— Может, — возразил Глеб. — Надо, конечно, еще посмотреть, но…

— Давай вначале с одной проблемой разберемся, — перебил его оператор. — Сейчас тут всё спалю.

— Погоди, ты и основу тогда спалишь.

— Там экран, — нетерпеливо возразил оператор. — Ничего ей не сделается.

— А всё остальное?

— Не до него, у меня поток идет.

— Ладно, сейчас подкручу тут и…

— Как будешь готов — скажешь, — снова перебил его оператор, и отвернулся, прикрыв глаза.

Связь, правда, не прервал. Глеб снова вздохнул, мысленно прокручивая свой план. Выходило или только так, или самому всё ломать. Самому — рука не поднималась.

— Доставай УМ, — грустно сказал биотехник.

В этот раз он его точно потеряет. Впрочем, вначале еще следовало унести ноги от солдат снаружи, а то у них ведь внутреннего запрета на убийства нет. Пристрелят, и по любому "прощай игры!"

Герман молча извлек сферу из рюкзачка и вложил в протянутую руку. Биотехник подключил сферу в самый центр клубка червей.

— Ты что там копаешься? — окликнул его оператор.

— Всё уже, — проворчал в ответ Глеб.

— Давай, снарядный, строго вверх, — рыкнул по их внутренней связи Герман.

— Наконец-то! — пришел восторженный взвизг от УМа. — Всех спалю!

Глеб усмехнулся. Вот кто был бы подходящим спутником для Киры. Синее щупальце отключилось от разъемов и биотехник опустил крышку на место.

— Давай, вали быстро! — прикрикнул на него оператор.

Биотехник хотел сказать в ответ какую-нибудь колкость, но ничего в голову не пришло. Он быстро поднялся по лесенке и захлопнул дверь за собой.

— Отключайся! — резко выдохнул Глеб.

В тот же момент всё здание содрогнулось. Стекла на первом этаже вылетели подчистую. Наверху что-то с грохотом обрушилось. Со стен посыпалась штукатурка. Глеб едва устоял на ногах, пытаясь одновременно абстрагироваться от происходящего и очистить мозг. Не получилось. Волна зацепила его, хотя и тотчас рассеялась.

В ушах противно звенело, постоянно срываясь на мелкую барабанную дробь. Перед глазами плавали разноцветные круги, и постоянно норовили заплыть прямиком в мозг. Одному удалось. Такое было ощущение, будто в череп тарелку студня выдавили.

— Пора удирать, — рыкнул Герман.

В пустой дверной проем влетел солдат с оружием наизготовку. Глеб оперся о подоконник и выскочил в окно. Там его уже поджидал второй солдат. Не успел биотехник приземлиться, как твердая рука ухватила его за шиворот.

— Ты куда это собрался? — спросил строгий голос.

Сильный рывок развернул биотехника обратно к зданию. Точнее, к тому, что от него осталось. Начиная от второго этажа здание развернулось, как разворачивается цветочный бутон, и обуглилось. Крыша, верхний этаж, за исключением вывернутых наружу стен — от всего этого даже следа не осталось.

Наверху клубилась темно-зеленая туча. В ней сверкали крошечные золотистые молнии, а вместо грома раздавался мерный шелест металлических опилок. Глеба бросило в холод, и это не было исключительным влиянием псионики. Его держал двухметровый бугай и взгляд солдата не предвещал "диверсанту" ничего хорошего.

Перед глазами сверкнула вспышка. Выпустив биотехника, солдат рухнул на спину. Глеб только и увидел, что вместо лица у него теперь — обугленное месиво. Второй солдат вскинул оружие и полоснул молнией по кустам. Тот, что был внутри, выскочил из дверей. Одновременно с ним из зарослей появилась Кира.

Она вскинула пистолет, и разряд угодил солдату в шею. Тот невнятно хрюкнул и завалился на бок. Солдат в дверях только начал поворачивать оружие в сторону Киры, а та уже и ему разряд влепила. Молния вышибла забрало шлема и опрокинула солдата на спину.

— Вовремя, — без своего обычного ворчания заметил Герман. — Молодец.

Бой, однако, еще не окончился. Насчет солдат с другой стороны здания они не ошиблись. Один прорвался напрямую и, высунувшись в окно, словил следующий заряд. Отдернувшись назад, он врезался во что-то спиной, и упал вперед, повиснув поперек подоконника.

Еще двое вынырнули из-за угла. Один тотчас наставил оружие на биотехника. Второй выстрелил в Киру. Девушка стремительно перекатилась по земле и вновь поднялась на одно колено. Пистолет в ее руках выстрелил дважды, и солдаты синхронно повалились на землю. Других солдат не было.

— Вот как-то так, — сказала Кира, вставая на ноги.

Глеб тихо присвистнул.

— Точно хорошая тебе пара будет, — заметил Герман.

— Да ну тебя, — отмахнулся Глеб, тоже пытаясь подняться с земли.

Голова кружилась, и удалось только устойчиво сесть.

— Точно тебе говорю, — тихо фыркнул Герман. — Ты только посмотри. Шесть выстрелов из незнакомого оружия, и шесть трупов. В броне! Твоя подружка полна сюрпризов.

— Она не моя подружка, — твердо сказал Глеб.

— Тогда рекомендую с ней подружиться, — фыркнул Герман. — И поскорее, — и добавил гораздо громче, чтобы услышала Кира. — Еще один!

В дверях появился оператор. Выглядел он страшно, причем во всех смыслах. Обгоревший костюм висел лохмотьями, меж которыми, точно дохлые змеи, болтались щупальца. Короткие, теперь уже седые, волосы стояли дыбом. В глазах сверкали молнии. Такие же, как наверху, в туче.

Девушка перекатилась по земле ему навстречу. Над ее головой сверкнула алая молния.

— А! — только и успел сказать оператор.

Кира, выпрямившись перед ним, схватила оператора за горло. Тот захрипел. Глеб еще успел заметить в его глазах удивление, а потом девушка ударила его по ногам и треснула головой об угол. На косяке осталось пятно крови. Бездыханное тело Кира отшвырнула в сторону, и нырнула внутрь здания.

Прошла минута. Глеб крепко держался руками за землю, и та постепенно перестала качаться. Из окна выпрыгнула Кира.

— Больше точно никого не осталось, — сообщила она. — Здорово ты эту хрень раскурочил!

— Только не говори никому, — попросил Глеб, бросая запоздалый взгляд в небо.

К разрушенному гармонизатору уже мчались летучие мыши. Сразу трое с разных сторон.

— Не вопрос, — сразу согласилась Кира. — Вали всё на меня. Думаю, после этого, — она указала стволом пистолета на трупы. — Меня тут всё равно любить не будут. Но согласись, я всё-таки тоже пригодилась!

— Пригодилась, — подтвердил Герман.

Глеб согласно кивнул, и поморщился. От такого неосторожного движения земля вновь пришла в движение. Пришлось снова ее удерживать.

— Глеб, что с тобой?

Девушка присела рядом, встревожено заглядывая в лицо биотехнику.

— Ничего, очередной пси-удар, — тихо ответил тот. — Мутит немного, но скоро пройдет. Надо просто немного подождать.

— Ну, мы больше пока никуда не торопимся.

Это "пока" неприятно резануло в общей умиротворяющей фразе. Девушка уселась рядом на траву. Минут пять прошли в молчании. Летучая мышь промчалась почти над самыми их головами. Кира погрозила пистолетом, и крылатый нахал убрался подальше. В смысле, теперь он кружил неподалеку.

— Эти, ты говорил, не опасны? — уточнила Кира.

Глеб очень осторожно кивнул.

— Только обязательно растреплют всё, что видели, — фыркнул Герман.

Кира недовольно глянула в небеса, где крутилась уже дюжина летучих мышей, и столь же недовольным тоном заметила:

— Думаю, теперь это уже не важно.

К ним быстро приближалась летающая тарелка. Настолько быстро, что девушка едва успела указать на нее Глебу, а та уже, заложив крутой вираж, зависла над тропинкой, подметая "бородой" камыши. Верхняя полусфера раскрылась. Внутри сидела младшая королева Вероника.

— Превосходно! — сказала она, спрыгивая на землю. — Я полагала, что придется штурмовать этот объект, но вы отлично справились. Хм…

Взгляд младшей королевы пробежался по мертвым солдатам и остановился на Кире.

— Значит, вот где был твой бой? — полувопросительно уточнила она.

— Ну, наверное, — неуверенно согласилась Кира. — Пришлось их убить, а то бы они Глеба убили.

Вероника кивнула, продолжая буравить девушку взглядом. Та медленно поднялась на ноги. Послышался гул турбин. Над камышами проплыли четыре амфибии и заняли позицию, прикрывая тарелку королевы. Земля снова начала мелко подрагивать, но на этот раз голова Глеба тут была не причём.

К месту событий подтягивалась целая армия. Солдаты, твари, боевые машины потоком хлынули мимо. В небе проплывали летающие тарелки: бородатые истребители и пузатые грузовики.

— Надеюсь, вся эта компания прибыла не для того, чтобы меня арестовать? — пошутила Кира.

— Нет, — в тон ей ответила Вероника. — Они прибыли за головой Алисы, но я надеюсь, что не она была твоей целью.

— Вообще-то, именно она, — возразила Кира. — Это вот у нас миротворец.