Дж. Р. Уорд
Короли бурбона
Серия: короли бурбона - 1

Любое копирование текста без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО!

Перевод осуществлен исключительно для ознакомления, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.

Переведено для группы Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ


Переводчик: Костина Светлана


Посвящается

Моему любому Джентльмену с Юга,

Джону Невеллу Блекмору III, без которого это бы никогда не осуществилось,

как и множество других вещей.



Вы радушно приглашены на A Derby Brynch

в честь празднования 139 годовщины

в отеле «Чарлмонт», Дерби

в субботу, 4 мая

в 10:00

Истерли

Подтвердить свое присутствие вы можете по email:

[email protected]


1.

 Отель «Чарлмонт», Кентукки

Туман висел над стоячими водами Огайо, словно дыхание Бога, и деревья на берегу реки у отеля «Чарлмонт» отбрасывали множество тени своей ярко-зеленой листвой, и требовалось шестое чувство, чтобы впитать эти яркие краски. Над деревьями простиралось тусклое, молочно-голубое небо, именно такое, какое можно увидеть на севере только в июле, и несмотря на то, что было семь тридцать утра, температура уже достигла семьдесят четыре градуса (по Фарингейту, 23.33 °C).

Это была первая неделя мая. Самые важные семь дней в календаре — распятие и воскресение Христа, День американской независимости и другие значимые праздники нового года.

Празднование 139 годовщины должно было проходить в субботу в Дерби, в отеле «Чарлмонт».

Это прежде всего означало, что весь штат Кентукки принимал участие в настоящей безумной гонки.

Пришел черед для Лиззи Кинг, которая итак уже была три недели на повышенном адреналине, но она знала из прошлого опыта, что ее напряжение будет только усиливаться и не спадет до тех пор, пока не осуществиться субботнее важное мероприятие. Она как всегда ехала против движения, следующего в центр города, и испытывала при этом огромную радость, потому что путь ее занимал сорок минут в любую сторону, но естественно не в Нью-Йорк или Бостон, а ЛА вообще не рассматривался, хотя траффик был очень плотным, как в час пик, при ее нынешнем состоянии, это было сродни взрыву ядерной бомбы только у нее в голове. Но нет, на данный момент цель ее поездки составляла двадцать восемь минут до фермы Индианы, дальше — шесть минут до моста, переходя на сложную многоуровневую дорожную развязку, которая способна задержать ее на шесть-десять минут, но затем она сможет вырваться к дороге, которая ведет вдоль реки.

Иногда ей казалось, что все машины, едущие вместе с ней в одном направлении, являются ее же сослуживцами, работающими в Истерли.

Ах, да, Истерли.

Родовое Поместье Брэдфордов, или РПБ, как отмечалось в приходивших посылках или поставках, возвышалось на самом большом холме, на котором стоял отель «Чарлмонт», окруженный фактически муниципальной инфраструктурой, и состояло из двадцати тысяч квадратных футов, включая главный дом с тремя английскими садами, двумя бассейнами, и видом округа Вашингтон на все триста шестьдесят градусов. В поместье также входили двенадцать коттеджей, сдаваемых в аренду, десять флигелей, полностью функционирующих, на более ста акров земли, двадцать конюшен, который были преобразованы для бизнеса и девять полей для гольфа.

И все это освещалось огнями.

В случае, если вам необходимо поработать над подсечкой мяча до часа ночи.

Насколько она слышала, огромный участок был предоставлен семье в конце 1778 года, когда первый Брэдфорд пришел на Юг из Пенсильвании вместе с полковником Джорджем Роджерсом Кларком (Джордж Роджерс Кларк — американский военачальник, герой войны за независимость США. Кларк также известен как основатель поселения, позднее развившегося в город Луисвилл.), привнеся сюда в эти края свои амбиции и мастерство сотворения бурбона в зарождающуюся федерацию. Если быстро пролистать почти двести пятьдесят лет, то можно увидеть особняк, принадлежащей федерации, размером с небольшой город на этом холме, который обслуживали около семидесяти двух работников, временных и работающие полный рабочий день.

Именно отсюда и пришли феодальные правила и жесткая кастовая система, установившаяся в этом поместье, которое напоминало аббатство Даунтон («Абба́тство Да́унтон», или «Даунтон» (англ. Downton Abbey) — британский телесериал от создателей «Госфорд-паркa», поставленный по оригинальному сценарию Джулиана Феллоуза компанией «Carnival Films». Фильм воссоздаёт атмосферу Англии начала XX века, как характерами персонажей, так и антуражем в кадре, затрагивает такие моменты, как технический прогресс (появление в быту электричества, телефонов, автомобилей), эмансипацию женщин, первую мировую войну, эпидемию испанского гриппа и многое другое.).

Или, возможно, распорядок дня вдовствующей графини Грэнтэм, которой был не на много прогрессивным (Аббатство Даунтон – прим.пер.).

Сравнение с Вильгельмом Завоевателем, скорее всего, более уместно.

Или, например, (и это исключительно гипотеза, в виде жизненного фильма) садовница влюбляется в одного из драгоценных сыновей семьи? Несмотря на то, что она является одним из двух главных ландшафтных дизайнеров, имеет общенациональную известность, степень магистра в области ландшафтного дизайна от Корнелла? (Корнелльский университет, сокр. Корнелл, один из крупнейших и известнейших университетов США, входит в элитную Лигу плюща.)

Это просто даже не рассматривалось.

«Сабрина, но без хэппи-энда, дорогуша», — пробормотала она себе под нос.

С проклятием Лиззи включила радио в надежде заставить свои бесконечные мысли умолкнуть. Хотя в этом она далеко не продвинулась. Ее Toyota Yaris была оснащена акустической системой, как в домике Барби — маленькие круглые колонки на дверях, которые должны были взрываться музыкой, но были в основном для показа (а сегодня, национальное радио через них что-то бубнило, поскольку звук преграждался горой подставок для коктейлей…)

Звук машины скорой помощи, следующей за ней стал более настойчивым, легко подталкивая ее вперед и смешиваясь с речитативом новостей Би-би-си, она съехала вбок, пропуская ее. После того, как завывающие мигалки проехали мимо, она вернулась на дорогу и поехала по закругленному виражу, соединяющем в себе реку и дорогу... впереди виднелся большой белый особняк Блэдфордов, уходящий высоко в небо и восходящее солнце было вынуждено огибать это величественное, симметричное строение.

Она выросла в Платтсбурге, Нью-Йорке, где был яблоневый сад.

Какого черта, она думала почти два года назад, когда позволила Лейну Болдвейну, младшему сыну, войти в свою жизнь?

И почему она до сих пор, спустя столько времени, удивляется некоторым деталям?

Хотя совершенно очевидно, что она была не первой женщиной, поддавшаяся его чарам и соблазненная им…

Лиззи нахмурилась и наклонилась вперед к рулю.

Машина скорой помощи, которую она пропустила вперед, явно ехала впереди, поднимаясь на холм, красные и белые отблески от ее мигалки отсвечивали в аллеи из кленов.

— О, Боже, — выдохнула она.

С мольбой понадеясь, что скорая едет не к тому, о ком она подумала.

Ну ладно, ее удача не могла уж совсем отвернуться от нее.

И на самом деле грустно, что это было первое, что пришло ей на ум, вместо того, чтобы побеспокоиться о том, кто возможно получил травму/болен/или впал незабытье.

Проехав правее мимо закрытых, украшенных монограммой, кованых ворот, она через триста ярдов свернула.

Как работник, она была обязана пользоваться служебным въездом на своем транспортном средстве, поскольку не принимались никакие оправдания и не делалось никаких исключений.

Не дай Бог ее машину с рекомендованной ценой от производителя около ста тысяч долларов, кто-нибудь увидит перед домом…

Ой, она становилась стервозной, решила она. И после Дерби, она собиралась уйти в отпуск, перед тем, как ее коллеги окончательно решат, что у нее наступила менопауза на два десятилетия раньше, даже слишком рано от такой работы.

Тарахтящая под капотом Yaris, как швейная машинка, набирала обороты, пока она маневрировала по дороге вокруг основания холма. Кукурузное поле первым попалось на глаза, навоз уже был выложен и распределен, подготовив почву к посеву. Потом шли ухоженные сады, сначала многолетники и однолетники, бутоны ранних крупных пионов, как мячи софтбола, цвета не темнее румян у наивной девушки на щеках. Дальше, следовали оранжереи орхидей и рассад, за ними шли хозяйственные постройки фермы и все возможного оборудования, а затем линия двух— и трехкомнатных коттеджей, пятидесятых годов.