искусства. Между прочим, вы во всем должны мне подчиняться. Один за всех - все за одного! Эти слова должны стать нашим девизом. Вы меня поняли? Новоявленные артисты, раскрыв рты, слушали своего директора. Когда он кончил говорить, они с воодушевлением закивали, показывая, что все поняли и со всем согласны. Хотя, откровенно говоря, друзья отнюдь не все уразумели из его торжественного монолога. К примеру, Ориза-Тризняк обратил внимание на слово "голодать". Он решил, что еще расспросит о нем Пинтеке. "А как же насчет доходов?" - подумал оловянный солдатик. - А теперь можете аплодировать, - заявил директор. - Мне нравится, когда мои слова встречают аплодисментами! Компания с энтузиазмом захлопала в ладоши. Пинтеке поклонился, сняв с головы цилиндр. - Благодарю вас, - прошептал он, - благодарю вас. Затем он выпрямился, снял плащ, сапоги и вместе с цилиндром убрал в ящик. - А теперь вновь вернемся к теме нашей беседы, - проговорил Пинтеке. Он уселся на траву и махнул рукой остальным, приглашая их последовать его примеру. - Прежде всего верните мне текст объявления. Я вижу, нас вполне достаточно для создания цирковой труппы. Теперь я вкратце расскажу вам о своем замысле. Слушайте внимательно, второй раз я повторять не намерен! Наш цирк называется "Всемирно известный цирк Пинтеке". Он неизменно пользовался заслуженным уважением среди всех цирковых артистов. Постарайтесь и вы не опозорить его. Я - директор цирка. Это естественно, ибо цирк принадлежит мне. Я вкладываю в это предприятие свои средства, и вполне понятно, что весь доход от представлений тоже принадлежит мне. Я, со своей стороны, торжественно обещаю сделать из вас первоклассных цирковых артистов. Я посвящу вас в тайны черной и белой магии, в секреты искусства воздушных гимнастов, научу вас вызывать смех у зрителей, поднимать тяжести, обучу клоунаде, стойке на руках, научу делать сальто и различные кувырки! Когда вы овладеете азами циркового мастерства, мы отправимся в настоящий замок, он находится неподалеку, в соседней области. Там мы отшлифуем наши номера, а потом отправимся в триумфальное турне, в котором нам будут сопутствовать овации, лавры и, конечно, деньги! А теперь каждый из вас должен мне представиться. Один за другим друзья подходили к директору и называли свое имя. Пинтеке сразу же запомнил, как кого зовут. И для каждого у него нашлось два-три ласковых слова. Кроху он сделал комплимент по поводу его мускулатуры, Ориза-Тризняка похвалил за блеск в глазах, Бобицу - за красивый голос, Мирр-Мурра - за пушистую шерсть, оловянному солдатику сказал, что у него прекрасный меч, он отметил тонкий вкус Янчи Паприки, а ослику Шаму сказал, что у него замечательно длинные уши. - Теперь в дорогу, - заявил Пинтеке, - по ночам мы будем двигаться, а днем - отсыпаться. Пока еще вы не можете считаться артистами, и я не хочу, чтобы вас видели раньше времени. Сейчас я распределю обязанности. Он выстроил свою команду в одну шеренгу и каждому дал задание. Крох должен был тащить ящик на колесах. Пинтеке сказал, что всем можно взобраться на крышку, но желательно, чтобы они шли пешком. Ведь по дороге можно будет собирать ягоды, грибы, фрукты - и все это складывать в ящик. И вот бродячий цирк двинулся в путь. Впереди шел директор, за ним - Крох с ящиком, а следом тянулись остальные. Все весело смеялись, подтрунивали друг над другом, искали ягоды и грибы. А луна освещала им дорогу, словно огромный фонарь.