Отец устало вздохнул.

– Не смешно. Ты ведь понимаешь, что это может значить?

– Понимаю, – улыбаться сразу расхотелось.

– Тень в форме дракона. Раньше это было странно и необъяснимо. Да, раньше. Пока она не двигалась, это был всего лишь феномен. Но теперь…

– Может, у нас в предках были драконы? А тут вдруг проявилось, спустя несколько поколений?

– Нет, Леста, – он покачал головой. – Я прекрасно знаю нашу родословную. А после того, как твоя тень изменилась и приобрела форму дракона, еще раз убедился, специально все документы перерыл. Ни одного упоминания. Никаких драконов. Ты чистокровная демоница.

– Демоница с тенью, как у дракона… – повторила я задумчиво. – Ладно, пап. Для начала, думаю, нужно решить, что будем делать с вампирами.

– Придется подчищать им память. Никто не должен знать, что твоя тень обрела самостоятельность.

– Придется, – согласилась я. Ментальная магия – штука опасная, но выхода нет.

– Вызову Хаирра. А ты пока… – отец оглядел меня, – переоденься. Ужасно выглядишь. Встретимся в розовой гостиной через полчаса.

Я кивнула и перенеслась порталом в свои покои.

Вообще с этими порталами и с императорским замком, в который мы вынужденно переселились, столько проблем. До тех пор, пока не прошла официальная церемония и отец не стал полноценным императором, защита замка принимает нас неохотно. Часть ограничений до сих пор снять не удалось. И не удастся. Они исчезнут сами собой, когда отец станет полновластным правителем. Но сейчас, до магической церемонии, в замок откуда-то извне можно открыть портал только в одном месте – в общем зале.

Раньше бывали разные ситуации. И когда требовалось побыть одной, никому не попадаясь на глаза, я могла перенестись к себе в комнату. Сегодня пришлось открыть портал в общий зал. А там вампиры. Ловушку для моего отца готовят. Смешно! Именно это спасло нас от настоящего скандала. Представители двенадцати кланов. И вдруг убийство одного из них. Да, это могло спровоцировать нешуточный конфликт.

Сколь бы ни был силен мой отец, поддержка будущих подданных ему нужна будет всегда, а сейчас – особенно. Сегодня мы чуть не лишились поддержки сразу двенадцати кланов вампиров. Спасло только одно. Эти вампиры готовили нападение. Нападение на императора карается смертью. Насчет окончательной и бесповоротной смерти мы, конечно, еще подумаем, но главное, что закон нарушили они. А не мы вдруг ни с того ни с сего убили одного из вампиров, пожелавших принести клятву верности.

Если правители кланов стали отступниками, то на их место в клане придут другие, их приемники. Значит, поддержку кланов мы еще можем получить.

Другой вопрос, что теперь делать с собственной тенью. И еще более интересный вопрос: могла ли она напасть на вампиров, если бы те не начинали выстраивать магическую ловушку?

Вернувшись мыслями к охоте на вакров, когда тень ожила, вспомнила вдруг об оставленном в лесу раненом человеке. Так, нужно с ним разобраться, пока совсем не забыла. А то без моей подсказки его могут и не найти.

Краишшес – представитель редкого вида высшей нежити, на магический вызов откликнулся быстро. Я успела только снять пояс с кинжалами и включить в ванной воду, когда у входа в покои возникла высокая, худощавая фигура в длинном сером плаще с капюшоном. Краишшесы предпочитали скрывать лица, а потому прятали их в глубине капюшонов и за магической вуалью. Да, одни из немногих видов нежити, кто владеет магией.

– Моя госпожа? – с приветственным поклоном прошелестел краишшес и замер, ожидая указаний.

– Я открою тебе портал. Там ты найдешь раненого человека. Принеси его… хм… к любому магу, который сможет помочь и будет поблизости.

– Будет исполнено, – краишшес снова поклонился.

Отправив его на помощь человеку, я наконец сняла с себя рваную одежду и погрузилась в горячую воду. Рана на плече почти затянулась, так что особых неудобств не доставляла. Только немного щипало, когда на нее попадали капли воды.

Долго нежиться не стала – все же отведенные отцом полчаса почти истекли. Выбравшись из ванны, натянула темные штаны… и единственную розовую блузку во всем гардеробе. С обилием рюшек, украшенная бантиками, ярко-розовая блузка, от цвета которой хотелось выцарапать себе глаза, смотрелась ужасно. Зато идеально подходила к интерьеру розовой гостиной.

Снова нацепив пояс с кинжалами, порталом переместилась к оговоренному месту встречи. Без кинжалов я не всегда ходила даже по родному замку, а уж по императорскому разгуливать без оружия и подавно не собиралась.

Отец уже был здесь – устроившись в кресле, в задумчивости постукивал по подлокотникам. Стоило мне появиться, его взгляд опустился вниз. Я тоже посмотрела под ноги. Даже обернулась, потому как свет магических торшеров падал спереди и тень отбрасывал назад. Но ничего необычного пока не происходило. Обыкновенная тень. Ну, ладно, почти обыкновенная. Тень в форме дракона – для демонов тоже не совсем типичное явление.

Кстати, в интерьере гостиной не было ни одного розового элемента. Наоборот, все выдержано в приятных глазу темно-коричневых и бронзовых тонах. Но мы все равно называли гостиную розовой. Это наша семейная шутка.

На замок всегда навешивается огромное количество защитных заклинаний. От любых видов проникновения незваного гостя, в том числе от порталов, от прослушивания и даже провидения. Чего только не наворотишь, чтобы защитить свое жилье. Каждый извращается как может.

Вот и в нашей семье есть свои собственные разработки. Так сказать, индивидуальные штрихи в защите. Мы всегда оставляем иллюзию лазейки. Если вдруг кто захочет посмотреть сквозь магическую пелену, он увидит одну-единственную гостиную – все остальное наглухо закрыто. А гостиная розовая. Мебель, прочие предметы – все на местах, как на самом деле, но окрашенное в разнообразные тона розового цвета.

Тот, кто в этой гостиной находится, тоже в некотором роде виден для тех, кто наблюдает. Но сохраняется только одежда. А вот картинки могут транслироваться абсолютно любые. Главное, что с участием именно тех, кто в этой гостиной на данный момент присутствует. Обычно желающие подглядеть наблюдают сценки из популярной книги «Тридцать дней кровавого веселья из жизни развратной Наветты».

Когда в гостиную заходила я, именно я выступала в роли Наветты в иллюзорных картинках. Так что найдись кто-нибудь, кто захочет узнать, что происходит в императорском замке в этот момент, он увидит меня в кошмарно розовой блузке с рюшечками, вероятно, медленно и с удовольствием выпускающей внутренности очередному любовнику и навешивающей их на розовые предметы интерьера. Да, веселая книжка. И шутка веселая.

А что самое интересное, с тех пор, как мы поселились в императорском замке, каждый день находится по несколько экземпляров, желающих взломать защиту и взглянуть, что за завесой находится. Так что зрители не иссякают.

Розовая гостиная – это первое изменение, которое мы вплели в защиту императорского дворца, когда неделю назад здесь поселились. И, к сожалению, на сей момент единственное. Более серьезные вмешательства пока могут быть рискованны.

– Знаешь, Леста, я тут подумал, – начал отец, когда я устроилась в кресле напротив, – твоя тень ведь на вампиров напала не случайно? Не из простого желания перегрызть кому-нибудь горло?

– Думаю, не только из-за него, – кивнула я с усмешкой. – Лишний раз кому-нибудь горло перегрызть она вряд ли откажется. Что-то мне подсказывает, тень весьма любит развлекаться. Но напала не случайно. Она уловила угрозу от вампиров. Активировать ловушку вампиры не успели, но артефакты все равно немного фонили. Тень заметила. И атаковала, чтобы вампиры не смогли замкнуть магический символ.


– Полезная у тебя тень, – хмыкнул отец. – Я ведь не заметил, что эти гады собираются поймать меня в «Ловушку демона». Вряд ли у них что-то могло получиться, но, пожалуй, стоит признать, что тень сработала лучше, чем мог бы я.

– Она оказалась очень чувствительной к магии, – я кивнула. – Такое небольшое излучение, а все же заметила. Быстрее, чем мы с тобой.

– Это все, конечно, замечательно. Но как же не вовремя. Мы сейчас у всей аристократии империи на виду. Каждый день встречи, приемы. И твоя тень… – папа тяжело вздохнул и повторил: – Как же не вовремя.

Немного помолчали.

Отец в задумчивости, словно вслух размышляя, произнес:

– И контролировать тень ты не можешь, творит что захочет.

Потом вдруг подобрался, взгляд сделался цепким.