Однако Крякки эти монеты не особенно порадовали. Она по собственному опыту знала, что, как только у доктора заводились деньги, он тут же спускал их на что-нибудь совершенно бесполезное.

Когда доктор ушел присмотреть за работами в саду, три кумушки — Бу-Бу, Полли и Крякки — остались на кухне и принялись держать совет, что же им делать и как заставить доктора хотя бы немножко подзаработать. Когда я заглянул на кухню и увидел их сидящими в кружок, то не смог сдержать улыбки. Птицы степенно покачивали головами и были ужасно похожи на встретившихся у колодца соседок.

В то утро доктор также занялся своим зоопарком. Пришел Мэтьюз Магг, и они отправились туда вместе. Я увязался за ними.

Тогда в зоопарке уже не оставалось почти никого из прежних обитателей. Многих зверей доктор отправил по домам еще до своего отъезда, потому как считал, что один Мэтьюз не справится с такой уймой зверей; в звериных домиках зоопарка остались только те, кто очень хотел остаться, да и то все они были северными жителями: сурок, норка, песец.

— Вот что я тебе скажу, Стаббинс, — произнес доктор, когда мы шагали мимо пустых клеток. Мэтьюз постарался на славу, и клетки были чистые и в образцовом порядке — заселяйся и живи. — Так вот, Стаббинс, — продолжал доктор, — я хочу в корне изменить условия жизни зверей в моем зоопарке. До сих пор здесь в основном гостили иностранцы, заморские редкие животные. Здесь побывали почти все, кроме крупных хищников. Теперь же мне хочется предложить нашим родным зверям тоже поселиться у меня. Думаю, многие из них — гораздо больше, чем может поместить наш дом, — согласились бы жить вместе с нами. Места здесь много. Ты посмотри: когда-то на этом месте стоял старый замок, теперь от него осталась только ограда, поэтому никто чужой не сможет проникнуть внутрь и потревожить наших жильцов. А мы здесь устроим зоопарк совершенно иного рода, не такой, как обычно. Никаких клеток, только дома для зверей, настоящий звериный город. А в нем будут клубы, где вечерами смогут собираться мыши, крысы, кролики, барсуки… Да мало ли кто еще захочет у нас поселиться. Вот они и будут коротать вечера в своих клубах. А еще надо бы построить приют для бродячих собак. Ты не представляешь, сколько бездомных дворняжек приходило ко мне и просило пристанища. Мое сердце обливалось кровью от жалости к ним, но все же каждый раз мне приходилось отказывать им. Ведь я знаю по рассказам О’Скалли, какая у них тяжелая жизнь, а найти себе хозяина они не могут, потому что люди предпочитают так называемых породистых собак. Какая ерунда! Как будто беспородные собаки хуже тех, что получают призы на выставках! Как будто ум и характер зависят от чистоты породы! Да совсем наоборот! Но люди упрямы в своих предрассудках, и тут-то ничего не поделаешь.

Он грустно помолчал, но затем встряхнулся и спросил:

— Так как тебе понравилась мой задумка?

— Очёнь здорово! — воскликнул я. — Может быть, хоть так мы избавим от лишних хлопот нашу Крякки. Она уже чуть не плачет оттого, что мыши грызут белье в шкафу. Скоро у нас не останется ни одной наволочки без дыр. А у полотенец они отгрызают бахрому и выстилают ею свои гнезда.

— Да, — согласился доктор Дулиттл, — она как-то и мне пожаловалась на мышей, и я попытался приструнить нахальных грызунов. Но у мышей такая натура, и кого из них ни спросишь, слышишь в ответ одно и то же: «Я тут ни при чем, это все другие мыши». Однако же белье продолжает пропадать. Мне-то все равно, в дырках моя наволочка или нет, да и полотенца вполне могут обойтись без бахромы, лишь бы были чистые. А вот Крякки все это принимает слишком близко к сердцу. Для нее бельевой шкаф — то же самое, что для меня сад, а для меня пет ничего важнее в мире, чем сад. Так что я прошу тебя сначала привести в порядок несчастные фруктовые деревья, а потом составить план нового зоопарка. Попроси помощи у Полли — у этой старой ворчуньи голова работает что надо. А у меня сейчас будет слишком много пациентов, да и дневники путешествия надо бы привести в божеский вид, поэтому я тебе в этом деле не помощник. Но вы вдвоем с Полли справитесь с задачей. Да, кстати, как только возьмешься за жилье для мышей и крыс, спроси совета у белой мыши.

Вот так впервые зашла речь о новом зоопарке доктора Дулиттла. Мысль меня захватила, и я очень гордился тем, что именно мне, а не кому-нибудь другому, доктор поручил это дело. А дело, надо сказать, было ответственное — шутка ли, составить план целого города для зверей! Честно говоря, я тогда и не подозревал, что получится из затеи доктора.

А получилось и в самом деле нечто необычное. Доктор Дулиттл утверждал, что таким и должен быть настоящий зоопарк — не тюрьма, где зеваки пялят глаза на несчастных четвероногих и пернатых узников, а приют дли зверей. Как и тот первый зоопарк, который доктор показал мне несколько лет тому назад, этот новый надо было построить так, чтобы зверям жилось в нем удобно и счастливо. Кое-что осталось в нем без изменений. Так же, как и раньше, жилища зверей закрывались и изнутри, а не снаружи, чтобы они могли свободно выходить и входить в любое время и чтобы они сами решали, кого впустить к себе, а перед кем захлопнуть дверь. У каждого из жильцов, занимающих отдельный дом, избушку или нору, был ключ. Звери сами приняли правила и беспрекословно подчинялись им, и, хотя доктор Дулиттл был ярым противником любых ограничений, эти правила скорее помогали обитателям города, чем стесняли их свободу. Так, например, прежде чем пригласить гостей на вечеринку, необходимо было спросить разрешения соседей, а после полуночи никому не разрешалось кричать, петь и шуметь под страхом выселения из города.

Удивительное дело, до чего же разумны были правила зверей, и я до сих пора ума не приложу, почему люди не могут принять те же правила.

Глава 5. Город зверей

Самым трудным оказалось удержать план в тайне. Это совсем не так уж и странно, если учесть, что даже людям трудно не проболтаться. Как только я рассказал Полли о новом зоопарке, она сразу же предостерегла меня:

— Ты уж держи язык за зубами, Том, хотя бы поначалу. А если станешь болтать, ни тебе, ни мне, ни доктору не дадут ни минуты покоя.

Могу поклясться чем угодно, что я никому ничего не сказал. Чудесным, непонятным образом весть о том, что доктор перестраивает зоопарк, стала всеобщим достоянием. И случилось именно то, чего боялась Полли. Теперь ни утром, ни днем, ни вечером мы не знали покоя. Можно было подумать, что все звери Англии только и ждали, когда наконец смогут поселиться поближе к доктору Дулиттлу.

— Не найдется ли в новом зоопарке местечка для меня? — спрашивали у нас лисы, собаки, барсуки, ежи и многие-многие другие.

Отбирать новых жителей доктор велел мне. Я теперь именовался громко, красиво и не совсем понятно: «Главный распорядитель нового зоопарка доктора Дулиттла». Но, несмотря на мой важный титул, очень часто звери беспокоили доктора и отрывали его от дел, особенно те, кто раньше был с ним знаком. Они надеялись, что старое знакомство сослужит им службу.

Доктор частенько говорил и, наверное, был прав, что климат Паддлеби вреден «иностранцам». Да я и сам видел, что жившие в зоопарке канадские бобры то страдали от насморка, то хворали от тумана и часто жаловались на ломоту в костях. Однако они так сильно привязались к доктору, что, когда он предлагал им вернуться в Канаду, бобры отказывались наотрез. Как-то раз Джон Дулиттл осмотрел бобров и пришел в ужас.

— Уж теперь-то я настою на своем, — строго сказал он бобрам. — Каждый раз, когда вы просили разрешить вам остаться, я уступал, но теперь мое терпение кончилось. Дружба дружбой, а здоровье здоровьем. Похоже, вы не понимаете, насколько вам вреден здешний климат. В Канаде холодная зима и сухое лето, а здесь сплошная сырость и слякоть. Ничего страшнее для вас и представить нельзя! Ну посудите сами, не могу же я допустить, чтобы из-за меня вы потеряли здоровье. В Канаду — и немедленно!

Бобры заплакали от огорчения, но доктор был непреклонен. В конце концов они согласились вернуться в Канаду, когда доктор пообещал им:

— Ну, ладно уж, годика через два приезжайте снова, если, конечно, вам захочется.

Легко сказать — отправить пару бобров в Канаду, намного труднее это сделать. Эта задача тоже, кстати, легла на мои плечи, ведь я был Главным распорядителем зоопарка. Не мог же я доверить животных с таким ценным мехом первому встречному, едущему в Канаду. Несколько дней я слонялся в порту, заводил разговоры с моряками, пока случайно не познакомился с корабельным коком, который показался мне человеком честным и обязательным, а кроме того, вегетарианцем. Он не ел мяса, и это заставило меня доверить ему бобров. Я представил кока доктору, и тот согласился с моим выбором. За плату кок подрядился ближайшим рейсом отвезти бобров в Канаду и там, подальше от города, отпустить их на свободу.