Похоже, в последние дни я была так сильно сосредоточена на сватовстве Антонеллы, что пропустила важную новость из личной жизни Мирейи. Впрочем, такую ли важную? Сестра герцога меняла любовников очень часто.

Не отвечая, я пересекла гостиную, подошла к дивану, на котором расположилась Илона, и продемонстрировала ей извлечённую из корсажа записку.

Илона приподняла брови, глядя на лист бумаги так, словно это была зверушка, не опасная, зато забавная.

- Я этого не писала, - уверенно заявила она. – Хотя ничего не скажешь: почерк похож.

Я медленно выдохнула через нос, сжав зубы.

- Эстли! Он специально всё это подстроил, чтобы я оставила Антонеллу одну!

- На него действительно похоже, - согласилась Илона, судя по лёгкой улыбке, уже успевшая оценить красоту игры графа. – И, главное, заметь: не соврал ни единым словом. Лекарь в будуаре, это неоспоримый факт, и положение действительно серьёзное. Любовник столь невысокого происхождения может серьёзно скомпрометировать Мирейю, тем более что, как выясняется, Кэмерон Эстли знает о его существовании!

- Обязательно предупредите миледи, как только… - я смешалась, но лишь на короткий миг, - как только один из них выйдет в гостиную. А я попытаюсь исправить то, что ещё возможно.

И я буквально выбежала из комнаты.

Высунувшись из первого же окна, выводившего во дворцовый парк, я увидела то, что и ожидала: Антонеллу, прогуливавшуюся с виконтом Бонтри по одну руку и графом Эстли – по другую. Радовало лишь то, что отсутствовала я совсем не долго. В несколько прыжков одолев два лестничных пролёта, я вылетела из здания и неспешной походкой направилась к прогуливавшейся троице.

- Леди Антонелла, умоляю, простите, что я вас покинула! Уверяю вас, больше подобное не повторится. Граф. Виконт.

Я присела в реверансе, после чего решительно подошла к девушке и взяла её под руку. Мужчинам пришлось чуть отдалиться, и мы продолжили прогуливаться, разделившись таким образом на пары.

- Как чувствует себя леди Мирейя? – с искренним беспокойством осведомилась Антонелла.

- С ней всё в порядке, - заверила я, бросив на Эстли злой взгляд через плечо. - Всего лишь мигрень.

- О да, у леди Мирейи часто бывают…мигрени, - не отказав себе в удовольствии сделать паузу перед последним словом, отметил лорд Кэмерон.

За что удостоился очередного сердитого взгляда с моей стороны.

Дорожка расширилась, и мы все вчетвером зашагали рядом.

- Вы выглядите утомлённой, леди Инесса, - участливо заметил Эстли. – Быть может, вам стоит пригласить лекаря?

Мне стоило немалых трудов сохранить самообладание.

- Благодарю вас, я совершенно здорова.

- Ни секунды в этом не сомневаюсь. И именно поэтому считаю, что лекарь вам бы не помешал.

Мои щёки запылали, но к счастью, все, кроме Эстли, могли отнести это на счёт моей мнимой усталости. Граф же удостоился очередного убийственного взгляда.


Поздний вечер. С трудом оторвавшись от завораживающего зрелища ночного сада, освещаемого полной луной, я отступила от окна и решила, что настало время отправиться спать. Вот только сделаю небольшой крюк, дабы пройти мимо покоев Антонеллы и удостовериться в том, что у девушки всё в порядке.

Заходить в будуар я не собиралась. Из-под двери не падало света, который свидетельствовал бы о зажжённых свечах. В смежных комнатах пусто. Светская жизнь была на сегодня закончена, фрейлины и служанки – распущены.

Я уже встала на цыпочки, намереваясь удалиться как можно тише, дабы не потревожить сон леди Дельканте, как вдруг из-за закрытой двери раздался странный звук. Это заставило меня нахмуриться и подойти ближе к будуару. Конечно, не исключено, что сильный ветер, проникший в комнату через распахнутое окно, просто свалил с полки какой-то предмет. Однако упомянутый звук показался мне смутно знакомым. К тому же полноценная тишина в комнате так и не наступила: если прислушиваться по-настоящему тщательно, можно было разобрать ещё какой-то шорох. Решившись, я надавила на ручку двери.

Леди Антонелла была одета и, судя по всему, даже не собиралась ложиться спать. Правда, платье на ней было домашнее, а волосы распущены (видимо, горничная уже расчёсывала их на ночь), но девушка выглядела от этого лишь более обворожительно. И это было кому оценить. Поскольку рядом с Антонеллой, и всего в паре шагов от окна, стоял весьма привлекательный молодой человек в офицерской форме.

Мой взгляд упал на лежавший под окном предмет, и я сразу поняла, отчего недавно услышанный звук показался знакомым. Это был шорох сброшенной на пол верёвочной лестницы. Откуда у меня подобные воспоминания? Позволю себе об этом умолчать.

Мужчина и женщина, которых я застала, прямо скажем, в несколько неловкий момент, застыли на месте, не торопясь пускаться в объяснения. Я не торопилась этих самых объяснений требовать. Во-первых, говоря откровенно, вряд ли я имела на это право, в отличие от герцога, приходившегося Антонелле опекуном. Во-вторых, я и сама была несколько шокирована увиденным. Окажись на месте этого мужчины Кайо Риверо, я бы обрадовалось и самолично помогла влюблённым замести следы. Обнаружь я в будуаре виконта Бонтли, стала бы с видом разгневанной матроны читать нотации, а затем выставила визитёра вон. Нынешнее же положение дел оказалось слишком неожиданным и потому выбило меня из колеи.

Впрочем, в скором времени застигнутые мною молодые люди вышли из состоянии ступора и, понимая, что прятаться слишком поздно, стали говорить.

История оказалась проста и стара, как мир. Два года назад леди Дельтаго беззаветно и безнадёжно влюбилась в офицера своей охраны. Безнадёжно не потому, что тот не ответил ей взаимностью (совсем напротив, вспыхнувшие в его душе чувства были не менее сильны), а потому, что отец девушки никогда не дал бы согласия на подобный брак. Молодой человек оказался, правда, дворянином, но положение его было значительно ниже положения самой Антонеллы. Титул, равно как и основная часть наследства, доставались по закону его старшему брату. Сам же он был третьим сыном в семье, которому традиционно мало что оставалось, кроме военной службы либо места священника. Из этих двух вариантов он, не раздумывая, выбрал первый.

Теперь, когда судьба леди Дельтаго перешла в руки герцога Альмиконоте, верный возлюбленный последовал за ней. Изредка им удавалось встречаться наедине так, как сегодняшним вечером. Планы на будущее пока представлялись плохо. Понятное дело, девушке были в равной степени безразличны как виконт Бонтли, так и музыкант Кайо Риверо. Антонелла готова была бежать и тайно обвенчаться с любимым мужчиной, а после принять все возможные последствия. Но наблюдали за девушкой достаточно пристально, и провернуть подобное было, мягко говоря, нетривиально.

В итоге беседы я, проникнувшись сочувствием к этой паре, дала обещание по меньшей мере не выдавать их тайну герцогу. А может быть, и помочь.


Замок герцога Альмиконте леди Антонелла покидала в спешке. Дабы не привлекать к себе излишнего внимания, она покинула свои покои, закутавшись в серый, ничем не примечательный плащ и накинув на голову столь же невзрачный капюшон. Лишь очень внимательный наблюдатель сумел бы рассмотреть выглядывающее порой из-под грубой ткани нежно-розовое свадебное платье. Быстро промчавшись вниз по ступенькам, лишь легонько касаясь рукой перил, девушка не направилась к центральному выходу, а вместо этого устремилась к боковой двери, выводившей в сад. Там её поджидала леди Альмиконте.

- Удачи! – тихо шепнула она, покровительственно коснувшись плеча той, кого считала своей подопечной. – Будьте счастливы, леди Антонелла!

- Благодарю вас, ваша светлость!

Девушка склонила голову в знак признательности и, так и не распрямляя шеи, дабы получше скрыть под капюшоном своё лицо, устремилась в сад. Почти пробежав мимо розовых кустов, источавших умопомрачительный аромат, и затем по тенистой аллее, она беспрепятственно покинула территорию дворца через боковые ворота. И быстро засеменила по улице мимо ограды дворцового парка. Будто бы случайно нагнавшая её карета замедлила темп, и девушка запрыгнула в неё прямо на ходу. После чего кучер погнал лошадей так, что за экипажем потянулся шлейф высоко поднимавшейся дорожной пыли.

Лорд Кэмерон Эстли, внимательно следивший за перемещениями девушки, счёл, что настало время действовать. Оседлав заранее приготовленную лошадь, он поскакал следом за каретой.

Немного покружив по близлежащему городу, экипаж остановился возле церкви, располагавшейся в не самой фешенебельной его части. В дневные часы храм посещался редко: проживавший поблизости рабочий люд был слишком занят в это время суток. Вот и сейчас в приятной прохладе и полутьме церкви было пусто. Оставив своего коня во внутреннем дворике и войдя в храм, не забыв снять при этом головной убор, лорд Кэмерон увидел лишь священника, негромко переговаривающегося о чём-то со своим помощником, да столь торопившуюся попасть сюда девушку. Молодого человека, с которым она, несомненно, собиралась здесь встретиться, видно не было.