Девушка кивнула в сторону Глеба. Вероника окинула внимательным взглядом сожженный комплекс.

— Миротворец? — едва заметно усмехнулась она. — Теперь я вижу, что королева Лидия была права, давая шанс ошибкам эволюции. Ты отлично сработал, техник. Даже диверсант не справился бы лучше.

Глеб хмыкнул, даже не зная, стоит ли ремонтнику радоваться такой похвале? Наверное, всё-таки стоит, пока Петрович про этот подвиг не узнал. Потом-то поздно будет.

— Но сейчас меня больше интересуешь ты, — неспешно, словно пребывая где-то далеко, продолжила Вероника, вновь обращаясь к девушке.

— Я? — удивилась Кира. — А что во мне такого особенного?

— Лично я не каждый день вижу фантома выше десятого уровня, — ответила Вероника. — А точнее, ты — единственный экземпляр, который я видела лично.

— Я?! Нет, нет, вы ошибаетесь.

Кира от волнения даже руками замахала, отчего подоспевшая охрана Вероники дружно подобралась. В тех же руках Кира держала пистолет, и шесть убитых солдат прямо-таки кричали о том, что пользоваться она им умеет.

— Я — человек, — сказала Кира. — Я это точно знаю.

Глеб не рискнул прямо сказать королеве, что она не права, но всё же заметил:

— Простите, но она…

Вероника, уловил продолжение, сразу возразила:

— Обжигают низкоуровневые. Десятый уровень на ощупь не отличишь от человека. Только они безмозглые, как куклы.

— Ну, я-то вроде не дура, — быстро возразила Кира.

Они словно поменялись местами — Вероника и Кира. Младшая королева говорила четко, но непривычно медленно, словно отслеживая, как каждое ее слово укладывалось в сознание Киры. Даже когда она отвечала Глебу. Кира, напротив, будто бы выстреливала свои возражения словно из пистолета. Последний она по-прежнему держала в руке, и вся охрана Вероники следила за ним в оба глаза.

— Не дура, — согласилась Вероника. — Импульсивна, но это, полагаю, следствие твоего человеческого прошлого.

— С которым я, надо сказать, не порвала, — тотчас ввернула Кира. — Поэтому хотела бы, чтобы вы учли эту помощь, — тут она кивнула на мертвецов. — При освобождении нашего города.

— Как конкретно? — спокойно уточнила Вероника.

— Ну, людей хотя бы спасите, — ответила Кира.

Вероника спокойно кивнула, продолжая вглядываться куда-то внутрь девушки.

— И хватит так на меня смотреть! — не выдержала та. — Я — не фантом! Ты… Вы ошиблись.

— Хотела бы, — признала Вероника. — Но ты слишком уникальна. Пси-узор слишком знакомый, да и вообще на таких уровнях мало кто работает.

— На каких? — не удержался Глеб, с тревогой поглядывая на Киру.

Девушка озадаченно рассматривал свои руки, как будто надеялась найти там ответ на все вопросы. Откуда-то потянуло едва уловимым ароматом ландышей.

— Двенадцатый, — ответила Вероника. — Может быть, даже тринадцатый. Королева Лидия однажды его достигла, и мы видим результат ее творчества.

— Она создала Киру? — спросил Глеб.

Вероника медленно покачала головой, вновь прокручивая в ней собранную в единое целое мозаику.

— Она создала фантома. Высокоуровневого фантома, но без мозгов. Думаю, она собиралась перенести в него свое сознание, когда… Когда Алиса нападет на нее. Наверное, что-то пошло не так.

— Что?

— Не знаю, — неожиданно честно признала Вероника. — Свое сознание после смерти у нас переносят только искатели, да и те сути этого механизма не понимают. Королева изучала их. Вероятно, изучила недостаточно полно. Наверное, зомбирование не есть полная смерть, и сознание королевы осталось в ее разуме, а фантом был уже активирован и впитал в себя того, кто подвернулся под руку. Ты не помнишь, как умирала?

Такой вопрос озадачил бы любого, но мозг девушки и без того был явно перегружен. Кира только помотала головой.

— Помню только, что фантомы напали на нас. Всех пожгли, до меня чуть не добрались, но я как-то вывернулась и убежала. Потом они опять догнали, но меня Глеб спас. Погодите! Меня же потом врач осматривал, и чистильщики, как обычно, докопались. Они бы наверняка что-то заметили!

— Не на таких уровнях, — возразила Вероника. — Даже наш техник фантома не разглядел. Да и я не сразу заметила. Скажи, тебе сейчас наша королева ничего не подсказывает? Никаких навязчивых мыслей?

— Да нет, — сразу замотала головой Кира. — Ну, Алиску вашу я не люблю, ну так у меня к тому совсем не фантомные основания.

— Согласна, — кивнула Вероника.

Вдали послышались выстрелы и грохот разрывов. Охрана подобралась, но Вероника даже головы не повернула. Шум боя взвился, сотрясая округу, и утих так же внезапно, как и набежал. Вероника едва заметно улыбнулась.

— Вот и славно, — сказала она, и, заметив вопросительные взгляды своих собеседников, снизошла до объяснений. — Солдаты Алисы уничтожены на марше. Совсем она в меня не верит. Напрасно.

— Теперь мы победим? — уточнила Кира.

— Можешь считать, что Алиса ужа мертва, — довольно бросила Вероника.

Налетел порыв ветра, и в нём словно эхо прозвучало:

— Вот и славно.

Глеб оглянулся на Киру, собираясь переспросить, да так и остался стоять с открытым ртом. Рубашка девушки вдруг вспыхнула синим пламенем.

— Что ты делаешь?! — вскрикнула Кира.

Пистолет взлетел, нацеливаясь Веронике в лоб. Охрана метнулась было закрыть свою королеву, но та коротким жестом остановила солдат.

— Я ничего не делаю, — мягко сказала Вероника. — И, поверь мне, сожалею больше тебя. Ты всё, что у меня осталось от… От нашей королевы. Но фантом всегда уходит, когда его задача исполнена.

— Нет!

В глазах Киры отразился первобытный ужас. Пламя стремительно растекалось по телу. Уже загорелись брюки, потом треугольнички пламени заплясали над носками сапог.

— Я ничего не чувствую, — прошептала Кира.

— Так и должно быть, — сказала Вероника. — Всё это пламя — часть тебя.

Тихо завывая, пламя начало закручиваться в кокон. Аромат ландышей дополнился запахом паленой шерсти, и этот букет получился совершенно нестерпимым. Глеб, словно проснувшись, метнулся к девушке, но невидимая сила мягко отодвинула его прочь.

— Прости, техник, — сказала Вероника. — Тут мы бессильны.

— Я — человек! — в отчаянии выкрикнула Кира.

— Была им, — поправила Вероника. — Извини.

Где пламя, а где Кира, было уже не различить. Девушка всплеснула руками, и пламя взметнулось вверх, к самым небесам, а в следующий миг яркая синяя вспышка ослепила Глеба.