Глава 1

Под кожей разразилась настоящая дьявольская война. Тело гудело, вибрировало и, честное слово, казалось, что вот-вот кожа затрещит и разверзается, а наружу вырвется что-то живое и явно чудовищное. А затем, возможно, поглотит меня целиком.

Я остановила себя прежде, чем воображаемые образы вспыхнули в голове, а мысли достигли нелепого безумия.

Но подобному феномену вообще не находилось объяснения. И так продолжалось уже несколько дней, что приносило в мою жизнь довольно ощущаемый дискомфорт. А две ночи, проведенные в бредовом состоянии, не прошли незамеченными. Голова была тяжелой и неясной, глаза резало от всех светлых оттенков, что хотя бы немного превосходили собой темноту. И еще мне непередаваемо досаждали любые звуки так, что желание оказаться полностью глухой – являлось вполне заманчивой идеей.

Особенно сейчас, когда слух до боли рассек прозвучавший звонок, оповестивший студентов о завершении пары. Но мне хотя бы повезло сегодня, что первыми в расписании стояли два «окна». С трудом, но я все же заставила голову оторваться от прохладной поверхности стола, ожидая, что в любой момент в столовой могла появиться подруга, и огляделась по сторонам.

И тут…

Тревога пробила каждую клеточку кожи, когда карие, искрящиеся неподдельной настойчивостью глаза встретили мой взор. Пульс участился до бешеного, взгляд этих неистово цепких глаз с легкостью отнимал у меня весь воздух из легких. Впервые я выдерживала его взгляд чуть дольше секунды, и это было намного больше, чем на самом деле находилось во мне наглости. Понадобилось сделать несколько вдохов, чтобы успокоиться, возвращая сердцебиению нормальный ритм, и я опустила голову, скрыв лицо навесом из каштановых волос.

– Эйй! – воодушевленно пропела Леся, усаживаясь напротив за стол. Я посмотрела на подругу. – Болгарский красавчик снова пожирает тебя глазами.

Мне не требовалось уточнять, о ком именно идет речь. Последние четыре дня таковым являлся лишь один человек, и мне энтузиазм подруги приходился не по душе.

– Болгарский? – переспросила я, недоверчиво подняв бровь.

Возможно, я могла смириться с тем, что Леся не переставала называть парня красавчиком, но «болгарским» красавчиком?

Подруга подхватила бумажный стакан со стола и таинственно ухмыльнулась, словно расшифровала загадку древней гробницы.

– Ага, – наконец она перестала гордиться сама собой и заговорила. – Оба брата, оказывается, болгарских кровей. Представляешь? Прямо как ты.

У меня не возникло никакого желания поддерживать тему «прямо как ты», так как дальнейший диалог уже выстроился в моей голове. Поэтому решила схитрить и увести разговор в другую сторону.

– Откуда ты знаешь? – сделала я вид, что не особо-то верю ее словам, зная, что подруга сейчас приступит подробно все объяснять.

Леся съела наживку.

– Ну, в отличие от красавчика, его младший брат более разговорчивый. Вот я и поинтересовалась, почему у парня такое необычное имя – Дамьян. Да, и кстати, Дамьян на самом деле очень милый парень, – подметила подруга, выставив указательный палец вверх. – Должна же я была выяснить побольше об Алеке, раз уж он решил, не стесняясь, раздевать тебя глазами у всех на виду.

Возмутившись, я фыркнула, никак не понимая, что заставляло Лесю выглядеть такой довольной, когда подобное настолько омерзительно.

К тому же, «раздевать тебя глазами» – абсолютно не то определение его взглядам. Каждый раз, когда я встречала его взгляд, мной завладевало дурное предчувствие. Жутко пугающий Алек и его взоры типа «ты-перешла-мне-дорогу» открыто взывали к опасению. Он скорее посылал мне молчаливую угрозу, но уж точно не симпатию.

Я и сейчас прекрасно ощущала этот взгляд в районе правого виска.

Опустив голову, я вновь принялась водить вилкой по тарелке в надежде, что Леся отнесется к моему нежеланию разговаривать уважительно.

– Лен, а ты не думаешь, что это судьба? – мягким голоском снова начала она нести чушь. – Ну, ты… и он…

Кажется, мне не оставалась ничего, кроме как, тяжело вздохнув, смириться с тем, что мы будем разговаривать.

– Возможно. Но тогда, это – злой рок судьбы.

Леся закатила глаза и, откинувшись на спинку стула, перекинула свои короткие русые волосы на одно плечо.

– Только ты можешь быть недовольна тем, что тобой заинтересовался сексуальный парень, – пролепетала она, добавляя выражения своим словам. – Большинство учащихся здесь девушек уж точно нашли бы такому применение. – Леся поднесла стакан к губам, но перед тем, как отпить из него, добавила: – Да, и я, кстати, тоже.

Я уставилась на нее, недоумевая над заявлением.

– Что? – начала защищаться Леся, когда заметила мое удивление. – Я не могу выкинуть разврат из головы, представляя, на какой животный секс способен красавчик, если он одним взглядом может такое выделывать.

Господи!

Застрелите меня, пожалуйста.

Я мысленно заскулила, спрятав лицо в ладонях, и покачала головой.

Почему мы вообще об этом говорим?

– А ничего, что у тебя парень есть, – напомнила я ей, когда убрала руки. – Такой высокий брюнет, с которым ты еще со школы встречаешься. Я ничего не перепутала?

Леси не особо по душе пришелся мой сарказм, хотя она на него и не отреагировала.

– Кирилла я люблю, – невозмутимость ее тона поражала. – Но никто не запрещает мне помечтать о ком-то другом. Тем более, сложно сдержать слюни, глядя на этого аппетитного парня.

Я молча осудила подругу, но не могла отрицать, что Алек действительно выглядел аппетитно, как бы мне ни нравилось это признавать.

Его насыщенно карие глаза идеально гармонировали с медового цвета волосами, находящимися постоянно в легком беспорядке. Он всегда выбирал футболки и джемпера, которые плотно обтягивали плечи, выставляя тем самым на показ привлекательные, рельефные мышцы. Высок и хорошо сложен. И он – слишком красив, чтобы быть настоящим.

На этот раз я не сдержалась и посмотрела в сторону Алека. Меня сразу же встретили его невероятно темные глаза. Снова. Он смотрел на меня. Я старалась в первые дни дать понять парню взглядом, что мне совершенно не нравятся его действия, но было все бесполезно. Он не отступал, и тогда отступила я, пытаясь избегать массового скопления студентов и делать вид, что больше его не замечаю. Но на самом же деле меня так и подмывало накричать на него и заставить прекратить изводить этим варварским способом.

Но, как и в предыдущие разы, я просто отвернулась. Возможно, будь я немного смелее, все прекратилось еще в первый же день.

Намек на плутоватую улыбку заиграл на губах подруги, когда наши с ней взгляды встретились.

– Ты ведь не можешь отрицать, что от парня так и веет сексуальностью. Иначе не глазела бы на него так.

– Я на него не глазела, – спокойно опровергла я обвинение. По крайней мере, я смотрела на Алека не с теми мыслями, которые гуляли сейчас в голове у подруги. – Это только ты такая испорченная, чтобы пялиться на парней, рассуждая какие они сексуальные.

Леся усмехнулась, пододвигая к себе пирожное.

– Ну не всем же быть святошами, как ты. Так ведь и помрешь одинокой!

– Эй! – воскликнула намного громче, чем планировала и, смяв салфетку, бросила ее в подругу.

Смеясь, она увернулась и вскинула руками вверх в знак капитуляции.

– Прости, ладно? – все еще посмеиваясь, приступила она к извинениям. – Просто, если бы я ждала «того самого», то выбрала бы Алека как лучшего кандидата на данную роль в своей жизни.

Я возвела глаза к потолку, шумно вздыхая. Как можно донести до лучшей подруги, что Алек для меня полная противоположность словосочетанию «лучший кандидат». Возможно, для некоторых студенток, учащихся в нашем университете, так оно и есть, но не для меня. Во-первых, у мистера Недоступность в наличии есть своя шикарная мисс. Во-вторых, его недоступность выглядит неестественно, я бы даже сказала чересчур наигранно. Его безразличный взгляд, словно весь мир для него не существует, слишком холодный. Как будто у парня нет души. Но, кажется, именно это в нем и завораживает девушек. Ведь каждая рассчитывает, что именно она является той самой, которая сможет пробить брешь в том месте, где по плану должно находиться сердце.

– Слушай, мне жаль, что я разочаровываю тебя, но должна напомнить, что у Алека есть девушка, а это значит, что все твои доводы уже терпят неудачу, – проговорила я с такой серьезностью, что сама себе удивилась.

Очевидно я очень сильно хотела выглядеть убедительной. Однако Леся в ответ лишь улыбнулась, и это совсем не та реакция, на которую я рассчитывала.