Джон Дулиттл улыбнулся в ответ.

— Нет, не отниму, здесь он совсем неплохо смотрится. А кроме того, я очень польщен тем, что вы пожелали поносить в клубе мой портрет. Будем считать, что я вам его подарил. Но только берегите его хорошенько, чтобы он не испортился. И не говорите ни слова Крякки, иначе она задаст вам взбучку, ее вы, пожалуй, не сможете уломать.

— Мы будем держать язык за зубами, — заверила Джона Дулиттла белая мышь. — А теперь, доктор, я, с вашего позволения, дам сигнал к началу праздника.

Мы отошли к стене и присели на корточки. Белая мышь ударила в гонг, и тут же крысы и мыши заполонили весь зал. Они быстро втащили столы, сделанные из дерева, и «стулья» — это были пустые жестяные банки, шитые мышами напрокат в приюте для бродячих собак. Когда все расселись, появились официанты и уставили столы блюдами, приготовленными из крошек сыра, орехов, вяленой рыбы, хлебных корочек и яблочных семечек.

Глава 12. Праздник Нового месяца

Праздник удался на славу. Правда, ни я, ни доктор не могли с уверенностью сказать, что мы наелись. Блюд было очень много, но подавали их в скорлупках грецких орехов и шляпках желудей. Можете себе представить, сколько надо было съесть, чтобы хоть как-то заморить червячка.

Однако мы так увлеклись происходящим, что уже не замечали, сыты мы или голодны. Ведь мы впервые присутствовали на мышином празднике. Кому еще доводилось сидеть за столом вместе с пятью тысячами мышей?

Поначалу крысы и мыши долго спорили, кто где сядет. Всем хотелось устроиться поближе к доктору Дулиттлу. Наверняка каждая из них думала, как в старости будет рассказывать своим внукам: «На этом празднике меня посадили по правую руку от самого доктора Дулиттла».

Наконец все расселись и официанты подали на стол. Сразу же воцарилась тишина, и слышно было только, как похрустывают на острых зубках орехи и хлебные крошки. Так продолжалось довольно долго.

Когда все было съедено и выпито, убрали со стола, а дверь на кухню занавесили банановой кожурой. Белая мышь, она же первый председатель клуба крыс и мышей, поднялась со своего места, с достоинством окинула взглядом собравшихся, откашлялась и потребовала тишины, хотя и так было тихо, как в могиле.

И тут она снова произнесла речь. Она долго говорила о том, что рада приветствовать доктора Дулиттла на празднике Нового месяца. Затем она принялась рассказывать мышам и крысам о заслугах доктора. Самыми любимыми словами в ее речи были: образование, воспитание, исторический поворот.

— А самое главное для нас, — говорила она, — это то, что в будущем усилия доктора принесут прекрасные плоды.

При слове «плоды» многие крысы и мыши облизнулись. Чувствовалось, что такие витиеватые слова и выражения им еще не по зубам.

— В истории нашего великого народа произошел великий перелом, — продолжала белая мышь. — У нас полнилась возможность проявить все наши таланты.

«Жаль, что нет здесь Крякки, — подумал я. — Она бы нам рассказала, с каким талантом вы прогрызаете мешки с крупой и уничтожаете припасы».

Л белая мышь говорила и говорила:

— Как мы жили до сих пор? Мы были гонимы, нас уничтожали, заставляли бежать и скрываться. На нас натравливали кошек. Что могло нас ждать в будущем? Смерть в когтях чудовища или в мышеловке. Мудрейшие постановления доктора Дулиттла изменили нашу жизнь. Теперь мы думаем не только о спасении собственной шкуры, не только о хлебе насущном, но и о пище духовной.

Белая мышь перевела дыхание. В зале царила тишина. И снова раздался торжественный писк председателя мышиного клуба.

— Все, что мы видим здесь, — при этом она изящным движением лапки обвела зал, — наш новый дом, который мы назвали клубом крыс и мышей, дал нам доктор Дулиттл. Благодаря ему нам стало доступно образование, мы по-новому воспитываем детей, мы приобщились к культуре. Предлагаю выразить доктору Дулиттлу особую Благодарность за то, что он посетил сегодня наш праздник, и за все, то что он сделал для нас. Да здравствует доктор Дулиттл! Да здравствует! Да здравствует! Да здравствует!

Белая мышь умолкла, и послышался гром рукоплесканий. По правде говоря, рукоплескать крысы и мыши не умеют — у них нет ладошек. Но восторг они выражают не менее бурно, чем люди. Все пять тысяч крыс и мышей стучали лапками по полу, щелкали хвостами и громко нищали.

Я скосил глаза на доктора и заметил, что речь белой мыши и громкие здравицы в его честь взволновали его.

Шум смолк. Мыши и крысы смотрели на доктора — они ждали, что доктор произнесет ответную речь. Конечно, доктор мог сказать что угодно — все равно в старости каждая из присутствующих будет рассказывать внукам одно и то же: «И тогда доктор Дулиттл сказал, что нет более великого народа среди зверей, чем народ крыс и мышей. Доктор велел хранить эти заветы, и мы храним их до сих пор».

Конечно, доктор Дулиттл так не сказал. Он коротко поблагодарил мышиный клуб за теплый прием, а в конце добавил:

— Вы сами построили этот дом. Вы сами изменили вашу жизнь. И от вас самих зависит, как вы будете жить дальше.

Мыши и крысы встретили его речь с не меньшим восторгом, чем речь председателя клуба.

Затем доктору представили почетных гостей. Оказалось, что на празднике присутствовали не только жильцы зоопарка, но и крысы и мыши, прибывшие издалека. Так, например, одна мышь приехала из самого Лондона, где жила в Музее истории искусств. Чтобы попасть на праздник и хотя бы одним глазком посмотреть на знаменитого доктора Дулиттла, она не побоялась пуститься в такое дальнее путешествие. Конечно, она путешествовала не пешком — железнодорожная мышь посадила ее на поезд, идущий до Паддлеби.

Среди гостей была также мышь из Лондонского зоопарка.

— Я даже захожу в клетку ко льву! — хвасталась она.

Остальные мыши недоверчиво качали головами и спрашивали:

— Неужели тебе не страшно? Ведь лев — это огромная кошка.

Хвастунья смутилась и призналась:

— Я захожу к нему, только когда он спит и только на минутку, чтобы стянуть у него из миски кусочек мяса.

А одна из мышей щеголяла в пушистой-препушистой шубке, оказывается, она выросла на леднике у одного крестьянина, где хранились продукты. Из-за постоянного холода у всей ее семьи выросла густая шерсть, так что они больше походили на пушистые комочки.

Были на празднике и старые знакомые. Доктор Дулиттл с радостью обнаружил среди гостей старую корабельную крысу, ту самую, что давным-давно предупредила доктора о том, что его корабль пойдет ко дну. Теперь она навсегда покинула море и решила провести остаток дней в тепле и уюте мышиного клуба в Паддлеби.

Если я буду перечислять всех мышей, которые притчи на праздник, мне не хватит бумаги. По той же причине и доктор мог уделить гостям всего несколько мгновений.

— Прошу вас, доктор, познакомьтесь с больничной мышью… А это театральная крыса… А это ресторанная мышь… — без умолку щебетала белая мышь.

Глава 13. Гостиничная крыса

Уже почти все гости были представлены доктору Дулиттлу, когда он, как это нередко случалось, удивил меня своей необычайной памятью.

Вокруг него стояли тысячи крыс и мышей. Для меня иол они были на одно лицо, если, конечно, можно назвать лицом крысиную или мышиную мордочку. И вдруг доктор неожиданно указал на одну из крыс и тихонько спросил у белой мыши:

— Ты видишь вон ту крысу, что потирает носик левой лапкой? Кто она такая?

— Это гостиничная крыса, — ответила белая мышь. — Вы хотите поговорить с ней?

Крыса, о которой шла речь, уже заметила, что доктор Дулиттл смотрит на нее, и, очень гордая вниманием великого человека, тут же к нему подошла. Доктор всмотрелся в нее и сказал:

— По-моему, мы с тобой уже знакомы. Где же мы с тобой встречались?

— Года четыре тому назад меня принесли к вам едва живой. Помните, господин доктор? Моим братьям пришлось разбудить вас ни свет ни заря.

— Да, конечно, теперь я вспомнил, — сказал доктор и хлопнул себя по лбу. — Ты была без сознания. А на следующее утро тебя увезли еще до того, как я проснулся. А потом мы никогда больше не встречались. Я даже не успел расспросить тебя, что же случилось.

— На меня наехали, — ответила крыса, и глаза у нее стали грустными от неприятных воспоминаний. — На меня наехала детская коляска, а в ней везли двух близнецов. Близнецы были очень тяжелые… И зачем только люди так раскармливают детей? Случилось это… а впрочем, к чему рассказывать, мы ведь собрались, чтобы веселиться.

— Нет, нет, непременно расскажи, — попросил ее доктор Дулиттл. — Как приятно вечерами слушать рассказы о всяких приключениях.