— Это не хлам, Кристинка, — пояснила Катя. — Это антиквариат. У меня папа такими увлекался. Если машинки подлинные, то каждая стоит кучу денег. Вон та, к примеру, это семьсот семидесятый Мерседес-Бенц, он же "Большой мерседес". На таком всякие важные немецкие шишки в войну рассекали. Если он из подлинных деталей и на ходу, то он подороже квартиры Кирилла может стоить. Точнее, мог. А сейчас да, это просто старый хлам. Эй ты, чучело красное, это всё хлам!

— Р-р? — переспросил красный зомби.

Ему никто не ответил. Почтовая команда разглядывала ретро-автомобили.

— Может, тут еще что-то спрятано? — предположила Кристина. — Что-то более полезное.

Красный зомби шагнул к стене. По ней была натянута сложная система веревок. Красный зомби, не глядя, ухватил одну и наработанным движением дернул ее на себя. За стеной раздался лязг. Из-за елок ему в ответ донеслись шорохи и ворчание живых мертвецов.

— Да тут сотни дохлых дедов Морозов, — прошептала Кристина.

Ворота, через которые команда зашла в оранжерею, с протяжным скрипом начали закрываться. Катя с криком метнулась к ним. Из-за деревьев, из-под машин, из песка, которым был посыпан проход — отовсюду лезли живые мертвецы. На дедов Морозов они не были похожи, но их действительно было всяко больше одной сотни.

Двое, вынырнув из песка, схватили Кирилла за ноги. Курьер, потратив пол обоймы, разнес одному голову. Кристина ударом приклада раскроила череп другому. Катя вырвалась вперед и, проскочив перед носом у пузатого зомби, врезалась плечом в левую створку ворот. Та едва заметно вздрогнула. Катя навалилась на нее, пытаясь удержать на месте. Те продолжала двигаться, но уже не так быстро. Правая створка уже закрылась, а левая всё еще была в движении, и между ними оставался узкий проход, в который едва можно было бы протиснуться.

— Быстрее! — закричала Катя.

— Не успеем! — крикнул в ответ Кирилл, отбиваясь от мертвеца с длинными руками. — Выбирайся и разбей стекла!

Катя нырнула в щель. Секундой спустя ворота закрылись. Кирилл, улучив момент, выстрелил своему противнику в лицо. Тот устало плюхнулся на колени. Другой зомби полез прямо через него, и навернулся мордой в песок. Кирилл оглянулся. Красный зомби деловито накручивал на руку конец веревки. Та была натянута туго, а под потолком курьер заметил систему рычагов.

— Кристина! — окликнул Кирилл. — Надо перебить веревку!

Девушка заехала прикладом самому назойливому из своих поклонников, и вскинула винтовку к плечу. Грянул выстрел. Пуля выбила стекло правее веревки.

— Чтоб тебя, — прошипела Кристина, и выстрелила снова.

Вторая пуля перебила веревку. Верхний ее конец тотчас исчез. За стеной то-то грохнулось. Раздался скрип. Левая створка снова приоткрылась. Живые мертвецы словно бы разом потеряли аппетит и начали расползаться обратно по своим укрытиям. Тот, который получил прикладом, оглянулся напоследок, но и он, злобно ворча, полез под елочку.

Один только красный зомби торопливо шагал к почтовой команде. Живые мертвецы, мимо которых он проходил, устремлялись следом. Те, кого они задевали, тоже тотчас вливались в коллектив.

— Ах ты урод, — прошипела Кристина, одновременно прицеливаясь.

Грохнул выстрел, и красный зомби рухнул с простреленной головой. Живые мертвецы равнодушно переступали через теперь уже дважды мертвого авторитета.

— Отходим, — скомандовал Кирилл.

Они с Кристиной бросились к воротам. Живые мертвецы на их пути расходились в стороны, но те, которых сбил с толку красный зомби, надвигались сплошной рычащей стеной. Шли они быстро. Пока Кирилл с Кристиной, отпихивая тех, кто замешкался, прорвались к воротам, те уже почти настигли беглецов.

Кристина выглянула в щель и ловко прошмыгнула в нее. Кирилл протиснулся следом. Какой-то шустрый зомби поймал его за рукав, но подгнившие пальцы соскользнули с ткани. Кирилл с Кристиной навалились на приоткрытую створку ворот. Сама по себе она двигалась туго, но вдвоем им удалось ее закрыть. Катя бежала к ним с какой-то невообразимой корягой в руках.

— Скорее! — крикнула Кристина.

С той стороны на ворота нахлынула волна живых мертвецов. Катя подлетела к ним. Кирилл выхватил у нее корягу и подпер ей ворота. Створки чуть приоткрылись, но потом коряга уперлась в камень и удержала натиск. В щель просунулись руки и зашарили в поисках живых. Почтовая команда поспешно отбежала назад.

Какое-то время ворота еще подрагивали, а руки шарили, потом всё затихло. Перестав чуять живых, зомби постепенно успокаивались.

— Ну извините, — сказала Катя. — Кто ж мог подумать, что этот балбес в конец света антиквариат спасать будет?

— Ладно, проехали, — Кристина махнула рукой. — Зато доброе дело сделали. Больше эти уроды никого не сожрут.

— Если только они оттуда не вырвутся, — уточнил Кирилл.

— Вроде не должны, — заметила Кристина, критически оглядывая ворота. — Хотя подпереть получше не помешало бы.

— Не в этот раз, — сказал Кирилл. — Мы там стреляли, мало ли кто на шум подтянется. Надо уходить.

Катя послушно кивнула. Кристина тоже спорить не стала, но, пока разбирали поклажу, постоянно оглядывалась в сторону оранжереи. Живые мертвецы оттуда так и не вырвались. Живые мародеры тоже не появились. Почтовая команда без приключений миновала деревушку и скрылась в лесу.

— Ну вот и хана легенде, — на ходу констатировала Кристина.

— Так ли это обязательно? — отозвалась Катя.

— В смысле? — не поняла Кристина.

— Смотри, пока кроме нас никто о конце легенды не знает, — сказала Катя. — А с этой легенды неплохо так развивается караван-сарай, где нас, замечу, принимают как дорогих гостей. Стоит ли всё это разрушать без всякой выгоды для себя?

— Ну, Катька, — Кристина покачала головой.

— Я, между прочим, о нас всех беспокоюсь, — заявила Катя. — Кто-то недавно жаловался, что от холода ноги по ночам сводит. А в тепле твоим ножкам куда комфортнее было.

— Да ладно, я и не спорю, — отмахнулась Кристина.

— И, главное, нам сейчас всё равно в другую сторону, — подвел итог Кирилл. — Возвращаться из-за такой новости уж точно не резон.


В следующий раз они останавливались в караван-сарае три недели спустя. Народу там по-прежнему было много, и почтовую команду принимали всё так же по высшему разряду. Покончив с текущими делами, Кирилл с Катей по секрету поведали караванщику историю их встречи с красным зомби.

— Больше о нём никто не знает? — спросил караванщик.

— Вряд ли. Там целая оранжерея с мертвецами, кто туда полезет?

— А еще мы подумали, что легенда и нам, и вам на руку, — добавила Катя. — У вас постояльцы, у них почта. Ну и зачем всё это ломать?

— Тем более что теперь ловушка обезврежена, — сказал Кирилл.

Караванщик подумал и сказал:

— Это вы правильно надумали. А с оранжереей я разберусь.

Откладывать это дело в долгий ящик он не стал. Ранним утром следующего дня караванщик с отрядом самых преданных бойцов наведался в оранжерею. Зомби из нее так и не вырвались. Люди караванщика перебили их всех и сожгли трупы. Тело красного зомби спалили отдельно, чтобы уж точно ничего не осталось.

Старинные автомобили перекочевали в Караван-сарай. Мерседес-Бенц украсил собой помещение сарая, остальные машины выславили вдоль дороги к главному входу, прикрыв от непогоды навесом. Местный механик приглядывал за ними. Коллекция постепенно пополнялась более современными, но столь же бесполезными моделями, и некоторые богатые путешественники приезжали в Караван-сарай специально, чтобы взглянуть на нее. Как в музей.

На этом завершилась история красного зомби, но не закончилась легенда о нём. Прошел буквально месяц с зачистки оранжереи, как по округе прокатился новый слух.

Якобы трое охотников видели красного зомби в излучине Стрелки. Видели, правда, в бинокль и столь недолго, что лишь двое успели поглазеть на живую — в определенном смысле — легенду, однако никакого сомнения у них не возникло. Перед ними был сам красный зомби.

Охотники немедленно спустили на воду лодку. Та была легкая, надувная, и когда трое крепких мужиков навалились на весла, она буквально помчалась по волнам. Примерно на середине реки лодка на полном ходу врезались в толпу плывущих по течению трупов. Трупы тотчас пробудились и перевернули лодку. Те двое, что видели красного зомби, погибли, а их товарищу буквально чудом удалось добраться до берега.

Как заметил по этому поводу караванщик:

— Легенда — чертовски живучая штука.

К + К + К — Лесное


По проселочной дороге медленно ехала маршрутка. Это была обычная "газель", старая и разбитая. Единственное, что у нее было новым, это почтовые эмблемы на бортах. Команда Кирилла нашла эту машину месяц назад, и с тех пор развозила на ней почту по всей области, подчас забираясь в такие места, куда еще долго не ступит нога нормального человека.