Она не обращала на него внимания, пробираясь сквозь толчею щелкающих фотоаппаратами туристов и местных жителей, спешащих встретить друзей, чтобы выпить вместе во «Флориане» или в «Куадри». Но он по-прежнему был рядом, всего в нескольких футах позади нее. Она знала звук его шагов так же хорошо, как и своих собственных.

Клэр бросила быстрый взгляд через плечо.

- Уходи! Ты мешаешь мне любоваться Венецией. Его брови поднялись.

- Не думал, что ты воспримешь это так лично.

- Есть несколько вещей более личных, чем развод, - произнесла она и пошла быстрее.

Вэл не отставал, шагая легкой ковбойской походкой.

- Ты не сможешь постоянно избегать меня, - сказал он небрежно. - Сегодня вечером мы оба ужинаем у графа Людовичи.

Клэр остановилась как вкопанная.

- Я не знала, что ты включен в список приглашенных.

- Я и не был включен. Но чуть раньше я нанес визит вежливости старому джентльмену и договорился о фотографировании его коллекции. Слово за слово, и когда я упомянул, что знаю тебя, он попросил меня присоединиться к вам за ужином.

Клэр заскрипела зубами. Она приехала в Венецию в. надежде забыть Вэла. Ну что ж, будет нелегко, но придется быть любезной.

- Значит, увидимся в восемь.

Вэл сунул руки в карманы.

- Можем поплыть вместе в гондоле.

- Это слишком дорого.

- Нет, если умеешь торговаться с гондольерами. - Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. - И подумай, как это романтично - лежать на подушках и беззвучно скользить в свете луны мимо сверкающих палаццо.

Она посмотрела на него с усмешкой.

- И может быть, мне удастся столкнуть тебя за борт, пока мы будем беззвучно скользить под каким-нибудь мостом, в какой-нибудь особенно сырой и вонючий канал.

Его улыбка ничуть не изменилась.

- Ах да, вот это хорошо, Клэр. Небольшая страстная схватка, пока гондольер, исполняя серенаду, везет нас домой.

- Слушай! - Она остановилась и глянула ему прямо в лицо, уперев руки в бока. - Это не сработает. И без того плохо, что нас обоих бросили на это задание. И я не позволю, чтобы ты преследовал меня повсюду все оставшееся время, пытаясь завлечь в ностальгические любовные игры. У меня теперь иммунитет к твоему обаянию. Это как корь: один раз переболел - и все.

Он не переставал улыбаться во весь рот, словно ее ложь была для него очевидной и прозрачной, как стекло. Клэр чувствовала, что начинает выходить из себя.

- Иди, потренируйся на какой-нибудь симпатичной синьорине раскидывать свои сети и перестань ходить за мной.

Вэл покачнулся на каблуках сапог и спросил:

- Ты действительно считаешь, что это хорошая мысль?

- Уверена в этом.

Он повернул голову. Арки площади отражались в темных стеклах его очков.

- Хмм. Что думаешь насчет той темноволосой красавицы в широкополой шляпе, что сидит возле «Флориана»?

Она бросила взгляд на столики возле знаменитого кафе. В большинстве своем они были заняты, но она сразу поняла, какую женщину он имеет в виду. Та была изысканно одета в европейском стиле: элегантная, безукоризненная и совершенно потрясающая. Вероятно, одна из пяти самых красивых женщин всех времен и народов.

Клэр улыбнулась.

- Иди, вывернись наизнанку. Вэл в шутку поклонился.

- Ваше желание для меня - закон.

Он пересек длинную площадь своей легкой походкой и подошел к столику. Клэр с изумлением наблюдала, как женщина подняла глаза и улыбнулась. Вэл наклонился и поприветствовал женщину. Она предложила ему для поцелуя свою руку - и щеку. Через мгновение они сидели рядом друг с другом, разговаривая, словно старые друзья.

Каковыми, вероятно, они и были на самом деле, поняла Клэр. Он подставил ее, проклятье!

Какую же она из себя делала дуру, обвиняя его в том, что он ходит за ней. Он направлялся во «Флориан», чтобы выпить с этой прекрасной синьориной! Пока она кипела от злости, он поднял голову и послал ей улыбку через всю площадь.

- Самовлюбленный ублюдок! - сказала она одними губами.

Вэл поднял бокал в ее сторону и еще раз улыбнулся ослепительной улыбкой.

Клэр выругалась, повернулась на каблуках и зашагала прочь.

Глава 3

Она направилась в ближайший магазин мороженого. Заплатив, успокоила у прилавка уязвленную гордость конусом с тремя вкусами и ароматами - как это любят итальянцы. Она выбрала абрикос, белоснежный лимон и то, что, по ее мнению, было бледно-розовой клубникой.

Выйдя из магазина, Клэр все еще не могла успокоиться. Почему голубь не обделал Вэла, когда тот склонился над прекрасной синьориной? Но с Взлом подобные вещи никогда не случались. Он был слишком везучим. У нее снова улучшилось настроение, и она, не сдержавшись, рассмеялась. Вэл всегда умел завести ее, но в этот раз она сама себя подставила. Он лишь позволил подлить масла в огонь.

И будь она проклята, если это сойдет ему с рук. Мысль о том, чтобы спихнуть его в Большой канал, показалась еще более заманчивой.

Он слишком хорошо ее знал. Это было очевидно. Видел ее насквозь, а вот Клэр казалось, что она не до конца понимает, что движет Валом.

Притяжение между ними всегда было сильным, любовь - нежной, секс - страстным. Она почувствовала, что уже от одной этой мысли температура ее тела начинает подниматься.

Вэл мог быть прекрасным спутником: очаровательным, добродушным, непринужденным. По существу, его странноватый юмор был частью того, что ее привлекало в нем. С другой стороны, он мог быть напряженным, охваченным страстью к своей работе. Причем до такой степени, что все остальное для него переставало существовать.

Включая и Клэр тоже.

Он мог переходить из одного состояния в другое в мгновение ока. Как орел, с которым его сравнивал ее дед. Ах, Вэл! Ее вздох превратился в смешок. Ну, я с тобой поквитаюсь, сукин ты сын.

Двигаясь через многолюдную площадь, Клэр лизнула розовое мороженое. Это был самый чудесный вкус, нежный и в то же время неоднозначный. Сначала она не могла подобрать для него слова. Потом ее совершенно неожиданно озарило.

Розы, подумала она. Розы на солнце. И вздохнула от удовольствия.

- Только итальянцы, - прошептала она, - могут делать мороженое, у которого вкус лета.

Площадь постепенно заполнялась людьми, и она поняла, что пришло время кормления голубей. Пока птицы не покидают Венецию, гласила легенда, город будет оставаться во всей своей славе. Несколько птиц, хлопая крыльями, опустились и окружили ее со всех сторон к восторгу детей и туристов. Местные жители, хорошо осведомленные о привычках голубей, предусмотрительно прятались под аркады на площади.

Краем глаза Клэр отметила какое-то огромное кружащееся движение, вспышку света от сотен разноцветных крыльев. На мгновение она снова стала ребенком, глядящим на голубей, которые вздымаются, кружась, мимо куполов Сан-Марко, бледных черепиц Дворца дожей, при этом их крылья меняют цвет в свете угасающего дня. Она почувствовала запах кофе и горячих булочек на столике на улице, где она сидела со своей нянькой, ее пальцы были липкими от развернутой конфеты, и она пыталась, пока никто не увидел, вытереть их о свое синее платье с рюшами.

Она видела женское лицо, улыбающееся ей, полное любви.

- Я помню, - тихо проговорила Клэр.

Ей было всего четыре года, когда умерла мать, упав со стремянки в старом многоквартирном доме, где они жили, и отец забрал дочку и вернулся в Штаты. Он всегда говорил ей, что она была слишком мала, чтобы что-то помнить о годах в Венеции, но Клэр знала, что он неправ. Она могла вспомнить, ей только нужно было найти ключ к своему хранилищу воспоминаний. Некоторые из ее снов можно было объяснить фотографиями прекрасного города, но ни одна из них не ухватила мерцающий, прозрачный свет Венеции таким, каким она всегда его видела мысленным взором.

Таким, каким он был на самом деле.

- Я помню!

Ее глаза наполнились слезами, сердце - давно забытыми эмоциями, а рот - вкусом божественного мороженого. Через столько лет она вернулась в Венецию - так далеко от ранчо в Айдахо, где прошли школьные годы, еще дальше от подернутого дымкой залива Сан-Франциско, где она училась в колледже. Полмира отделяло ее от всего, что было самым знакомым.

Но она была дома.

Жаль, что нельзя поделиться с кем-нибудь этим моментом узнавания города. Мимо проходили пары, семьи туристов, местные жители. В этих толпах она, казалось, была единственным одиноким человеком. Она посмотрела через площадь на столик, за которым разговаривали Вэл и итальянская красавица, но тот был пуст, а их не было и следа. Может быть, они ускользнули в какую-нибудь очаровательную выходящую на канал комнатку, чтобы заняться любовью?

Ревность пронзила ее.