— Буду должен, — прошептал он, целуя меня в висок.

— Снял! — послышалось за колонной, а я увидела нетронутую коллекцию. — Куда их поставить?

К нам бежало противное плюгавое нечто и о чем-то гнусавило, но его тут же опередил смурной рыцарь, утыканные стрелами, как ежик, показывая на кусок породы, из которой торчал почти наполовину загнанный меч.

— Там камень с мечом. Его тоже выбрасывать? Вы сказали — мечи отдельно, все остальное отдельно. Я пытался его вытащить, не могу! — вздохнул ежик, поправляя стрелу в голове.

- У меня тоже бывает плохое настроение, — усмехнулся Эзра, поднимая брови.

— Так, — я поплевала на руки, снова пытаясь его вытащить, но меч не поддавался. Даже богине это не под силу… — Ладно, выбросим, куда-нибудь… Хотя, погоди! Одну минутку! Сейчас-сейчас!

Я положила руку на камень, а по нему проступили золотые буквы. «Тот, кто вынет меч из каменной чаши, тот и станет королем!». Я полюбовалась надписью, которая сверкала волшебным светом.

— А что вы на меня так смотрите? Естественный отбор! Теперь можешь выбрасывать! — заметила я, с нежностью вспоминая старую сказку. Пока камень с мечом тащилив сторону общей кучи сразу несколько воинов, уверяя, что "без бабы было лучше", к нам снова подбежало плюгавое нечто.

— Вашу коллекцию убирать, хозяин? — поинтересовался гнусавый голос случайного плешивого «мимокрокодила», отхватившего порцию чьего-то плохого настроения. — Сказали убрать все, но ваша потайная дверь закрыта…

Я медленно перевела взгляд на любимого, нехорошо прищурившись.

— Нет, и не проси. Я не хочу, чтобы ты это видела, — отвернулся любимый, а «мимокрокодил» внезапно стал моим любимчиком. Судя по взгляду Эзры, мне придется каждый день справляться о посмертном здоровьице информатора.

Через пару минут уговоров меня нежно держали за руку и молча вели к красивой двери.

— Открывай, — прошептали мне. Я положила руку на дверь и решительно толкнула ее, готовясь к худшему. Я ожидала увидеть все, что угодно от коллекции трусов до стопки мемуаров о каждой завоеванной красавице, но, подняв глаза, застыла на месте. Посреди комнаты стоял мой портрет в полный рост, вокруг которого лежали цветы…

На алтаре покоилось мое старое, крестьянское платье, которое однажды пожертвовала храму добрая любвеобильная душа, и которое у меня бессовестно отобрали, чтобы переодеть в роскошный наряд. Рядом на витрине алели мои трусы — напоминание о первой незабываемой встрече.

Мои губы задрожали, а я подняла виноватый взгляд. «Сама попросила…», — прошептали мне, обнимая меня и поцелуями осушая слезы.

— Жаль, я хотел немного не так, но… Мне кажется, что так даже лучше… Подойди к алтарю, — прошептал Эзра, закрывая дверь, а я шагнула и увидела в луче света сверкающее кольцо, висящее в воздухе. Я застыла, боясь даже прикоснуться к такой ослепительной, божественной красоте.

— Кольцо, достойное богини, — я услышала в голосе улыбку, а потом обернулась, роняя слезы какой-то безграничной нежности и безмерной любви. Мои пальцы прикоснулись к кольцу, а оно тут же исчезло и появилось на моем пальце, переливаясь от каждого движения руки.

— Будьте моими… — я почувствовала, как по моему животу скользнула теплая большая рука, нежно гладя его.

Так! Стоп! Я что-то не поняла! А какое сегодня число?

— Вы все, что у меня есть… Мой маленький мир… — прошептали мне, сминая рукой тонкую ткань платья на животе, и прижали к себе изо всех сил. — Жаль, в этом мире нет теста на беременность… Приходится полагаться на божественную силу.


Конец