Лунёва Мария
К тебе через Туманы


Пролог


Старая женщина одинокой скорбящей фигурой стояла на краю скалы, провожая взглядом небольшой корабль, уходящий вдаль в бескрайние просторы вечно бушующего океана. Волны неистовали, вставая стеной на его пути. Но это не останавливало корабль. Раскачиваясь, он упрямо скользил к горизонту, превращаясь в небольшую черную точку.

Глаза женщины увлажнились, и по сморщенной щеке прокатилась одинокая, но такая горькая слеза. Ведуньи племени Айгор никогда не плакали. Почти никогда.

Но сейчас женщина не смогла совладать со своим разъедающим сердце горем. Там в трюме небольшого рыбацкого корабля увозили ее маленькое сокровище. Ее внучку. Единственное дитя ее сына.

Маленькую, смышленую девочку. Рыжеволосое босое солнышко, что с утра до зари бегала по пляжу, собирая ракушки на бусики. А как она ныряла, словно лягушонок. Бесхитростное светлое дитя. Какое у нее чистое нежное сердечко, никогда мимо рыбки, выброшенной на берег, не пройдет, в водичку закинет, и чаек от нее отгонит. И за что такая черная судьба только ей уготовлена!?

Бедный ребенок, преданный матерью. Такая жуткая доля ее ждет.

Старая ведунья племени Айгор плакала. Рыдала в голос. Соленые брызги океана омывали ее лицо, вторя ее горю. Эти острова больше не услышат смех ее Ниорис. Ее девочка, рыжеволосая красавица, еще долго не будет даже улыбаться. Ее глаза померкнут, гася искры радости. Она теряла ее навсегда. Но горче всего старой прорицательнице далось понимание, что она ничем не может изменить судьбу своей кровинушки. Ее дар здесь оказался глух и бесполезен.

Внучки не может, но ее суженого вполне.

Для этого она пройдет сквозь Туман, делящий этот мир на два полюса. Проберется через преграду, сотканную самой смертью и найдет того северянина, что судьба приготовила для ее девочки. Она изменит его нити жизни!!! Переплетет их вновь всего одним словом. Жестокой фразой. Исказит истину, подмешав в нее намек на ложь. И тогда нити его судьбы поменяют узор, и с новой силой потянутся за ниточками жизни ее Ниорис. Одно предсказание и ее внучка будет спасена. Всего одна вовремя сказанная фраза!

Но как же сложно совершить задуманное.

Старая ведунья сошла со скалы и отправилась в свою теперь уже одинокую и пустую хижину. Все здесь напоминало о ее внучке. Горкой сложенные красивые белоснежные камушки, набранная полная корзинка перламутровых ракушек, из которых ее девочка делала красивые праздничные бусы. А вот и платья и пара шлепанец. Но все это больше никогда не вернется к внучке. И она сама более не увидит дома и родных. Они уйдут все, один за другим.

Ведунья в сердцах прокляла свое племя, за то, что те не пожелали слушать прорицательницу. Теперь все они обречены, а вскоре будут и забыты. И поделом им, прогнивший род Древних, забывший, что такое жить по завету предков. Ради легкой наживы, продающие собственных детей для развлечения бездушным южанам. Они заслужили своей участи и даже больше.

Больше на родном острове ведунью ничего не удерживало. Ее время подходит к концу, но еще есть пара месяцев, чтобы завершить задуманное. И видят древние Боги, она успеет. На рассвете небольшая ветхая лодка отчалила от берега и устремилась вопреки бегу волн вдаль. Сила рода все еще подчинялась старухе. Вода приведет куда надо.

Два месяца ушло на то, чтобы пройти сквозь сотканную туманом смерть. Только договор на крови с Иными, похожими на змей жителями северного мира, позволил ей разнести весть о предсказательнице, указывающей на местонахождение избранных. Поток молодых и не очень мужчин был нескончаем. Из последних сил, теряя по каплям жизнь, ведунья, не жалея себя, давала им четкие указания, где искать их нареченных.

И ждала…

Ждала того единственного, для которого она развела столь бурную деятельность, покинув родное племя.

И он пришел. Появился перед ней, когда сил практически не осталось. Когда старая женщина выжала из своей души все. Но он все-таки пришел. В окружении кровных братьев возвышался над ней несокрушимой скалой, пряча за человеческой маской истинное лицо Иного. Совсем еще молодой воин, но уже вошедший в силу и покоривший часть этого мира. Молодой вардиган, равный по силе своим братьям, но возглавляющий их из-за несокрушимого жестокого нрава.

Голос ведуньи скрипел устало и надрывно, нервируя мужчин, стоявших перед ней.

— Северные земли никогда не взрастят ваших единственных, хоть трижды их обойдите! — жестко произнесла она свое предсказание. — Не ходите, не ищите! Здесь их нет!

Ты ошибаешься ведьма, — грозно рыкнул тот, что возвышался над ней, возглавляя своих братьев. — Быть того не может!

— Может воин, еще как может, — устало шепнула видящая. — Займись иными делами и оставь судьбе возможность самой плести свои нити. Но повторяю, северные земли не взрастят ни твою женщину, ни избранных твоих родных братьев.

Черноволосый огромный как гора молодой мужчина грубо рыкнул и вылетел из ее ветхого домика, хлопнув от злости дверью так, что та слетела с петель. Остальные медленно потянулись за ним.

— Какой взрывной характер, ну ничего моя девочка укоротит твой нрав дитя Тумана. А пока терпи внучек, тихо шепнула ведунья. Она придет к тебе сама. Только спаси ее сердечко, обогрей. Моя девочка заслужила твоей любви. Только подожди ее, умоляю.

Сухой старческий голос разносился по пустой комнате, а веки предсказательницы слипались, чтобы больше никогда не увидеть этот свет. Ее племя Айгор исчезнет вслед за ней. Уйдут все. Кто-то раньше, кто-то позже, но ее внучка останется. Теперь ей суждено прорастить корни здесь. В этом холодном мире за туманом смерти.

Она сказала свое последнее слово!

Она смогла! Утерла нос судьбе. А теперь и умирать не страшно.

Только на утро следующего дня обнаружили тело ведуньи. На старом лице, изрытом морщинами, на веки застыла счастливая улыбка победительницы.


Глава 1


Туманная стена. Теперь она отчетливо виднелась впереди, манила и добавляла сил, подбадривая и обещая отдых и покой. Она словно звала. Ее мерцание не позволяло остановиться ни днем, ни ночью. И вот уже трое суток я упорно ползла вперед. К той далекой и в то же время близкой и манящей клубящейся занавесе, за которой я наконец-то обрету счастье. Там за смертельной магической преградой мир и покой. Там лучшая жизнь, сытная и теплая.

Я столько читала о заветных северных землях, и вот осталось только преодолеть туман. Еще чуть-чуть боли и голода и все плохое в моей жизни останется позади. Всего лишь доползти до цели и не испустить дух.

Мои ноги, стертые в кровь, больше не держали мое тело. Колени покрылись слоем глины смешанной с моей кровью. Да и ладони выглядели не лучше. Но я, не позволяя себе останавливаться, продвигалась вперед, не замечая ничего: ни боли, ни усталости, ни сводящего с ума голода. Я забыла, когда последний раз ела. Доступна была лишь вода, которая собиралась в большие лужи. Глиняная земля неохотно впитывала ее в себя. Но и эта мутная жижа казалась мне роскошью, когда-то я была лишена и этого.

«Ничего перетерплю,- мысленно подбадривала себя, - столько уже пережила и эти несчастья тоже когда-нибудь закончатся»

Дождь шел не переставая. Сменялась лишь его интенсивность. Так моросящий дождик превращался в оглушающий ливень. И тогда приходилось, чуть ли не вплавь в грязи в слепую, двигаться к цели. Когда-то тут была дорога, но от нее осталось лишь узкая пешая калия, скорее даже звериная тропа. Возможно, ей до сих пор пользовались разведчики из-за Туманной стены. Но за те дни, что я находилась в этой степи, я никого не видела.

«Там впереди сыто и тепло, – обнадеживал меня мой разум,- там все, о чем ты только мечтала. Ползи послушница, только ползи»

Упрямо, сдирая плоть, я ползла к своей заветной мечте и помнила, что за моей спиной оставалась война.

Оставался ужас и безнадежность. В своей отчаянной попытке добраться до Тумана, я проходила мимо деревень и мелких городков. Их одичалые жители, словно крысы, передвигались перебежками вдоль стен домов, не выходя на открытое пространство, чтобы не привлечь к себе внимание очумелых от безнаказанности южан из Фавской империи. Пришедшие сюда пару лет назад захватчики не пожелали покидать этих мест. Они продолжают грабить, убивать, насиловать, калечить.

Количество мародеров увеличилось с каждым месяцем все больше и больше. Начался захват поселений, бойня среди южан за территорию побольше и побогаче. Все приходило в запустение. Поля не сажались и не убирались. Скотину пустили на мясо еще в первый год войны. Везде царил голод. Захватчики перебили всех зверей в округе, не брезговали ни собаками, ни котами.