— Да.

Хади осторожно поднялся на ноги, снял оплечье из паучьей ткани и протянул ей. Она с благодарностью приняла кусочек мокрой и всё равно невесомой ткани, кое-как повязала себе на бёдра. Они пошли к обрыву и принялись карабкаться наверх. Из-под ног сыпался песок, корни и ракушки царапали босые ступни, тёплый ветер пах солью. Эдне казалось, что они с лемуром передвигаются слишком медленно, да это так и было.

Над морем занимался рассвет.

— Где мы спрячемся? Островок маленький.

— Я найду укрытие.

Она решила довериться навыкам тави и просто следовала за ним по пятам, не задавая больше вопросов.

8.

Они углубились в кустарник на несколько сот метров, когда позади них к берегу пристала лодка. В лодке вопили люди и раздавалось рычание. У кого-то из пассажиров оказалась при себе собака-ищейка, и это было очень плохо.

Люди сразу отстали, а собака понеслась вперёд очень быстро.

Хади смотрел на деревья и живописные каменные обломки, у деревьев были гладкие стволы без развилок и тощие кроны, в низких скалах не имелось не то что пещер, но даже крохотных углублений. Рычание с подвыванием приближалось, собака быстро догоняла беглецов, ломясь напрямик сквозь заросли.

Эдну не оставляло ощущение, что всё происходит не взаправду, что она спит и видит кошмар, вот только проснуться никак не получалось.

Хади бежал всё медленнее, Эдна замедляла шаги вместе с ним, она тоже смертельно устала, но, главное, не хотела бросать его одного. И, наконец, собака догнала человеческую девушку и лемура, выскочила на поляну у них за спиной и торжествующе взвыла. У неё был необычный вид, мощное коренастое тело, широко расставленные лапы и длинные челюсти делали её похожей на крокодила.

Хади толкнул Эдну к зарослям, велев ей убегать, а сам заступил дорогу собаке и вызывающе зарычал на неё. Собака удивилась и замерла, но через мгновение опомнилась, взревела и приготовилась броситься. Эдна не побежала спасаться в одиночку, оставив тави умирать за неё, она прыгнула вперёд и заслонила собой певца. Пусть лучше выживет он.

И тогда она поняла, что великолепный голос может быть ещё и оружием. Хади резко вздохнул, шагнул в сторону и издал странный высокий крик, такой пронзительной силы, что Эдна зажала уши, а собака в ужасе взвыла, поджала хвост и удрала назад, к своим хозяевам.

Люди из лодки пытались снова послать её в заросли, но она не слушала команд, жалась к берегу и скулила, не трогаясь с места.

Двое бежали дальше вглубь острова.

9.

Собака больше была не страшна, теперь следовало спрятаться от людей. Хади высмотрел крошечную полянку среди колючих зарослей. Они пролезли туда и остановились, собираясь присесть и передохнуть. В кустах раздался слабый шорох. У Хади сверкнули глаза.

— Подожди, не ложись на землю. Я проверю, нет ли тут ядовитых змей.

— Тут не может быть никаких опасных животных, вся фауна тщательно отбиралась специалистами по терраформированию.

— А жаль… — пробормотал Хади.

— Что? — Эдна решила, что она ослышалась.

— Я говорю, жаль, что ты так в этом уверена. Собак, обученных загонять беглых, тут тоже не должно было быть.

Тави подошёл к зарослям и по-особенному тихо засвистел, а потом зашипел.

Эдна заподозрила, что он сходит с ума.

— Да что ж ты такое творишь-то? Хоть палку возьми!

Она принялась осматриваться в поисках подходящего орудия, но сделать ничего не успела. Змея появилась вовсе не из травы, она свалилась на Хади с ветки невысокого дерева, и он вскрикнул, резко стряхивая её на землю и отшвыривая подальше босой ногой.

— Что? — бездыханно спросила она, подходя к нему медленно-медленно.

Он так же неторопливо обернулся и взглянул на неё абсолютно спокойными огромными глазами.

— Укусила, — сказал он и показал две тёмные точки на тонкой руке. — Бери палку и уходи.

— Прижечь нечем, да это не поможет; противоядия у нас нет, — заторможенно пробормотала она, не сводя с него расширенных до предела глаз. И вдруг бросилась к нему и схватила за руку. — Я высосу яд, ты не погибнешь! Ты должен жить!

Он с силой вырвал свою руку, оттолкнул девушку и опустился на землю.

— Бесполезно! Яд уже начал действовать! Уходи! Не надо тебе этого видеть!

Она мгновение неверяще смотрела на него. Всё вот так закончится здесь?

Хади побледнел, дыша с заметным усилием, и закрыл глаза. Она буквально физически ощущала, как он уходит от неё прямо на глазах, ему всё труднее становилось дышать, он хрипел и гнал её.

— Уходи!!! Ты можешь вернуться обратно, тебе ничего не сделают, им нужен был только я.

Она рухнула рядом с ним наземь, разодрала колени в кровь о корявые сучья и не заметила этого. Судорожные рыдания рвались из горла, переходя в отчаянный вой. Её трясло, она задыхалась и из-за слёз почти ничего не видела перед собой.

Он помолчал, пристально глядя на неё, потом снова заговорил, с трудом возвысив голос, чтобы пробиться к её разуму.

— Слушай меня внимательно. Я скоро умру, но ты не останешься без меня. Я передам тебе часть своей души. Этот бесплотный кусочек меня будет жить в твоей голове, ты сможешь разговаривать с ним мысленно. Это поможет тебе. Ещё ты можешь полететь на Алитаву. Любому, первому встречному тави ты скажешь только одно слово — «Ли-Хади». Это значит, «взамен Хади». Обычай такой у нас есть. Ты сможешь заменить меня моим сородичам. Они обрадуются тебе, у тебя много умений. Это я хотел только петь и летать, да к тому же обладал плохим характером, слишком непокорным и самостоятельным. У нас всем руководят женщины, тебе там будет хорошо.

Он протянул руки, взял её мокрое от слёз лицо в ладони, заглянул, словно прямо в душу. Она ощутила лёгкое щекочущее прикосновение ко лбу, нечто бесплотное скользнуло ей в голову и притаилось там. Хади ещё миг смотрел на неё, потом уронил руки вдоль тела.

— Уходи. Живи. Я закопаюсь в листву и землю, моё тело никто не найдёт. Иди!

И она поднялась и пошла — напрямик через заросли, не замечая сучьев, рвущих волосы, колючек, раздирающих тело, корней и камней, ранящих босые ступни. Она шла, каким-то чудом находя дорогу обратно, хотя не запомнила её, шла, почти ничего не видя вокруг себя. Она больше не рыдала, а просто шла.

10.

И вышла прямо к лодке. Она не поверила словам Хади, что им был нужен только он. Но девушке было всё равно теперь, что с ней станет.

У лодки спорили несколько мужчин.

— Мне не улыбается тут шарить, нарушая график плавания! С нас потребуют неустойку! А если потеряется лемур, нас по палубе размажут! Тот, кто заказал дурацкий розыгрыш, пусть и платит! Первое апреля он захотел отпраздновать, видите ли!

— Не психуй. Беглецы найдутся. И никто нам ничего не сделает. Они — всего лишь менеджеры шоу-бизнеса, хоть и птицы высокого полёта, а мой отец — генерал военно-космических сил, и у него такие связи, что ещё вопрос, кто кого размажет. Против своих впрягаться за дурака-лемура, который принял розыгрыш за чистую монету? Глупцов нет!

Эдна остановилась, не веря своим ушам.

Они увидели девушку, вышедшую из зарослей, и заухмылялись радостно.

— Ну, слава звёздам, хоть одна нашлась. Плохо, что отнюдь не звезда.

— Что вы сказали? Первое апреля? Это всё было розыгрышем? Из-за вас погибла Легенда Вселенной!!!

Она бросилась вперёд. Прежде чем её скрутили, у одного оказался сломан нос, у другого расцарапана щека. Сама Эдна, кажется, сильно повредила руку. Ей врезали по лицу, чтобы утихомирить. Потом расспросили.

— Он точно умер?

— У меня на глазах его укусила змея!!! Откуда здесь ядовитые змеи?!! — девушка снова зарыдала, но всё же договорила. — Он зарылся в землю, чтобы там умереть! Сволочи вы все…

— Если лемур запрятался, чтобы не увидели, как он умрёт, то его и в самом деле никто не найдёт. Бери девчонку, и поехали обратно.

Её связали на всякий случай чьим-то «пиратским» ремнём, не слишком аккуратно загрузили в шлюпку, расселись сами, и лодка поплыла к грави-каравелле, которая ожидала недалеко от берега…

11.

Он смотрел ей вслед из-под ресниц, лёжа на груде листвы.

Не ожидал. Думал, как обычно, ей любопытно, и она хочет просто развлечься. Он привык к такому отношению человеческих женщин. А она, оказывается, влюбилась. Жаль. Его планам она помешать не могла, но о ней следовало позаботиться.

Эту ситуацию он разрулил, девочка перестала рыдать, внимательно выслушала. Некоторое время ей будет казаться, что она с ним разговаривает, а потом её печаль утихнет, влюблённость пройдёт, энергетический сгусток, иллюзия его присутствия, рассеется, и девочка спокойно будет жить дальше. На то, что она отправится на Алитаву в качестве «Взамен-Хади», он всерьёз не рассчитывал, так, на прощание, дополнительно развлёк утешающей байкой.