Ударной волной меня разворачивает и швыряет о несчастное дерево спиной. Полыхая красным сиянием, кинжал летит мне прямо в грудь. Саира кричит не своим голосом, ей вторит Деш. Понимаю – на этом все, это магия против тени, она убьёт меня и отрежет тень. Закрываюсь руками, выставляя щит. Отскочить не успеваю, а защита не поможет против такой магии. Но за секунду до удара всплеск невероятной силы с треском устремляется кинжалу навстречу.

Раздается взрыв, ударная волна разносится во все стороны, разрывает путы смерча. Духи и сущности дико, отчаянно воют, растворяясь в серебристом мареве.

Надо же, никогда еще не видела такой магии.

Несколько мгновений серебристые потоки наполняли пространство, и мы парили в этих потоках, а потом все прекратилось.

Я снова рухнула на землю. Освобожденная Саира подскочила ко мне.

– Нет, Сандар, не делай этого! Не убивай его! У него душа Штэра, душу нужно освободить, а ты сотрешь их обоих в порошок! – донесся до меня голос Ташэля.

Я повернула голову и увидела драконов. Сандар стоял перед Тальхором, тот валялся на земле в паре десятков метров от него. Кажется, без сознания. Чернильная тень тоже валялась не шевелясь. А серебристое марево снова начинало клубиться вокруг Сандара, закипало, взрывалось, готовясь к очередной атаке, на этот раз последней. Ташэль пытался дозваться до Сандара:

– Не делай этого! Ты уничтожишь Штэра! Не поступай так с ним! Брат, вспомни, кто ты!

Ташэль попытался вклиниться между Тальхором и Сандаром, но тот лишь отмахнулся. Удар – и Ташэль летит в разнесчастное дерево. А Сандар, кажется, не в себе. Серебристое марево сгущается. Деш как будто трансформируется, отращивая шипы на спине и раскрывая гигантские крылья, еще больше, чем в прошлый раз, когда мы вместе летали.

Ощущение давящей, невероятно могущественной силы нарастает.

– Сандар… – зову я, понимая, что его нужно остановить. Потому что если он убьет Тальхора, то после него примется за остальных и разнесет здесь буквально все, что на пути подвернется.

Как ни странно, Сандар оборачивается. Встречаюсь с ним взглядом. А в глазах дракона – плещется жидкое серебро.

Секунда, вторая, третья…

Серебра становится меньше, проглядывает знакомый золотисто-карий оттенок. На лице дракона отражается узнавание.

Еще одна секунда.

Сандар встряхивает головой и смотрит на меня уже карими глазами. Потоки магии вокруг него рассеиваются. Сандар переводит взгляд на Саиру возле меня. Молчание и тишина еще на несколько секунд. А потом ко мне подскакивает отец, и все вокруг, замершее в ожидании смертоносного удара, оживает, пускается в движение.

– Леста, как ты? – отец помогает подняться мне на ноги.

– Живая.

Неподалеку приходит в себя оглушенный заклинанием Шаиттар, двое других верховных демонов развивают бурную деятельность. Армия, которую я так ждала, рассредоточивается по периметру. Пещеру с мастером теней тоже берут под охрану, но, вероятно, почти никто из присутствующих даже не подозревает, насколько опасное существо заточено в этой пещере. Клетки вокруг Тальхора уже нет – ее смело волной магии Сандара, поэтому теперь Шаил в компании с двумя верховными демонами опутывает Тальхора всеми возможными заклинаниями. Драконы потом решат, как спасти душу Штэра, ну а пока…

– Пойдем, Леста. Я раздал указания, а тебе нужно отдохнуть. Пойдем, – зовет отец, утаскивая меня из-под взгляда Сандара в портал.

Люблю своего отца. Он у меня замечательный. Конец света едва обошел нас стороной, а он уже и указания успел раздать, и обо мне не забыл.

Интересно, а кто-нибудь здесь, кроме меня, понял, что настоящая угроза исходила не от мастера теней, не от валяющегося без чувств Тальхора, а от Сандара, сознание которого на какое-то время уступило неведомой и могущественной магии?..


Душу Штэра все же спасли. Тальхора заточили в темнице под императорским замком и, не сходя с места, по-быстрому провели над ним парочку ритуалов. Парочку – потому что с первого раза не получилось. Ни драконы, ни демоны такого раньше не делали, а Тальхор, которого в целях безопасности постоянно поили одурманивающими зельями, понятное дело, своими секретами с нами не поделился.

Со второго раза удалось. Не только душу, но и тень Штэра отодрать. Получилась она какой-то хромой и кособокой, зато вместе с душой. Ускакать в неведомые края не пыталась – все равно обилие темной энергии, пропитавшей империю, сделать этого не позволяло, а тело Штэра давно уже стало непригодно для оживления. Так что кособокий дракон старался держаться рядом с Ташэлем, даже в туалет вместе с ним ходил.

Кронпринц сказал, что как только они окажутся за пределами империи, тень вместе с душой улетит туда, куда отправляются души всех умерших. Это послужило причиной для скорого отъезда драконов. Единственное, что их задерживало здесь – это Тальхор. Видите ли, не хотели оставлять столь опасный и неизученный экземпляр у демонов, да еще неподалеку от мастера теней. Кстати, о мастере теней теперь знал и отец. Больше никто, а ему поведали верховные демоны, сняв с него заклинание забвения.

Освободить тень и душу Штэра удалось благодаря подобранному с места битвы кинжалу, тому самому, который напоследок в меня швырнул Тальхор. На нем еще осталась магия. Совместив магию кинжала с прощальным отпеванием драконов и кое-какими элементами демонических ритуалов, все же добились желаемого. Это вдвойне подогрело интерес драконов к Тальхору. Мало того что полукровка, так еще и ученик мастера теней, в отличие от отца не столь одержимый сущностями с темной стороны, а значит, вполне пригодный для изучения. По крайней мере, так они считали.

Шаил вообще заявил, что нам Тальхор ни к чему, мы ведь все равно магией теней не владеем, а им, драконам, еще как пригодится. Отец возражал. После того, как узнал, что в империи, оказывается, такой сюрпризец хранился в виде безумного и одержимого мастера теней, смотрел на всех волком, а за право оставить Тальхора у нас готов был глотки всем перегрызть, в том числе верховным демонам.

Как ни прискорбно это признавать, именно слово верховных демонов стало решающим. Авторитет новой императорской власти наглые драконы пока не признали, а вот верховные демоны все же сумели их убедить, чтобы Тальхор остался здесь. Хотя в будущем, возможно, и позволим провести над узником исследования. А пока драконы все же возвращались к себе, чтобы помочь душе Штэра отправиться в свой последний путь.

На переговорах я не присутствовала, чтобы глаза драконам не мозолить. А вот за ритуалом понаблюдала, потому как знания лишними не бывают никогда. Я скрывалась в тенях, но Сандар, кажется, мое присутствие ощутил. Как рассказал потом отец, он тоже на переговорах не присутствовал. А по донесениям слуг – комнату свою почти не покидал. Создавалось впечатление, будто после помутнения рассудка он вообще старался держаться подальше от всех, вот только на ритуал выполз, видимо, рассуждая, как и я, что знания ему не помешают.

Я долго размышляла, сопоставляла. И нет, не видела я раньше такой силы, удивительно могущественной, завораживающе серебристой.

Вспомнился подслушанный в лесу разговор между Сандаром и Ташэлем. Выходит, Сандар обладает опасной силой, которая может выйти из-под контроля? Это началось здесь, в империи. И в империю они прибыли, потому что Сандар что-то почувствовал, ощутил необходимость здесь оказаться.

Он точно не способен контролировать эту магию. Потому что не использовал ее, когда Тальхор напал. Потому что позволил приковать себя к дереву, Деша – к земле, а сам отправился в обморок и чуть все самое интересное не пропустил. Значит, он не может использовать эту магию, когда захочет. Она пробудилась сама. Когда мне грозила смертельная опасность. Может ли это быть как-то связано? Неужели Сандар ради меня использовал силу, которая ему неподвластна?..

Или я зря ищу связи там, где их нет? Но внутри при мысли об этом все же что-то замирает. При мысли, будто сила Сандара пробудилась, потому что он хотел меня защитить.

А потом он не справился и потерял контроль над собой.

Я чувствовала – он мог все уничтожить. Все и всех, кто находился рядом. В тот момент, когда в его глазах плескалось жидкое серебро, Сандар мог смести с лица земли половину империи.

Однако он все же очнулся. Когда посмотрел на меня.

Проклятье! Может, это все – совпадения, а я просто хочу, чтобы Сандар испытывал ко мне что-то, что позволило пробудить невероятную мощь и затем – с ней совладать?