Bestseller
ПОСЛЕДНЕЕ УБИЙСТВО
Э. С. Гарднер
А. Кристи
А. Левин

Эрл Гарднер
Прокурор рисует круг

 Глава 1

Женщине, сидевшей за столом напротив Дугласа Селби, было около тридцати лет. Ее глаза возбужденно блестели, а взгляд был прикован к окружному прокурору.

— Это не тот человек, которого мы хотели бы видеть в округе Медисон,— проговорила она.— Слишком нечестен. Он ничего не может дать обществу. Он...

— Но, миссис Артрим,— перебил ее Селби.— Я же не могу помешать ему приобрести здесь собственность.

— Почему же нет? — удивилась она.

— Потому,— объяснил Селби,— что человек, который владеет этим домом, согласен его продать. Мистер Карр готов дать хорошую цену.

— Но он нежелательный гражданин.

— С вашей точки зрения — возможно, но не с моей. Он никогда не совершал преступлений.

— Он адвокат по уголовным делам.

— Вы имеете в виду, что он специализируется на защите людей, замешанных в уголовных преступлениях?

— Да, конечно.

— Закон гарантирует лицам, совершившим преступление, право на защиту. Альфонс

Бейкер Карр — юрист, которого обвиняемые часто приглашают для защиты.

— О, вы же знаете, что я имею в виду,—улыбнулась она.— Он не тот человек, которого приятно было бы иметь соседом. Ведь вы тоже не хотели бы такого соседа, мистер Селби?

— Возможно,— согласился Селби.— Но вы войдите в мое положение. Я окружной прокурор. Если Карр нарушит какой-нибудь закон, я накажу его. Если же он законов не нарушает, то я ничего не могу с ним поделать.

Она так быстро сдалась, что Селби понял — эти аргументы ей знакомы.

— Полагаю, больше я ничего не могу предпринять,— вздохнула она.— Я была у президента Торговой палаты, у начальника полиции и мэра. Они сказали, что вы могли бы кое-что предложить.

— Юридически, миссис Артрим, я знаю, как надо поступить,— улыбнулся Селби.— Но в данном случае сделать ничего нельзя.

— Но разве ваша власть не распространяется на Оранж Хейте?

— Да,— ответил Селби.— Зона влияния определяется местными властями. Это касается недвижимости стоимостью менее пятнадцати тысяч долларов. Дом же, который покупает Карр, стоит тридцать тысяч. А он платит тридцать пять тысяч наличными.

— И все же, мне кажется, вы можете что-нибудь сделать. Я знаю, когда гангстеры селятся где-либо и начинают на широкую ногу обставлять свои резиденции, местные власти могут объявить их персонами нон грата.

— А почему вы не купите себе этот дом, миссис Артрим? — спросил Селби.— Вы могли бы предложить на две-три тысячи больше, чем он.

— Знаю. Но когда я хотела это сделать, оказалось, что бумаги уже подписаны.

— Простите, но я ничего не могу сделать,— сказал Селби.

— Он может использовать свой дом в качестве конторы? Несомненно, он так и сделает. Не будет ли это нарушением местных законов?

— По этому вопросу вы можете проконсультироваться у юриста по гражданским делам. Я окружной прокурор и не занимаюсь частной практикой.

Миссис Артрим поднялась. Селби тоже встал. Она протянула ему горячую руку.

— По крайней мере, мистер Селби,— сказала она,— вы не должны препятствовать моему разговору с шерифом. Это все. Я не примирюсь с дикими оргиями, которые преступники будут устраивать.

— Так вы пытались купить дом? — спросил Селби.

— Да,— ответила она.— Я думала об этом. Я купила большой дом, потому что надеялась, что и мои родители будут жить со мной. А они не хотят трогать моих денег.

Она резко повернулась к двери. Голос ее задрожал. Казалось, она потеряла контроль над собой, но быстро взяла себя в руки и улыбнулась:

— Однако я не стану беспокоить вас своими делами. Я выйду через эту дверь?

— Да.— Селби долго смотрел ей вслед.

Потом он открыл ящик стола и набил табаком любимую трубку. Он уже собирался закурить, когда в кабинет быстро вошла Аморетт Стандиш, его секретарша. Она тщательно закрыла за собой дверь.

— В чем дело, Аморетт? — спросил Селби.

— Я хотела убедиться в том, что она ушла. Мне показалось, что я слышала ее голос в коридоре.

— Да, она ушла. А что?

— Мистер Карр ждет в приемной. Он хочет вас видеть.

— Альфонс Бейкер Карр?

— Да, он самый.

— Он объяснил, зачем пришел?

— Он сказал, что у него личное дело.

Селби зажег спичку и закурил.

— Пусть войдет.

Альфонс Бейкер Карр, известный в кругу своих клиентов как старина А. Б. К., был высоким, стройным мужчиной лет пятидесяти. Его лицо хранило отпечатки сильного характера. Улыбаясь, он протянул руку.

— Мистер Селби, рад приветствовать вас и познакомиться. Обычно я нахожусь по другую сторону дела от прокурора, но у меня много друзей среди этих двух различных группировок.

Селби пожал ему руку и пригласил сесть. Он подвинул коробку с сигарами.

— Я думаю обосноваться в вашем округе. Надеюсь, что мы сохраним с вами хорошие отношения.

— Благодарю,— сказал Селби.

— Я купил дом Питтмена в Оранж Хейтс

Я слышал об этом.

Карр засмеялся:

— От некоторых особ.

Селби промолчал. Карр держал сигару двумя пальцами правой руки. Пальцы левой руки отбивали такт на столе. Этот человек больше был похож на преуспевающего актера, чем на практикующего адвоката. Его голос, манеры казались хорошо поставленными.

— Я понимаю,— сказал он,— что были некоторые возражения против моего неожиданного появления в округе Медисон.

Селби молча дымил трубкой.

Адвокат откинулся на спинку кресла, вытянул ноги. Этот человек, видимо, не терялся ни при каких обстоятельствах. Его глаза оценивающе рассматривали прокурора.

— Некоторые соседи, как я понимаю, пытались возбудить ваше недовольство.

— Вы пришли ко мне за профессиональной консультацией?— спросил Селби.

Юрист посмотрел на него и мягко улыбнулся.

— Нет,-- ответил он.

Селби тоже улыбнулся.

— Я просто хотел поговорить с вами,— добавил Карр.

— У вас есть какие-то особые причины для разговора со мной в служебном помещении?

Карр засмеялся.

— Окружные прокуроры выбираются местными избирателями. Иногда попадает какой-нибудь чужак. Эго свободная страна. Как гражданин, я имею право покупать собственность всюду, где хочу.

— Ну, в этом нет ничего необычного, — подтвердил Селби.— Хотя вряд ли этот закон вы знаете хуже меня,

Карр снова засмеялся:

— Хорошо, вы победили.

После некоторого молчания Карр выпустил клуб дыма. Задумчиво посмотрел, как он тает в воздухе, потом резко заговорил.

— Что мешает нам поговорить без обиняков, Селби?— спросил он.— Я очень хорошо знаю о давлении, которое вы можете оказать. Я скажу вам, что мне приятно платить за то, чего мне очень хочется, и мне плевать, что об этом думают другие.

— Понимаю,— сказал Селби.

— Нет, вы не понимаете,— перебил его Карр, обезоруживающе улыбаясь.— Я пришел сказать вам это. Я ожидал найти здесь молодого усердного крестоносца, который начнет жаловаться, предупреждать меня, отговаривать от этого приобретения. Я думал, что вы будете пугать меня. Я хотел показать вам, что ничего не боюсь. Но теперь я понял, кто вы. Вы не из таких. И мне нечего сказать вам, кроме того, что я рад познакомиться с вами, что я не собираюсь заниматься адвокатской практикой в вашем округе, так что у нас не будет перспективы стать врагами в каком-нибудь процессе. А если вы случайно надумаете переехать в большой город и захотите бросить обвинение и перейти на защиту, можете обратиться ко мне. Мне нужны светлые головы, и я хорошо плачу за работу.

— Благодарю вас,— поблагодарил Селби.— Я доволен своим теперешним положением.

Карр встал и снова протянул руку.

— Вы собираетесь ежедневно ездить в город? — спросил Селби.

— Нет, я буду жить здесь и не стану проводить много времени в конторе. У меня есть младший партнер, который вполне может присматривать за работниками. Я пытаюсь начать более легкую жизнь.

В дверях он обернулся:

— Вы хорошо сыграли свою роль. Если бы я не видел, как миссис Артрим вышла из вашего кабинета, я бы так и не узнал, что она была здесь. До свидания, мистер Селби.

— До свидания,— ответил Селби.

В коридоре еще не успели затихнуть шаги Карра, как зазвонил телефон. Селби снял трубку и услышал голос шерифа Брандона.

— Ты занят, Дуг?

— Нет.

— О’кей. Я иду к тебе.

Селби повесил трубку, и вскоре шериф уже входил к нему в кабинет.

Рекс Брандон был на двадцать пять лет старше Селби. У него было загорелое, обветренное, изборожденное морщинами лицо. Талия на несколько дюймов была уже, чем грудь. Он был мускулист, двигался легко и спокойно.

— Привет, Дуг!

— Привет, Рекс. Как дела?

Шериф Брандон опустился в кресло, достал из кармана кисет с табаком и пачку папиросной бумаги, одной рукой он привычным жестом легко свернул сигарету и закурил.