Я уже могу примерно предугадать, что будет со мной дальше, но хочу надеяться на лучшее. С сегодняшнего дня мы начинаем работу над новой вакциной. Я в опытной группе. И надеюсь остаться единственным её членом».

В просторном, хорошо освещённом кабинете было тихо. Хозяин кабинета, высокий худощавый мужчина в белом, идеально пошитом костюме-тройке, сидел на краю письменного стола и внимательно читал небольшую тетрадь в кожаном переплёте.

В двери постучали. Мужчина разрешил гостю войти, дочитал страницу и после этого поманил вошедшего к себе.

— Ортега, скажите, когда вы в последний раз бывали во Франции?

Тот, кого назвали Ортегой, чуть вскинул бровь, удивлённый вопросом, но ответил быстро:

— Пару лет назад, когда угощал одну фату утренними круассанами. Если хотите, могу подсказать пару хороших ресторанов.

Хозяин кабинета рассмеялся, захлопнув книжицу. Встал, прошёл к окну, рассматривая невысокие дома и активно ведущееся строительство неподалёку.

— Боюсь, вам придётся ещё и уточнить, существуют ли эти рестораны до сих пор. Уже месяц в Париже бушует эпидемия вируса, который очень быстро убивает челов. А в Тайном Городе, в свою очередь, говорят, что сын барона Довгуша Воислав, а также его жена и дети бесследно пропали где-то в Швейцарии. И вот представьте: в мои руки попадает дневник несчастной Велемиры — супруги Воислава…

Ортега слушал не перебивая. Он уже понял, что во Францию отправят именно его, и теперь ждал приказа.

— Если верить записям, люды заразились тем же вирусом, который убивает челов. И сейчас, судя по всему, Воислав, Велемира и их дети мертвы.

— То есть… люды подхватили болезнь у местных? — удивился Ортега.

— Именно, — подтвердил Сантьяга. — И есть ещё один немаловажный факт: последние дни перед смертью Велемира, чей уровень был «полноценная фея», не могла отправить даже простую весть домой. Умирающие люды пытались добраться до Тайного Города, но им не позволили этого сделать. Если кто-то хотел скрыть смерть людов от неизвестного вируса, значит, скрывали ещё и сам вирус и даже то, что он действует на зелёных. Я хочу, чтобы вы, Ортега, сегодня же начали расследование и выяснили, кто занимается разработкой биологического оружия на территории Франции.

Ортега кивнул. Затем уточнил:

— Другие Великие Дома не должны знать об этом расследовании?

— Да, пока у вас не будет чётких доказательств, всё должно происходить максимально тихо и аккуратно. Ваш портал туда прикроют советники, — комиссар Великого Дома Навь Сантьяга протянул помощнику дневник. — Возьмите. Здесь всё, что вам нужно для того, чтобы начать поиски.

Ортега ещё раз кивнул и вышел из кабинета. А Сантьяга, оставшись один, снова вернулся к окну, взяв со стола несколько листов бумаги. Нахмурившись, боевой лидер Тёмного Двора изучал отчёт аналитиков, и ему совершенно не нравились данные ими прогнозы.

«5 мая

818-й день работы на базе 2. Проект «Ёж»

В моих бронхах уже есть капли гноя. Вскоре их будет больше, а затем лёгкие не выдержат. Или сердце.

Разумеется, наблюдать всё это у подопытных челов — интересно. Видеть у себя…

Всё-таки, наверное, мне страшно. Потому что я уже не уверен в нашей способности создать лекарство против этой заразы. Быстро точно не получится.

Винсент вчера давал мне сыворотку, усиленную магией. И никаких изменений.

Спящий, не дай этому прийти в Тайный Город!»

Ортега прибыл в Париж рано утром. На улицах было ветрено и непривычно пусто. Нав вышел из арки под прикрытием морока и сложнейшего артефакта, призванного скрыть перемещение сильного мага по стране. Огляделся и помахал замеченному в конце улицы открытому такси.

Первым пунктом своей поездки нав наметил посещение того чела, который принял дневник из рук умирающей женщины.

Через час после приятного общения с уважаемым Такимом Хамзи и недолгих поисков в узких улочках нужного дома высокий, одетый в черное нав постучал в двери квартиры доктора Жерара Солитэра.

А ещё через три часа Ортега уже выезжал на том же самом такси за пределы Парижа. Беседа с врачом дала ему отправную точку. Личный помощник комиссара теперь был практически на сто процентов уверен, что зараза — дело рук рыжеволосых рыцарей: сами люды не стали бы использовать для основы болезнь генетически сходных с ними челов. А в том, что никто из навов не проводит такие эксперименты, Ортега не сомневался: прежде чем отправиться в командировку, он тщательно проверил всех соплеменников, которые могли бы заняться такого рода исследованиями. Эрлийцев же нав исключил из списка подозреваемых после того, как сделал запрос в Обитель.

Таким образом, оставалось только максимально аккуратно вычислить местоположение лаборатории и понять, как дела у чудов. Либо комиссар был прав и рыцари не сумели удержать вирус в узде… Либо рыжие затеяли свою игру по уменьшению поголовья челов и людов на Земле.

Но в правоту Сантьяги Ортега верил больше.

«8 мая

821-й день работы на базе 2. Проект «Ёж»

Мы написали в Орден. Вчера доктор Мерверинте приходил ко мне, рассказал об этом. Оказывается, когда в Замке узнали, что у нас проблемы, требовали вернуться в Тайный Город. Предоставить больных и документы в Обитель. А он отказался. Вирус теперь научился преодолевать большую часть магических барьеров — по крайней мере тех, которые можно сделать индивидуальными. Это значит, что никому и ни в коем случае нельзя раньше времени приносить заразу в Город. И это же значит, что мы все в карантине. Все, кто есть на базе. Мы либо сумеем сделать вакцину и справиться с этой дрянью, которую не может уничтожить стандартное антисептическое заклинание, либо постараемся не выпустить именно эту разновидность наружу.»

— Итак, с чем ты пришёл? — в огромном тёмном помещении не было ни единого источника света. Однако ещё более тёмным пятном выделялась высокая фигура в чёрном балахоне, сидящая на простом деревянном кресле с прямой спинкой.

Напротив неё, на небольшом столе, спокойно сидел высокий черноволосый мужчина в ослепительно-белом костюме человского покроя. Он положил рядом с собой объёмистую папку с бумагами и спокойно ответил:

— Неделю назад мне в руки попал весьма интересный дневник… Следует заметить, что у феи Велемиры очевидный литературный талант.

— Ближе к делу, — фигура в балахоне шевельнула капюшоном. — Ты отвлекаешь меня от размышлений.

— Прошу прощения, повелитель, — Сантьяга тонко улыбнулся. Раскаяния в его голосе не было. — В дневнике Велемира поведала о некоем незнакомом заболевании, убившем всю её семью.

— Дальше, — было заметно, что князь заинтересовался.

— У челов сейчас бушует вирус гриппа. Кстати, любопытное название болезни — в переводе с французского agripper означает «хватать, схватывать». Челам этот вирус известен давно, его пандемии бывают достаточно часто. Никого из жителей Тайного Города он не трогает: иная генетика.

— Избавь меня от очевидных подробностей.

— Как скажете, — легко согласился комиссар и продолжил: — Ныне ситуация с вирусом складывается нехорошая; судя по всему, вирус гриппа, прежде безвредный для людов, мутировал. Вероятно, после того как попал в их организм… Каким-то образом он приспособился к новой для себя генетике и через некоторое время начал убивать. Семья из четырёх зелёных погибла в течение двух суток.

— На остальных он тоже влияет?

— Пока не знаю. Эрлийцы уже получили вирус для изучения, однако они работают с человским материалом. Фактов заболевания в Тайном Городе пока не было, но и эпидемия ещё не пришла в Россию. Полагаю, это лишь вопрос времени.

Князь некоторое время молчал. Затем медленно произнёс:

— Это может быть полезно нам.

— Не думаю, — возразил Сантьяга и встал со стола, — вирус может приспосабливаться и видоизменяться для того, чтобы уничтожить новый для него организм. Я проследил маршрут следования людов и обнаружил, что всё это время они являлись переносчиками заболевания. Вскоре болезнь придёт в Тайный Город, и я не уверен, что ей будет достаточно только людов.

Князь задумался:

— Вирусы, конечно, изменчивы, но не настолько, чтобы перескочить на люда.

— Вы правы, повелитель. Вирусы меняются, но лишь в определённых пределах, взять барьер другой расы им не по зубам. Я уверен — этот вирус искусственно «улучшен». Но никто не станет запускать в массы непроверенную заразу. А вирус уже некоторое время ходит по Европе, где, надо заметить, довольно часто бывают многие тайногородцы. Значит, имела место утечка материала. Или недосмотр.