АБХАЗСКИЕ СКАЗКИ И ЛЕГЕНДЫ
Составитель И. Хварцкия

Составитель книги И. Хварцкия бесконечно благодарен господину Эшба. Без неоценимой помощи Джемала Мушневича книга «Абхазские сказки и легенды» не смогла бы выйти в свет.

Издательство «ДИ-ДИК» со своей стороны благодарит господина Эшба Д. М. за творческое содействие в осуществлении данного издания.

Изображение к книге Абхазские сказки и легенды
ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга бывают разные. Некоторые из них написаны на одном дыхании, и автор весь выражается в своей теме. Но есть другие темы, которые читаются десятилетиями, книги, которые, говоря словами одного великого русского фольклориста и собирателя устного творчества народов, читаются «собранными из разных мест статьями» как энциклопедии.

Предлагаемое читателю издание рассчитано в наше трудное время на всех. В эту книгу вошли, казалось бы, очень несходные между собой повествования. Но их объединяют две общие идеи — то, что автором, составителем, собирателем текстов книга выступает И. Хварцкия, посвятивший свою жизнь изучению абхазского народного творчества. И второе — что объединяющей идеей книга стало желание дать полное представление об историко-этнографическом своеобразии, культурной и филологической уникальности народа Абхазии.

Абхазия — одна из древнейших стран Евразии. Еще в I веке нашей эры в письменных источниках римлян, греков и других упоминаются предки абхазского народа: абазги и апсиалы. Сохранились до настоящего времени археологические остатки — развалины крепостей и храмов, засвидетельствовавшие развитую земледельческую и городскую культуру страны. Ныне Абхазия своей борьбой приковала к себе внимание всего мира. Именно поэтому выход в свет сборника сказок и легенд абхазского народа делает его историю, его быт и его верования столь жизненно важными.

В сборнике представлены мифы и предания, героические сказания о нартах, волшебные сказки и бытовые рассказы, а также рассказы, созданные профессиональными писателями Абхазии. Многим кавказским народам известны в различных вариантах предания о заключенном в страшной пещере и прикованном к скале герое-богоборце Абрскиле, абхазском Прометее. Сказания о нартах имеют очень глубокие корни в истории абхазского народа. Без героев-нартов и без всех бесчисленных рассказов о них невозможно представить себе жизнь абхазского народа.

Нартовские сказания, национальный абхазский эпос по богатству содержания и художественной ценности может быть поставлен в одном ряду с такими выдающимися памятниками мировой культуры, как «Илиада», «Песнь о Роланде», «Слово о полку Игореве», «Давид Сасунский». Именно в эпосе, в сказаниях о нартах творческий гений абхазов нашел свое целостное выражение.

Нартовский эпос — уникальное явление в устной и письменной культуре абхазов. В основных циклах Нартов ясно выступают черты военной демократии, культ ратной доблести и чести, жажда дальних походов, боевых подвигов и поединков. В древнейший период содержание нартовского эпоса составляет борьба с великанами — олицетворением слепых и неуправляемых сил природы. В борьбе с ними нарты прибегают к колдовству, военной хитрости и мистической силе. Они добывают огонь у великанов, учат людей земледелию и ремеслу. В пантеоне мировой фольклорной классики абхазский эпос занял одно из самых важных мест, заинтересовав многочисленных исследователей как в России, так и в Европе — во Франции, Германии, Финляндии, Японии.

Герой-воин, наделенный сверхчеловеческой силой, помогает всем силам добра. Поэтому эпос абхазов постоянно бытует в двух формах: в стихотворной, ритмической и прозаической. Хоровое сопровождение помогает слушателям приобщиться к содержанию эпоса, который известен всем с детства, но тем не менее приобщение — процесс активного эмоционального и волевого соучастия абхаза в своей национальной истории. Отсюда всеобщая популярность сказителей. Весь XIX и половина XX века немыслимы без имен выдающихся сказителей. И только начиная с 1930 гг. ученые начали тщательно записывать тексты и музыкальное сопровождение сказаний, легенд, сказок абхазов.

Собственная письменность у абхазов появилась после 1862 г., когда русский кавказовед П. Услар на основе русской графики составил абхазский алфавит. Это послужило огромным толчком для создания в дальнейшем письменной профессиональной литературы у народа.

Роль устного творчества в духовной жизни абхазского народа неизмеримо высока. История собирания легенд и сказок также имеет богатую историческую традицию.

Издание сборника, подготовленного современным исследователем народного творчества Абхазии И. Хварцкия, имеет непреходящее значение, так как предоставляет возможность в наше трудное и горькое время увидеть великий эпос абхазов живым и жизнеутверждающим.

От редакции.


Изображение к книге Абхазские сказки и легенды

УЧАСТНИКИ ВОЕННОГО СОВЕЩАНИЯ ЭПОХИ ЗАВОЕВАНИЯ КАВКАЗА.

Второй слева — Кац Маан, абхазский феодал. Третий — Аублаа Ахмат, предводитель сочинских садзов /одно из западно-абхазских племен/.

В центре — Адагуа-ипа Хаджи-Берзек — знаменитый предводитель горных убыхов. Рядом с ним — абхазский князь из Цебелвды Чаушкан Амаршан. Крайний справа — юноша Раста Инал-ипа, княжич, воспитанник Хаджи-Берзека.

1839 г. Сочи.

Художник: Гагарин Григорий Григорьевич, князь, вице-президент Петербургской Академии художеств.

В период Кавказской войны сначала состоял на дипломатической службе, затем на военной службе. Автор ряда ценных живописных и графических работ по Абхазии.


Изображение к книге Абхазские сказки и легенды
ПРЕДАНИЯ И МИФЫ

Апсуара
Все, чем живут абхазы

Рано утром, когда солнце еще не поднялось выше деревьев, седой как лунь старец верхом на муле въехал во двор абхаза. Хозяин вышел ему навстречу. Хотя гость и сказал, что он торопится, что он должен передать буквально несколько слов, абхаз пригласил его войти в дом, даже не спросив, что за дело его привело. Пока хозяин должным образом принимал гостя, полдень уже прошел.

— Пришел я вот за чем, — сказал гость, — сегодня ты придешь в такое-то, такое-то место, Бог будет наделять землей все народы мира. Тебе выпал жребий прийти туда от абхазцев. Но поспеши, — сказал он, — возможно, ты уже опоздал.

Сообщив это, гость сел на мула и, покинув двор, удалился.

Когда абхаз пришел в назначенное место, Всевышний покоился в окружении Высших Ангелов. Увидев абхазца, Бог сказал:

— Где ты был? Я уже роздал все земли.

— У меня был гость, из-за этого я опоздал, — сказал абхаз.

— Есть еще одна земля, но я оставил ее для себя… — озадаченно сказал Бог.

Тут вмешался Архангел:

— То, что сказал абхаз, это правда, этим гостем был я, из-за меня он опоздал, я не смог прервать его гостеприимство.

Выслушав Архангела, Бог сказал:

— Что ж, во имя справедливости я даю тебе, апсуа, земли Апсны (Абхазии), но взамен этого отныне все люди теряют возможность видеть мою славу при общении со мной.

И вот с тех пор живут абхазы на избранной Богом земле, чтут его, воспитывая в себе Апсуара[1], стараясь тем самым загладить вину свою перед Богом и остальным человечеством, осознавая, что они стали причиной утраты дара лицезреть Бога. Вот почему с тех пор говорят абхазцы, что гость приносит с собой семь счастий, уносит одно.

Записано со слов жреца святилища Дыдрыпш Заура Чичба в 1983 г.

Записал И. Хварцкия.

Перевел с абхазского Л. Анджинджал.

Абрскил (Абхазский Прометей)
I вариант

В древнейшие времена в Абхазии жила одна прекрасная девица знатного происхождения. С самого детства она дала обет Богу оставаться на всю жизнь девою: родители не только не противились ее желанию, а напротив, помогали ей вести избранный ею образ жизни. Но, по прошествии некоторого времени, эта красавица вдруг сделалась беременною. Родители верили в непорочность своей дочери и потому спокойно ожидали рождения ее ребенка.

Родился мальчик. Он рос не по дням, а по часам, в десять лет он уже выглядел двадцатилетним юношей и скоро сделался прекраснейшим из молодых людей. С самого детства Абрскил — так звали его — отличался небывалой храбростью и удалью от своих сверстников; он не щадил себя в сражениях; когда соседние народы совершали набеги на священную землю Абхазии, богатырь мужественно защищал родину и Бог покровительствовал ему. В скором времени молва о подвигах Абрскила разнеслась по всей Абхазии и за пределами его отечества; земляки любили его, враги боялись. Но слава, почести, любовь и поклонение вскружили голову юному герою, и он возгордился безмерно, возомнил себя Богом на земле в облике человеческом — и этим вызвал гнев Божий.