Шердан
Делай что должно!
Повесть

Глава 1

В воздухе раздались хлопки. Уже ясно понимая, что это выстрелы и сопутствующие им неприятности, Арсений выглянул из придорожных кустов. Небольшая деревушка, совершенно старинного вида вызывала умиление и ностальгию. В начале 21 века таких деревень практически не осталось, так, отдельные дома разве что. Но сейчас в деревню соваться было опасно.

— Мля-ять!

Между домами показался бегущий человек, и, почти сразу же, всадник с занесенной саблей (шашкой, палашом!? Бог весть, для человека 20–21 веков не разбираться в холодном оружии кавалерии простительно). Беглец отчаянно метался по дороге, пытаясь уклонится от удара, но всадник в конфедератке оказался настоящим профи. Сверкнул клинок, несчастный свалился, обливаясь кровью. Всадник выкрикнул что-то, развернул конягу и поскакал обратно в деревню.

Арсений наблюдал. Обитатели деревушки, кстати, драпали во всех направлениях, перебираясь через заборы и прячась за хозяйственными постройками. Где-то в глубине поселения захлопали отдельные выстрелы, раздался звук работающего двигателя, бухнуло посильнее — явно пушка или, может быть противотанковое ружье, они уже вроде должны быть. Но если работает двигатель, то рядом, скорее всего танк или броневик, хотя тоже не факт. Простучало несколько очередей, вопли. Из-за крайних домов вывалилась толпа конных и несколько пеших. Часть беглецов была обряжена в какую-то военную форму, часть — в гражданском, явные крестьяне. Эти шустро рассасывались по сторонам. Лошадь под одним из всадников повалилась, придавив наездника и судорожно задергалась. Ранили. Загудел двигатель и между домами показался кургузый танк, довоенного вида.

Арсений прищурился, пытаясь разглядеть, кто именно перед ним, но тут же вжался в землю — передние всадники уже поравнялись с ним, а танк угрожающе шевелил башенкой с орудием. Выстрел, хлопок взрыва танкового снарядика. С жутким визгом опрокинулась пара лошадей со всадниками, остальные кавалеристы пригнулись в седлах и пришпорили коней. Арсений откатился подальше от дороги и поднялся на ноги. Пора убираться, он здесь явно лишний. На мгновение бросив взгляд на деревню, Арсений увидел как из-за какого-то сарайчика выскочила пара людей. В руках у них что-то поблескивало. Впрочем, что — выяснилось быстро. Люди взмахнули руками, в воздухе блеснуло и позади башни танка вспыхнуло пламя. "Коктейль Молотова!", хотя этого названия ещё нет. Танку и экипажу теперь хана. Бронетехника поползла было вперед, затем застыла, люки открылись и из них полезли люди.

Всадники, увидев, что опасность миновала, остановились и развернули коней. Возле полыхающей машины спешились — три фигурки выскочивших танкистов застыли с поднятыми руками. Придурки — конечно, втроем против двух-трех десятков на открытом месте они бы не продержались и минуты, но сдаваться в плен пшекам?! Есть и более приятные способы самоубийства. Спешившиеся всадники тем временем сбили пленников с ног и азартно пинали танкистов.

Внимание Арсения привлек труп всадника, упавший неподалеку в заросли, вернее его винтовка. Пусть обращаться с ней он не умеет, но хоть что-то. Пока уланы отвлечены можно попробовать прибарахлиться. Стараясь не смотреть на развороченный бок человека, Арсений осторожно снял оружие и подумав — подсумки с патронами. Саблю решил не трогать. Дай бог бы с винтовкой (или это карабин?!) разобраться.

Арсений с интересом осмотрел оружие. Из зарослей он по некоторому размышлению вылезать не стал — вокруг открытое место, слишком велика вероятность что заметят. Это местные тут каждую ямку знают, а он за целых два часа только придорожные кусты и сумел изучить. Ползти — земля сырая, вымокнешь и вымажешься враз. В общем, овчинка не стоила выделки — и рискованно, и неприятно, и в оружии разобраться надо.

Поэтому попаданец (во всех смыслах) перебрался в место, где полоса кусты была пошире и погуще, и принялся исследовать знатный трофей. Не "мосинка" и не знакомая по военному музею "арисака" точно. Маузер, Лебель? Черт знает, что за ружья были на вооружении ляхов в 1939 г. Вспомнившиеся названия ничего не говорили. Вроде обе самозарядки, "маузер" довольно хорошая, но сейчас это не актуально. Вот эта пимпочка, судя по месту и внешнему виду, наверно, предохранитель. По идее раз винтовка была у кавалериста за спиной, то он включен. А вот так — выключен! Хотя тоже не факт. Улан (или гусар) мог быть придурком по жизни и таскаться со сброшенным предохранителем. Или тот могло перекинуть когда в хозяина ствола попали. Проверять не хотелось. И патрона жалко и любопытных рядом много — мигом прибегут из села.

Вспомнив про село, Арсений заколебался. В деревеньке находилось трое пленных танкистов. Отлупив олухов, конники связали их, набросили на них по петле на шею и уволокли в деревню. Вряд ли это немцы, силуэт танка он рассмотрел плохо, все-таки зрение минус 4, 5 и грязные очки, но маловероятно, что фрицы появятся с востока. Значит это наши и красноармейцам грозит трибунал за нарушение устава путем сдачи в плен, но до трибунала они могут и не дожить. В лучшем варианте их прилюдно расстреляют вместе с местными бунтовщиками, в худшем ребята позавидуют Сергею Лазо и прочим мученикам Гражданской которых запытали интервенты и белые офицеры. Спасти олухов было бы логичным и правильным поступком для настоящего попаданца, вот только Арсений не являлся ни ветераном горячих точек, ни тайным чемпионом мира по самбо, ниндзюцу и каратэ вместе взятым. Винтовка то ли выстрелит, то ли нет, а если выстрелит, то маловероятно, что попадешь и хрен знает как её зарядить снова. В любом случае шансов у него нет. Максимум убьет или ранит пару и так обреченных поляков, прежде чем подстрелят его самого. А это верная смерть для всего Союза.

Можно дождаться ночи, но и это не обязательно. Танки поодиночке не ходят, во всяком случае не должны. Наиболее вероятно, что это разведка… или инициативные идиоты. В любом случае их будут искать. Вывод — не рисковать своей такой ценной головой и ждать более существенных сил своих. Для чего следить за селом и дорогой. А когда они появится, можно проявить героизм и пострелять по полякам, буде подвернется такая возможность. Не придут до ночи — шлепать дальше. На дороге, кстати, происходило какое-то шевеление, и звучали голоса.

— Блин! Пришли забрать убитых. А на одном отсутствует и винтовка и подсумки.

Свистнул воздух, кто-то вскрикнул и жалостливо заголосил. Через пару минут в просвете между стволами мелькнула телега с аборигеном и пара всадников в форме. Всадники активно крутили головами и держали карабины наперевес седел. Один нервно помахивал плеткой — видимо именно он хлестнул крестьянина. Скорей всего пропажу оружия и подсумков списали на местных, что разбегались из села, но пошарить по округе не рискнули, опасаясь пули.

Потянулись часы ожидания. Арсений ещё поковырялся в винтовке, повернул что-то не то, и от оружия отвалилась странная железяка. Видимо затвор. Арсений мгновенно взмок. Воображению мгновенно представился усатый пан или немец, натыкающийся на него… и приведенная собственными руками в негодность винтовка. Минут через 15 лихорадочного ковыряния железяка вернулась домой, подергав её для надежности, новоиспеченный стрелок облегченно перевёл дух. Но, занятый этой, без всякого сомнения, продуктивной деятельностью, Арсений не заметил изменения ситуации.

Из-за крайних домов показалась толпа поселян, гонимая всадниками. Некоторые пейзане имели явно потрепанный вид, особенно это касалось мужиков и молодых женщин. Паны подавляли мятеж или активно расслаблялись после драпа, или и то и другое вместе. Арсений читал про беспорядки, возникшие на территориях Западной Белоруссии и Украины после поражения Польши.

Ага, а вот и наши танководы, под конвоем. Двое тащат третьего под руки. Пленных дотолкали до стены сарая и там оставили. Конные и пешие в мундирах выстроились вокруг толпы, таращась на зрелище и время от время озирая окрестности. Расстрел. Ребятам крупно повезло — умрут быстро.

Построив толпу на выгоне (или это загон?!), метрах в ста от того куста, в котором скрывался Арсений, упитанный пан с большими усами на такой же упитанной лошадке толкнул речь. Слышно было слабо, хотя пан явно старался.

"Бу-бу-бу! Бу-бу-бу!"

Арсений на всякий случай ещё до приближения толпы залёг, выставив ствол винтовки между ветками. Его здесь вряд ли видно, но если что… один выстрел он точно сделает… наверное. На всякий случай он взял на прицел сначала ближайшего конника, потом жирного.