Все заняло не больше пяти минут.

— Пока хватит, — решил я.

Мы пошли дальше, блузка осталась расстегнутой, а юбка поднятой. После всех наших приключений в торговом центре, хотелось только одного, хорошенько трахнуть эту девчонку.

Мы вышли во второй коридор. Камер не было и там. Такая же пустота, только где-то далеко, в конце шла парочка покупателей. Они удалялись от нас. Я увидел указатель «туалеты». Они, располагались в тупичке, сбоку. Двери и в мужской и женский были открыты. Ни там, ни там людей не было. Все блестело свежевымытым кафелем. Чувствовался запах моющих средств. Наверное, недавно здесь была уборщица. Аленка посмотрела вопросительно на меня, ожидая команды.

— Снимай блузку, и становись на четвереньки, — она послушно отдала мне блузку. — Теперь ползи в мужской туалет к писсуарам.

Она по коридору поползла к туалету, потом свернула в дверь, виляя голой попкой. Я включил режим видео и снимал ее. Она проползла умывальную и добралась до ряда с писсуарами. Остановилась. Я еще раньше приметил табличку «Уборка». Повесил ее снаружи, и закрыл дверь в коридор. В принципе, мне было уже все равно, зайдет сюда кто-нибудь или нет Просто наваждение какое-то. Пока, я возился с табличкой, Аленка терпеливо стояла на четвереньках.

Я подошел к ней, присел и стал быстро и грубо ласкать ее клитор. Она кончила, я продолжал ее ласкать, зная, что она может кончать несколько раз подряд.

— Сейчас ты поднимешься, засунешь голову в писсуар и сделаешь вид что пьешь оттуда, поняла?

— Даа! — почти прокричала она.

— Давай! — я отпустил ее. А сам отступил и стал снимать на видео, как она поднялась с четверенек, взялась руками за край и наклонилась во внутрь.

— Замри, — скомандовал я, и сделал несколько снимков.

— Теперь переползи к стене между ними и стань на коленки, лицом ко мне. Ласкай себя!

Я подошел к ней, опуская шорты и трусы. Достал свой член и поднес к ее рту. Она стала сосать его. Одной рукой она вовсю ласкала себя. Из-за того, что ее рот был занят, ее стоны были похожи на какое-то рычание. Мы вели себя как два сумасшедших. Казалось, если кто-то сейчас зайдет, мы не остановимся.

Но ее рта мне было мало. Я вышел из нее. Поднял Аленку с пола, развернул и заставил нагнуться над писсуаром. Она уперлась в него. Одним ударом я вошел в ее текущую щель и стал трахать ее. Она поймала мой ритм и подавалась мне навстречу. Мои шорты упали на пол. Глухо стукнул фотоаппарат в кармане, ударившийся о пол. Но нам было все равно, она отдавалась мне, а я наслаждался ее податливым телом. Очень скоро наступил конец. Под занавес я вышел из нее и кончил на ее попку и спину. Это было так восхитительно, что я, наверное, целую вечность приходил в себя. Потом, оставив ее так стоять, нагнулся за фотоаппаратом. К счастью, с ним ничего не случилось. Сделал несколько ее фоток со следами нашего разврата.

Несколько бумажных полотенец, мой носовой платок, смоченный в воде, помогли нам ликвидировать последствия. В конце я дал ей трусики и сказал надеть. Время было к закрытию, и охрана могла активизироваться. Да и мне, как всегда после секса, ничего не хотелось.

Мы спустились на первый этаж и пошли к выходу. И тут я через стекло увидел платье. Как раз для наших целей. Белое, короткое платье, связанное сеточкой. Таких платьев и блузок много продают на Черноморском побережье, летом. Больше я их нигде не встречал. А тут висит. Я повел Аленку в магазин. Он еще работал. Платье было такое как надо. Сетка составляла ячейки пять — десять миллиметров. Получалось очень прозрачное платье. Я показал на него.

— Тебе нравится?

— Да, очень! Классное! А куда я могу его одеть?

— Ну, например, сегодня вечером на прогулку по ночному городу. Оденешь только его и больше ничего.

— Класс! А мой размер есть?

— Сейчас узнаем.

Мы подошли к продавщице, и она быстро все устроила. Аленка примерила его в кабинке. Да, то, что надо. Спина наполовину голая, бретельки завязываются на шее. Дырочки были достаточно большие, и Аленкины соски торчали наружу маленькими столбиками. Трусики, сквозь него, можно было разглядеть до мельчайших подробностей. Платье ничего не скрывало. Мы купили его.

Выходя из магазина, она спросила меня, почему, когда мы фотографировались, я не разрешил ей так встать.

— Потому, что это вульгарная и пошлая поза. Что в ней хорошего!

— А я думала, что она очень соблазнительная.

— Не знаю, кого могут соблазнять картинки из учебника по гинекологии, но не меня.

— Да? Прости, но я хотела как лучше.

— Все в порядке. Не стоит тебя оскорблять такими фотографиями.

Когда мы спускались по лестнице, выходя на парковку, навстречу нам поднимался охранник. Он бросил взгляд на Аленку и пристально уставился на ее трусики. Под такой короткой юбкой они были очень хорошо видны.

Мы прошли мимо. А подходя к машине, Аленка заметила, что охраннику, чтобы увидеть что-то интересное, надо почаще ходить в туалет.

— Особенно, на третий этаж, — добавил я. И мы оба счастливо рассмеялись.

Впереди нас ждала прогулка по ночному городу.