— Мы ведь не воробьи, — гордо сказали утки. — Никакой дождь нам не помеха. Это у сухопутных птиц промокают перья, и они в дождь не летают. Мы — дело другое, мы — птицы водоплавающие.

— Оказывается, они еще и водолетающие, — тихонько хмыкнула Полли.

— Кстати, — продолжали утки, — Крякки просила вас по дороге домой заглянуть в лавку и купить фунта два колбасы, немного сахару и полдюжины свечей.

И они хотели уже было улететь, но Полли остановила их.

— Погодите, — сказала она, — не торопитесь. Я хотела попросить вас об одолжении. Мне кажется, не стоит на каждом углу рассказывать, что доктор Дулиттл сегодня вернулся в Паддлеби. Путешествие было долгим и трудным, а если известие о его возвращении разнесется по окрестностям, то к его дому со всех сторон потянутся звери и птицы. У всех у них окажется кашель, насморк и еще уйма болячек. Жили же они как-то без доктора три года, проживут еще пару дней. Знаю я их, они придумают себе любую хворь, лишь бы найти повод посетить доктора Дулиттла. А ему надо бы сначала хоть немного отдохнуть с дороги.

— Мы будем держать клювы на замке, — пообещали утки. — Но мы не можем ручаться за других птиц, потому что они тоже могли увидеть доктора. А все что ни день спрашивают, когда же вернется доктор. Он никогда прежде не отправлялся в такое долгое путешествие, и мы уже начали за него беспокоиться.

Утки взмахнули крыльями, поднялись в воздух и исчезли в тумане. Слышно было только, как их крылья со свистом рассекают воздух.

— Ну конечно же, — проворчала Полли, — теперь доктору Дулиттлу придется объяснять каждому встречному, будь то улитка или муравей, почему он так долго отсутствовал. Да как он смел! Известность — дело хорошее, но здесь она оборачивается неприятностями. Я очень рада, что не стала звериным доктором. А вот и дождь пошел, не зря нас о нем предупреждали утки. Том, спрячь меня под свою куртку, иначе я промокну до перышка. Я же не водолетающая птица!

Действительно, с неба хлынул дождь. Уже смеркалось, все вокруг затянуло пеленой тумана, и мы не видели даже собственного носа.

— О’Скалли, — позвал доктор пса, — не мог бы ты показывать нам дорогу? Без твоей помощи мы еще долго будем блуждать среди болота.

Джон Дулиттл был прав: хотя до нас доносился колокольный звон со стороны Паддлеби, мы не видели ни зги и то и дело оказывались в трясине. А О’Скалли знал местность как свои пять пальцев, к тому же его вело вперед обоняние. Он чудом умел находить среди луж сухую тропинку.

Овраги по берегам реки Марш быстро наполнялись водой, и, не будь с нами О’Скалли, мы вполне могли бы провалиться в болото и утонуть. Но верный друг пес шагал впереди, обходил стороной опасность, и везде под ногой мы чувствовали твердую почву. То тут, то там дорогу нам перебегали водяные крысы. О’Скалли был прирожденном охотником, и сейчас ему было невтерпеж пуститься вдогонку за ними, но он крепился и только рычал вслед:

— Бегите, бегите, через день-два я вернусь, и мы еще посмотрим, кто кого…

Крысы нахально попискивали в ответ. Наверно, они чувствовали, что сегодня О’Скалли им не страшен.

Мы долго петляли, и наконец пес вывел нас на высокий холм. Оттуда открывалась прямая дорога на мост через реку Марш. Спустя полчаса мы уже входили в предместье Паддлеби.

Позади нас в густом тумане едва виднелся среди бегущих волн призрачный парус лодки, возвращавшейся с моря в порт.

Глава 2. Возвращение путника

На Королевском мосту сквозь пелену тумана нам призывно мерцали огоньки.

Полли, сидевшая у меня под курткой, долго в них вглядывалась, а потом встрепенулась и сказала:

— Я знаю, что вы снова со мной не согласитесь, но я думаю, что лучше было бы отправить за колбасой и прочей дребеденью Тома. А доктор пусть обойдет город стороной, а не то и дети и собаки узнают его, обступят прямо на улице, и домой он больше никогда не попадет.

— Ты, кажется, права, — согласился со вздохом доктор. — Нам действительно будет лучше свернуть здесь на север и окраиной выйти на Воловью улицу.

Изображение к книге Зоопарк Доктора Дулиттла

Полли пересела на плечо к доктору Дулиттлу, и все мои друзья зашагали домой, а я поплелся в город. Мне было очень жаль, что я не увижу, как радостно встретят доктора остававшиеся дома звери, но я понимал, что так и в самом деле будет лучше. Утешало меня одно — я шел через Королевский мост с чувством гордости, словно вернувшийся из дальних стран путешественник, случайно завоевавший полмира. Хоть небольшая, а все же награди за то, что мне пришлось плестись в магазин. В конце концов сам Христофор Колумб после открытия Америки не мог испытывать большей гордости, чем я в тот вечер. Я, Том Стаббинс, сын сапожника!

В особое волнение меня приводило то, что никто меня не узнавал. Я сам себе казался героем из сказок «Тысячи и одной ночи», волшебным путешественником, которого никто не видит. Мне было уже на три года больше, чем тогда, когда я покинул город, я достиг того возраста, когда мальчишка тянется вверх словно стебель и превращается из ребенка в мужчину. В тусклом свете уличных фонарей я шел в мясную лавку на Большой улице и узнавал в лицо каждого второго встречного, а они меня — нет. Я улыбался в душе и думал, как бы они удивились, если бы я открылся им и сказал, кто я такой и что со мной приключилось с тех пор, как я в последний раз прошелся по этой мостовой. Потом мне показалось, что я вижу себя со стороны: я сижу на каменной набережной, болтаю ногами над водой, и жадно гляжу вслед уходящим в море кораблям, и мечтаю о странах, которых никогда не видел.

На Ратушной площади, уже у самой мясной лавки, куда я шел, я чуть ли не нос к носу столкнулся с человеком, который признал бы меня даже с расстояния в сто шагов. Эго был торговец едой для кошек и собак Мэтьюз Магг. Чтобы проверить, узнает он меня теперь или нет, я в шутку остановился в свете фонаря и встал рядом с ним. Он внимательно рассматривал витрину, а когда заметил меня, то бросил в мою сторону любопытный взгляд и тотчас же отвернулся, словно никогда в жизни в глаза не видел. Он меня не узнал!

Эго обстоятельство рассмешило меня, и я, не сказав Мэтьюзу Маггу ни слова, вошел в лавку.

Толстый, знакомый мне мясник стоял за прилавком и скучал.

Он смерил меня презрительным взглядом и отвернулся. Видимо, мой потрепанный костюм, из которого я порядком вырос, не внушал ему доверия, и он сразу же догадался, что я не из солидных покупателей. Чего доброго, он еще решил, что я стану попрошайничать!

— Взвесьте, пожалуйста, два фунта колбасы, — сказал я.

Ни слова не говоря и ничем не выказывая своего удивления, мясник взвесил колбасу, тщательно завернул ее в бумагу и подал мне сверток. Он старательно делал вид, что я — самый обычный из покупателей, но его глаза против воли словно ощупывали заплатки на моей одежде.

Я гордо сунул руку в карман за деньгами, вытащил оттуда горсть монет и вдруг, к своему смущению, увидел, что у меня есть только полдесятка больших серебряных испанских песо, оставшихся как воспоминание о посещении острова Капа-Бланка! Конечно, это было настоящее серебро, и стоило оно немало, но в Англии в ходу были только английские деньги.

Я протянул мяснику ладонь с монетами, он недоверчиво посмотрел на них и покачал головой.

— Мы принимай только английский деньги, — сказал он, нарочно коверкая язык. Должно быть, он принял меня за иностранного бродягу и подумал, что так я лучше его пойму.

— Я сожалею, — начал я оправдываться, — но это все, что у меня есть. Это настоящее серебро, и каждая из этих монет потянет не меньше чем на пять шиллингов!

— Может быть, и так, — не стал со мной спорить мясник, — но я их у вас не приму. В Англии ходят только деньги английской чеканки.

Он продолжал меня рассматривать, и в его взгляде было все больше и больше подозрительности. Пока я раздумывал, то ли мне сразу уйти несолоно хлебавши, то ли еще попререкаться с мясником, в лавку вошел Мэтьюз Магг. Наверное, он через витрину видел, как мы спорим, и заинтересовался происходящим.

Он смерил меня взглядом с ног до головы, а затем бросился ко мне и схватил за руку, словно хотел удостовериться, что я не привидение, а живой человек.

— Том! Том Стаббинс! — воскликнул он. — Неужели это и в самом деле ты? Клянусь моими кошками, это правда! Как ты вырос! Родная мать тебя не узнает! Нет, вы только посмотрите, каким красивым и взрослым парнем он стал! Где же ты так загорел?

— Да, это я, — сдержанно сказал я. — Рад тебя видеть, Мэтьюз.

По чести говоря, я был ужасно рад, что он меня узнал, и был готов броситься ему на шею — как-никак мы были друзьями. Однако я сдержался, ведь я был не прежним мальчишкой Томом Стаббинсом и пора было научиться не давать волю чувствам.