Юное, почти детское лицо исказилось гримасой ужаса, а я ударил головой — оглушая, ломая вздернутый, покрытый веснушками и такой забавный носик чародейки. Разбивая доспех духа — легкий, дежурный, — погрузил объятый пламенем кулак в грудь охотницы, вытягивая всю жизненную силу. Полыхнул ярким синим пламенем артефактный камень в диадеме чародейки — она была стихийным магом не высшего ранга и пользовалась заемной силой. Но той было настолько много, что взрыв оказался ужасающим — при этом мой доспех духа практически выдержал, лопнув в последний момент. Я почувствовал, как лопаются губы, как глаза заливает горячей кровью, а в тело словно вонзается десяток острых стеклянных ножей.

Получив столь оглушающий удар, я не совсем представлял, что происходит. Но краем разума осознавал, что вокруг меня словно сама реальность гнулась от потоков энергии — дворец Лаэртского, и так наполовину разрушенный, вдруг взорвался. Невосприимчивый к магии ящер подо мной — оставшийся невредимым после взрыва артефактного накопителя, — кубарем завертелся в воздухе, отброшенный ударной волной. Я едва успел вцепиться в поводья левой рукой, сжав коленями чешуйчатую шею под ногами — чудом удержавшись на рептилии.

Пронзительный крик болью стеганул по ушам — умирающая чародейка взбрыкнула, пытаясь убежать от боли. Да, неприятное ощущение — когда из тебя жизненную энергию грубо тянут огненными щипцами. Ящер подо мной от крика хозяйки суетливо заметался, забив перепончатыми крыльями, но ударом локтя я вышиб чародейку из седла, отбросив в сторону. Тело ее рассыпалось в прах, а я, схватив поводья и занимая место наездника, положил ладонь на загривок стремительной рептилии. Опять же действуя на инстинктах, даже не думая. Ящер — в которого прянула чистая огненная энергия, — пронзительно закричал и словно ракета взмыл в небо, оставляя за собой дымный след. Мелькнули перед глазами перья и ошметки попавшегося на пути грифона, белые клочья облаков — и я оказался на невероятной высоте.

— Воу, — только хлопнул беззвучно ртом — увидев, что ящер подо мной перестал существовать, — вогнав его в форсаже за облака, я просто спалил животное к чертям. На миг зависнув в воздухе, я начал падать — с запястья при этом сорвался обугленный ободок диадемы, неведомо как зацепившийся за руку и проделавший вместе со мной столь головокружительный полет за облака.

Перед глазами появилась багровая пелена, а голову словно сжало тугим обручем — я не рассчитал с использованием энергии. Титаническим усилием воли пытаясь сохранить сознание, замечая хлынувшую по лицу кровь — раскинувшуюся фонтанным веером из-за давления воздуха. Расставив руки, растянув плащ словно при полете в вингсьюте, я попытался планировать — падая, все больше набирая скорость.

Ветер свистел в ушах, беспрерывно гулко хлопала ткань плаща, залитые кровью глаза было не открыть от потока набегающего воздуха, дышать практически невозможно — а еще я с большим трудом цеплялся за реальность, стараясь остаться в сознании.

Земля стремительно приближалась — и на глазах расширялась желтая петляющая лента дороги. Левитировать сейчас не хватит сил — даже слабо ориентируясь в реальности, я понял это осколками оставшегося сознания.

Как назло, по ленте дороги тянулась длинная вереница повозок: несколько крытых фургонов, а также три заполненные овощами повозки с открытыми низкими бортами. Используя магию — оперируя оставшимися крохами энергии, я направил полет в сторону густой рощи неподалеку от дороги. Не долетел совсем немного и десятке метров от земли бросил все оставшиеся силы, замедляя полет левитацией. Получилось совсем плохо.

Перед тем, как потерять сознание, почувствовал сильный, но не жесткий удар — и лишь заметил, как капустные листья с морковной ботвой прыснули по сторонам.


(…)

— Он был здесь! — пронзительно тонко вскрикнула Юлия. За ее криком последовал резкий, хлесткий удар стремительной плетью магии — и зазвенела по каменным обломкам покатившаяся голова шевельнувшегося было воина.

Ребекка, обозревая пепелище, оставшееся от виллы Лаэртского, спорить с малышкой Джули — магистром цитадели Эмеральд для других — даже не думала. Настороженная графиня следовала за девушкой, обозревая развалины взглядом, горящим зеленым огнем.

Обе были в униформе цитадели, мимикрировавшей под реальность мира Империя — высоких сапогах с боковой шнуровкой, обтягивающих штанах, подчеркивающих талию тугих кожаных куртках с большим количеством карманов, подпоясанных широкими поясами. Двигаясь быстро, но осторожно, девушки шли по пепелищу, как вдруг двигавшаяся первой Юлия метнулась вперед — только мелькнула росчерком худенькая фигурка.

— Стоять! — с визгом рассерженной кошки закричала Юлия, мигом исчезая. Материализовавшись в десятке метров, она стальным захватом обуянной магическим сиянием тоненькой руки зажала шею опешившего чародея, только-только выбравшегося из-под завалов. Всплеск энергии девушки был так силен, что вместе с магом она еще достаточно далеко пронеслась вперед, оставляя в земле глубокую борозду.

В этот момент рядом с Ребеккой звонко ударился оплавленный черный ободок диадемы с углем вместо артефактного камня. Проводив взглядом поскакавшую по камням сплющенную, обугленную драгоценность, графиня коротко глянула вверх — туда, где под свист крыльев оседлавшая дракона Адель догнала последнюю чародейку. Истошно закричал перекушенный напополам грифон, а тело в красной мантии разделилось под длинными, как сабли, зубами на несколько частей.

— Я выжгу тебе мозг! — зашипела между тем Юлия в лицо чародею. — Говори! — вновь едва не завизжала она, с трудом сдерживая обуревающие эмоции.

— Ап-па-па-п-п-п… — захлопал губами ошарашенный маг, обезумевший от страха перед пугающим взглядом незнакомой и ужасающей своей энергетической аурой чародейки.

Юля оскалилась в гримасе, показав ровный ряд жемчужных зубок, и ее пыльцы слегка сжались, погружаясь и выжигая ледяным пламенем плоть чародея.

— Я скажу! — обретя дар речи, завизжал тот от боли. — Белый Отряд, Хеллгейт, нас наняли двадцать минут назад, тариф по тройной ставке!

— Зачем?

— Захватить одного чародея здесь, здесь, в усадьбе…

— Как его зовут?

— Не знаю! — визг боли пытаемого, чьи внутренности заполняли щупальца ледяного пламени, едва не перешел в ультразвук.

— Как он выглядит?

— Юноша — лет восемнадцати, средний рост, волосы…

— Кто нанял? — выдохнула Юлия.

— Я не зна… — захлебнулся чародей криком, и вдруг его тело взорвалось. Юлию отбросило, так что она покатилась по земле — подняться ей помогла Ребекка, оказавшаяся рядом.

Волосы девушки разметались по плечам, но встав на ноги, она выглядела так, будто ничего не случилось, лишь верхняя губа едва подергивалась от сдерживаемой ярости.

— Адель! — закричала Ребекка. Негромко — но целенаправленно усиленный магией крик француженка услышала. Заревел дракон, повинуясь наезднице — и спланировав, приземлился, взрыхлив когтями землю. Повинуясь воле наездницы, монстр приник к земле, так что сидящая в высоком седле Адель оказалась совсем близко к графине. Крупный глаз с вертикальным зрачком моргнул совсем рядом с Ребеккой, но та даже не обратила внимания, разглядывая оставшиеся в зубах ящера ошметки красной мантии.

Юлия краем глаза видела, как Ребекка прокричала Адель что-то по-французски — и дракон взмыл в небо. Несколько сильных взмахов крыльев, поднимающих монструозную рептилию вверх, и вот уже ускорившийся ящер исчез среди облаков, направляясь в Атлантиду.

— Карта Хаоса, отправила следить, — пояснила графиня, подходя к Юлии. — Здесь был Белый Отряд и маги Красной Розы, и мне это очень — очень! — не нравится.

— Вольные Роты Альбиона, — кивнула Юлия, глядя на исходящий паром шлем неподалеку — гнутое железо покрывала паутина измороси. Подойдя, девушка пнула стальное ведро с остатками головы наемника из вольной роты и вдруг резко обернулась на звук открывающихся порталов. Ребекка оказалась рядом — но из проемов выпрыгнули Майя и пятнадцать наемников. Чародейка увидела жест Ребекки и приближаться не стала. Три пятерки наемников — три элитных звезды из гильдии Серых Теней, разошлись по разным сторонам — маги активировали защиту, настороженные воины готовились убивать непрошеных гостей — если те появятся.

Рядом вспухли еще несколько порталов — и на развалинах появилась Софья в сопровождении Блейза и Хорька, а чуть погодя Геральт. Следом за беловолосым прибыли еще два десятка наемников. Это были скифы и варяги из гильдий Гипербореи — все лучшие наемники, кого он смог найти в столице — Новограде — в кратчайшие сроки.