Что ж, новоприбывший лорд Эриан приятно разбавит местную публику. Или не совсем приятно.

– Леста, – отец, с которым столкнулась на выходе из коридора с темницами, взирал на меня с укором.

– Потом, все потом! – бросила я на ходу и припустила вверх по лестнице на первый этаж. – Кажется, Эриан терпит из последних сил!

– Леста! – отец рванул за мной.

– Потом! Я опаздываю на тренировку! Я уже опоздала!

К счастью, догонять и настаивать на разговоре прямо сейчас он не стал. Так что, выбравшись из подвальных помещений на первый этаж, где можно применять магию, воспользовалась локальным порталом и перенеслась в свою комнату.

Торопливо сменив платье на удобные штаны, выбрала первую попавшуюся кофту из тех, что не жалко в случае чего испортить на тренировке, нацепила пояс с кинжалами и снова открыла портал. Хотелось верить, что хотя бы в финальной части тренировки поучаствовать успею. А то ведь наставник по голове не погладит. Ему все равно, что я, видите ли, в принцессы заделалась. Это не причина, чтобы пропустить тренировку!


Наставник встретил грозным рыком:

– Леста! Где шлялась?!

Ну вот, так и думала, что будет ругаться.

– С отцом принимали очередных лордов, – отчиталась я, недоуменно осматриваясь. Похоже, совсем опоздала! Тренировочный зал пустовал, а это значит…

– Отправляешься без разминки, – заключил наставник, открыл портал и, не давая опомниться, втолкнул в него. На прощание бросил: – Нашествие вакров на окраине.

Едва вышагнув из портала, создала магический щит. И вовремя! На щит тут же обрушилось огромное тело, словно целиком состоящее из клыков и когтей. Силой удара меня снесло и швырнуло в дерево. Следом бросился вакр. Однако даром все наши тренировки и семь ступеней магического обучения, конечно, не прошли. Сгруппировавшись, я кувырком ушла от одной из пастей чудовища. У него их было штуки четыре: одна на морде, как положено, две по бокам и еще одна сзади… кхм… я бы даже не назвала это пастью, но так принято, потому что заглатывать и рвать на кусочки она умеет не хуже пасти передней.

Завершив кувырок, вскочила на ноги и запустила в вакра атакующим заклинанием. Увернуться зверь не успел. Дико взвыв, рухнул на землю, пару раз дернулся и затих. Чтобы снова не ожил, вызвала погребальный огонь.

Пока тело горело, быстро превращаясь в пепел, позволила себе осмотреться. Судя по всему, портал наставника выбросил меня на окраину леса пограничных земель. Впереди деревья росли все реже, и сквозь просветы между ними виднелось свободное пространство. Похоже, именно там находилась деревенька, на которую напала стая вакров.

Уже мельком отметив сгустившееся в небе красноватое марево, обозначавшее границу империи, сорвалась на бег. Где-то здесь должна быть наша группа. Наверное, уже в деревеньке. Обидно будет, если без меня всех вакров перебьют!

Дикий, мученический вопль, быстро перешедший в хрип, заставил подкорректировать траекторию движения. Повернув вправо, пробежала еще несколько десятков метров и ворвалась на поляну.

Продолжая хрипеть, человек упал на землю. Нависший над ним вакр победно взревел и раззявил окровавленную переднюю пасть. Еще пара мгновений – и проглотит жертву целиком. Но я успела быстрее. Разящее заклинание настигло зверя до того, как он это сделал. Не сбавляя скорости, оттолкнулась от земли и подпрыгнула. На полном ходу врезалась плечом в вакра. Дальше летели вместе. Зато огромная, острая туша, у которой со всех сторон торчали зубы с когтями вперемешку, не свалилась на раненого человека.

Скривилась, почувствовав, как крупный, примерно десять сантиметров в длину, коготь пронзил руку. Еще один зуб вскользь прошел поперек спины, лишь немного задев кожу. Неудачно упала. Но человеку, свались на него туша вакра, пришлось бы хуже намного, на нем бы места живого не осталось, потому как у раненого возможности увернуться от колючего клубка попросту не было.

Снова вскочив на ноги, приблизилась к пострадавшему. Застывшие глаза, полные ужаса, смотрели в небо.

Проклятие, все-таки опоздала. И угораздило же наткнуться именно на человека. Хотя, будь на его месте демон, вампир или, к примеру, оборотень, то, скорее всего, не валялся бы трупом, сам бы с вакром справился. А этот… до чего же бестолкова человеческая раса. Ни реакций, ни регенерации толком, что для нашей империи совсем плачевно. Мрут несчастные, как мухи.

Пока раздумывала, что с ним делать, запустила в вакра сгустком магического пламени. Под весело потрескивающий погребальный костерок решение нашлось сразу. Я наклонилась, намереваясь оттащить труп чуть в сторону, но в этот момент человек ожил. Моргнул, издал мучительный хрип и зашелся приступом кашля. Тело начало сотрясаться. От этого из ран в располосованном боку кровь потекла с новой силой.

Ну вот, все-то он делает не вовремя. Не вовремя сдох, не мог немного подождать, пока спасу. Не вовремя ожил, не дождался, когда с ним разберусь.

– Я… я умер! – выдохнул мужчина, глядя на меня широко раскрытыми глазами. – И… и еще жив? Я ранен! Я умираю!

Он приложил ладонь к кровоточащей ране и с ужасом заорал. Потому что крови действительно было очень много. Да и больно, наверное. Из лекций по другим расам помню, что болевой порог у людей очень низкий. Несчастные существа, если задуматься.

– Да успокойся ты, не умрешь.

Я присела рядом, протянула над ним руки и зашептала заклинание. С пальцев сорвалось красное облачко и опустилось на рану.

Под действием заклинания боль должна была отступить. Человек заткнулся, только глаза выпучил еще сильнее. Того и гляди вывалятся из орбит.

– Но я… я ранен. Смертельно.

– Ваша деревня стала территорией империи. У нас не умирают. Так что даже если помрешь снова, потом оживешь, – пояснила я, оторвав рукав кофты. Нужно скорей раны потуже перевязать, а то измучается бедолага, умирая и оживая снова. У человеческого организма, к сожалению, без посторонней помощи не хватает ресурсов, чтобы самостоятельно восстановиться. Так и будет умирать и снова оживать до бесконечности, потому что жить раны не позволят, а умереть у нас невозможно. – Но помереть снова я тебе не дам.

– Что? Как не умирают? Почему?!

Пока перевязывала раны, человек настороженно за мной наблюдал, но хотя бы сильно не дергался. Вторым рукавом кофты тоже пожертвовать пришлось. Покосившись на оголенное плечо, отметила, что дыра от клыка вакра постепенно затягивается. Кстати, надо не забыть сжечь тело монстра, пока не начал оживать. У разной нежити время после смерти до оживления разное, вакры в этом плане не слишком преуспели, но медлить все же не стоит.

– Ответь, – холодные, запачканные в крови пальцы стиснули запястье. – Почему не умереть?!

Я взглянула на его руку. Человек сглотнул и отпустил мое запястье.

– Долго объяснять. Мага какого-нибудь спросишь потом.

Честно говоря, возиться с ним уже надоело. Хотелось скорей присоединиться к группе в охоте на вакров и повеселиться наконец!

Закончив перевязывать раны, я запустила в поверженного вакра сгустком пламени, вызывая погребальный костер, чтобы он уже никогда не поднялся, и схватила человека за ноги. Нужно было оттащить его на свободный от травы участок, чтобы без лишних помех начертить на земле защитный круг. Здесь и крови слишком много натекло, а это может непредсказуемым образом повлиять на магию. Не проблема, конечно, да только зря время тратить не хочется.

Но человек, вместо того, чтобы тихо позволить себя спасти, вдруг запаниковал:

– Что вы делаете? Отпустите! Не надо! Пожалуйста! – завопил он, принявшись брыкаться.

– Кровью истечешь, если будешь дергаться, – предупредила я, перехватывая ногу, едва не угодившую мне в подбородок.

– Ааа! Спасите! Помогите! – продолжал орать этот ненормальный, старательно пытаясь вырваться.

Я не выдержала и вырубила его заклинанием. Тело обмякло. Тащить сразу стало легче.

Дальше управилась быстро. Начертила на вытоптанной, чистой от крови и травы земле защитный круг, наполнила его силой и замкнула контур. Ну вот, теперь ни один монстр до человека не доберется. А значит, можно оставить его здесь. Хотя… пожалуй, еще небольшую подсказку для снятия контура стоит оставить. Вот так. Теперь любой маг сможет снять защиту и вытащить оттуда раненого, чтобы оказать ему помощь. Главное не забыть кому-нибудь потом намекнуть проверить окрестности деревеньки. А то ж без посторонней помощи слабый человек будет умирать снова и снова.

Разобравшись наконец с раненым, припустила к деревеньке.