Для начала, я ей сказал, надеть джинсовую юбку и блузку. Она немного была скована, но, пройдя туда, сюда вдоль гранитного парапета, освоилась, дальше наша прогулка стала проносить нам обоим удовольствие. Сначала, я ей расстегнул блузку полностью, оставив только одну пуговичку, на уровне груди. Потом мы расстегнули обе молнии с боков. Получилось просто прекрасно. При ходьбе, почти, вся попка сбоку обнажалась. Я сказал ей об этом. Она ответила, что ей так очень нравиться. Людей там, практически, не было. Буквально, одна, две парочки, которые искали уединения, и выбирали места подальше от фонарей. Но их присутствие, создавало необходимую обстановку. Меня эта прогулка тоже сильно заводила. «Пойдем проверим, как тебе нравится здесь гулять», — сказал я и отвел ее в один из «карманов», огражденных с трех сторон бетонным бортиком. Там было темно и никого не было. Я повернул ее лицом к себе и стал поглаживать ее ноги, поднимаясь выше и выше. Наконец, я коснулся ее щелки, она была мокрая, очень мокрая. « Я вижу, что тебе очень нравиться», — прошептал я ей на ухо, продолжая ласкать ее. Долго она сдерживаться не смогла, и быстро кончила. Я, во время, успел впиться заткнуть ей рот поцелуем, а, иначе, нас бы услышала все вокруг. Целоваться толком она не умела, но оргазм, переживаемый ее в этот момент, усилил мое желание. < /p>

— Сейчас мы пойдем к машине, я расстегну тебе блузку полностью, и ты, пока не сядешь в машину, не будешь ее поправлять. Согласна?

— Да!

— А если нам встретятся люди, то пусть смотрят на твою голую грудь. Согласна?

— Да! Да! Да!

Мы так и сделали и пошли к машине. Нам никто не встретился.

Я перегнал машину чуть подальше и остановился около одно из спусков к воде. Вдали, метров в трехстах, виднелся другой спуск. Внизу все эти спуски соединялись широкой дорожкой из плит. Она, по моей просьбе, надела расклешенную юбочку на резинке.

— Сейчас мы дойдет до того спуска, юбку пока ты опустишь на бедра, когда спустимся, поедем назад. Время от времени мы будет останавливаться, и поднимать тебе юбку, до тех пор, пока твои губки не откроются. Так ты пройдешь остаток пути, до машины. Внизу может быть никого не будет, а может, будет сидеть компания и пить пиво. Может тебя увидят, а может, и нет. Не смотря на это, ты сделаешь так, как договорились. Если тебя будут обсуждать, и, что то кричать, ты не обращаешь внимания. Согласна?

— Да! Я согласна.

Мы пошли, спустились. Не далеко от лестницы, сидела группка из парней и девчат. Они на нас не обратили внимания. Мы пошли, гуляя, время от времени останавливаясь, чтобы приподнять юбочку. Где то, посередине, юбочка была задрана, как надо, и Аленка шла со мной в обнимку, с обнаженной щелкой. Иногда, я проверял, не опустилась ли юбка, проводя рукой по ее лобку. Она была опять возбуждена, моя рука была мокрой. Когда до подъема наверх осталось метров 50, она сказала:

— А можно, ты поднимешь мне юбку вверх, чтобы она ничего не закрывала.

— Ты хочешь, чтобы та компания увидела твою голую попку, увидела, что ты гуляешь без трусиков?

— Да!

— Тогда давай сделаем немного по-другому. Мы останавливаемся, я скатываю твою юбку в валик и понимаю ее, расстегиваю тебе блузку (а она, как и прошлый раз была застегнута на одну пуговку), и буду ласкать твою грудь, потом попку. А потом, ты повернешься к ним лицом, я тебе раздвину ноги, спущу с твоих плеч блузку, Буда ласкать тебя между ног. Тут темно, они деталей не увидят, но прекрасно поймут, что ты раздета, и я тебя бессовестно лапаю везде. Хочешь?

— Да, да, давай так, — мои слова завели ее не на шутку.

Расстегну ей блузку, я стал ласкать ее маленькую грудь, упругую попку, касаясь пальчиками обоих дырочек. А когда я повернул ее спиной к себе, спустил блузку до локтей, то она оказалась практически голая. Я мял ее губки, крутил их, брал в кулак, защемлял между пальцами. Не смог сдержаться, достал свой член прижал его к ее попке, сбоку, начал тереться о ее бедро.

Она кончила чуть раньше меня. Когда она начала приглушенно кричать, я не смог больше сдерживаться. Просто фантастика! Так хорошо мне давно не было!

Когда я очнулся, она еще стояла, закрыв глаза, постепенно успокаиваясь. Я осмотрел последствия. Компания, если, что-то и заметила, то никак не реагировала. А с одеждой было плохо. Как я не старался, но юбка, блузка и ее правое бедро намокли. Накинув блузку, и распутав юбку, я повел свою любовницу к машине. Усадил на заднее сиденье. Там она разделась, и обтерлась влажным полотенцем, Мы с собой брали бутылку воды, на всякий случай. Одела другую юбку, и футболку, которая была тоже, на всякий случай.

Пересела на переднее сиденье:

— Тебе понравилось?

— Очень, ты была великолепна! Такого удовольствия мне никто не доставлял.

— Да, ладно... — но видно было, что похвала ей приятна.

— По-моему, они ничего не видели, — продолжала она.

— Мне тоже так кажется, но это не важно, важно, что ты делала это при них, думая, что на тебя смотрят. И это тебя больше возбуждало, чем если бы, это делать в квартире, так?

— Так, я закрыв глаза, представила, что они видят все...Это было классно! А ты, что про меня думаешь? Я развратная? Ведь это я предложила так сделать?

— Нет, я так не думаю. Я думаю, что если нам с тобой так нравиться, то это нормально.

Мы заехали, забрали сестру с работы, и по дороге Аленка порывалась рассказать маме, как она провела день со мной. Я настоял, чтобы они обсудили это без меня. Дома, я быстро ушел купаться, оставив их одних.

После душа, я вышел на балкон в своей комнате, покурить, сзади подошла сестра стала рядом.

— Какая ночь красивая, столько звезд. Люблю на звезды смотреть.

— А где Аленка, — спросил я, немного нервничая. Одно дело, когда тебя просят поприставать, и другое дело, когда ты развращаешь девчонку. Как мать отреагирует.

— Я ее отправила стирать вещи, которые вы использовали сегодня.

— Она тебе все рассказала.

— Зря ты переживаешь. Больше было восторгов, как было классно! Какой Володя классный! Как он здорово все придумывает! Как он читает ее мысли! Какой он заботливый! Какая мама у нее хорошая, что ее понимает! Что она сильно жалеет, что ругалась и доводила ее, и так далее...

— Ну, а ты, что думаешь?

— Девочке хорошо, она счастлива, она в надежных руках. Спасибо тебе.

— Хватит издеваться.

— Да, нет, все нормально, я так, чуть-чуть, от зависти. Ладно, что это я заболталась с тобой, ты, наверное, спать хочешь, после такой прогулки с молодой любовницей, а я тут пожилая, с тобой лясы точу, — а сама смотрела на меня с ехидцей.

— Ладно, тебе пожилая, за десять лет ты ничуть не изменилась, осталась такая же соблазнительная.

— А ты откуда знаешь, какая я была десять лет назад? А, да, забыла, ты же подглядывал за мной с шестнадцати лет.

— Нет, сестренка, ошибаешься, — я решил ее тоже подколоть, — как только ты к нам вернулась с Аленкой, после той истории...А мне тогда было четырнадцать. Я ловил любую возможность посмотреть на тебя.

— И что нравилось? — она смотрела на меня и глаза ее смеялись.

— Конечно, нравилась, особенно, на даче. Мы же спали в соседних комнатах, а там перегородки помнишь? В одну дощечку. А в одной доске сучок выпал, почти. Я ему помог, так, что было видно хорошо.

Она слегка покраснела. Дело в том, что на даче у себя в комнате она спала раздетой, и к дочке вставала раздетой. И иногда ласкала себя. Поэтому подростку было что посмотреть.

— Значит, ты на даче подсматривал вовсю, все четыре года? Правая рука не отсохла?

— Во-первых не вовсю, а когда луна светила, а так было темно, ничего, практически, не видно. Ну, днем, но редко, то я занят, то тебя нет. А, во-вторых не четыре года, и три, потом сделали ремонт, и возможность кончилась.

— И тебе уже некогда было, во всю с девчонками гулял.

— Ты преувеличиваешь, так поцелуи, объятия, где-то, как-то. А ты вот она, красавица, голая, страстная. Я на тебя так запал, что все девушки мои были с маленькой грудью, как у тебя, и лобок я всегда их уговаривал брить, чтобы было как у тебя.

— Ну вообще, я пару раз замечала, но дома, но что бы так. Совсем в краску вогнал. Что-то у меня настроение такое, ты своими рассказами...А хочешь, я расскажу, как у меня было первый раз с мужчиной, я же тебе обещала.

— Спрашиваешь, конечно.

— Сейчас, только Аленка заснет. Или вы вместе теперь будете спать?

— Опять язвишь?

— Не бери в голову, завидую я ей. Но если хотите, то, пожалуйста. Я серьезно.

— Нет спасибо, привык спать один, в этой квартире.

Тут прибежала голая Аленка: «Мам, Володя, я спать. Как я вас всех люблю».

Она поцеловала Наташу, и стала целовать меня. Я замялся, решив, как ее обнять, голенькую. А Аленка впилась, искала губами мои губы. Я ответил на ее поцелуй, задержал его, придерживая ее левой рукой. А правую, была, не была, положил ей на попку, и с удовольствием сжал ее, на глазах Наташи. «Я тебя тоже люблю», — сказал я.