– Понятно, – поморщился я. – Спасибо и извините за шум, думал, там они уснули все.

– Ничего, – махнул рукой представитель власти. – Но уж в следующий раз не выражайтесь так громко и не шумите.

– Хорошо, не буду, – пообещал я и направился ловить извозчика.

Да, кроме как лично отправиться в резиденцию и попытаться что-нибудь сделать, никаких вариантов не осталось. Я пытался вспомнить, на какое время данное мероприятие назначено и не опоздал ли. Времени потерял уйму, а ничего не сделал. Погода еще начала портиться, в небе появилась черная полоса огромной тучи, и вдали послышались раскаты грома. Не хватало еще, чтобы дождь ливанул, правда, в данной ситуации это могло бы сыграть на руку. Презентацию подарков отложат, гости императрицы и сама она мокнуть не захотят, войдут в резиденцию, а там на них напасть сложнее. Хочется подогнать бег лошади, но кучер правит не спеша, да и движение плотное, пролетки туда-сюда раскатывают, не сильно-то он скорость сможет прибавить. Сижу и прислушиваюсь, но стрельбы не слышно, как и каких-то шествий. Может, пронесет? А демонстрация должна состояться, если что-то в резиденции произойдет. Планы поменялись у организаторов или они настолько ушлые, что все смогли учесть? Нет, не верю! Подобные перевороты не так совершаются.

– Дальше не поеду, – оглянулся на меня возница.

Улица впереди вся забита, и ему не развернуться. Ничего, тут до парадного входа не так и далеко – дойду! Рассчитался с кучером и двинулся в сторону резиденции. Действительно, гостей у императрицы много, это заметно по пролеткам, стоящим на обочинах, есть с пяток автомобилей, которых не пропустили на территорию. Да и слишком много вокруг прохожих и зевак, что уже довольно необычно. Ха, да в каждом втором угадывается человек, принадлежащий к армии! Это не считая тех, кто служит в ведомстве Ларионова. Я сбавил шаг и, остановившись, закурил. Ну так и есть, резиденцию усиленно охраняют! Жандармы и полицейские явление привычное, но их тут слишком много, как и усиленных патрулей гвардейцев. Можно выдохнуть, заговорщики не дураки, не полезут напролом.

У ворот меня остановил штабс-капитан и попросил документы, внимательно изучил их, сверился с каким-то списком и разрешил пройти, предварительно предупредив одного из гвардейцев:

– У господина особый допуск, оружие может иметь.

– Слушаюсь, вашбродь! – сделал ефрейтор шаг назад и стал по стойке «смирно».

– Могу пройти? – уточнил я у штабс-капитана.

– Проходите, – кивнул тот и добавил: – Гости собираются за основным зданием, там стоят подарки иностранные.

Медленно иду и радуюсь: народу много, но еще больше переодетых вояк. Даже парочку встретил, с кем на охранителя сдавал. Парни делали вид, что относятся к купечеству, но мне-то известно, что они к подобному сословию не имеют отношения. Военный оркестр играл какие-то веселые мелодии, тут и там накрытые столы и суетились официанты. Н-да, постороннего люда тут тоже хватало. Вспышки фотографов, кокетливый смех дам и бас офицеров в парадных мундирах. Перед глазами словно картинка из постановочного фильма, но тут все реально, нет наигранности и показухи.

– Иван, привет! – хлопнул меня по плечу Алексей.

С ним Олесь… тьфу ты, Ольга Николаевна пыталась пройти испытания на охранителя и его братом называла.

– Алексей Николаевич, – чуть улыбнулся я, пожимая ему руку.

– Узнали, значит, – расстроенно резюмировал брат императрицы. – И что, теперь уже те отношения не вернуть?

– Почему? – пожал я плечами. – Все же зависит от человека и его взглядов.

– Иван, предлагаю дружбу, без всякого зазнайства! – протянул он мне руку.

– Принято, Алексей, – вторично обмениваясь с ним рукопожатием, сказал я ему.

– Пошли посмотрим на представление, как наша императрица выкручиваться станет, подарки заморские принимая, – предложил парень.

Н-да, до сих пор не могу понять, как его до состязания допустили. Молод он еще и искренен, но свою сестру не выдал, да и вел себя осторожно.

Увы, Алексея перехватила какая-то молоденькая кузина и попросила того прогуляться с ней, а то, мол, заскучала. Разговоры-де совсем не по ней, все больше на военные и технические темы. Такой встрече брат императрицы не обрадовался, но галантно предложил руку и со скучающей улыбкой повел гостью к прудику с рыбками, которых юная леди возжелала покормить.

Два черных лимузина, честно признаюсь, красивы и внушительны, стоят и сверкают. В наполированных кузовах отражается все как в зеркале. Небо еще больше затянуло, ветерок стал подниматься, а делегация во главе с послами и Ольгой Николаевной как раз в этот момент направились к «подаркам». В свите императрицы увидел Греева с Еремеевым, полковники спокойны, о чем-то между собой переговариваются. А вот Ларионов, идущий чуть позади, явно встревожен, осматривается по сторонам, и по движению видно, что он нервничает.

Мне не понравились трое парней, делающих вид, что являются механиками машин. Я прямо на месте застыл и нахмурился. Один со второй попытки дверь ближайшей к свите императрицы машины открыл. Второй зачем-то склонился к своему ботинку и зажигалку достал. Не по размеру на них одежка, костюмы механиков с чужого плеча! Делаю Ларионову знаки, но тот не видит. А склонившийся к земле уже чиркнул зажигалкой, и от его ног побежал по траве дымок. Он же бикфордов шнур поджег! Где-то рядом бомба, а то и не одна. Краем глаза замечаю, что подобные действия выполнили еще несколько человек, в основном одетых в ливреи слуг и официантов. Мля! Они же решили тут все взорвать! Но ведь и сами живыми не уйдут. Откуда взялось столько смертников?

Мозг лихорадочно анализировал, а руки и ноги уже начинали действовать независимо от моей воли. Выхватил револьверы и стал стрелять по струящемуся над травой дымку, пытаясь предугадать расположение бикфордова шнура и перебить его. Где-то за спиной прозвучал хлопок, потом еще и еще один. Это не взрывы, что-то другое, но и не фейерверк. Один из механиков натянул на себя противогаз, второй же выхватил пистолет, но выстрелить не успел – упал с пулевой отметиной во лбу, третий механик заводил автомобиль. И в этот момент прозвучал рядом хлопок, следом мощнейший раскат грома и порыв шквалистого ветра. Сама природа вступила в противостояние с заговорщиками, что не могло не радовать.

Эпилог

В данный момент сижу на заседании Медицинского совета при Министерстве внутренних дел империи. Лев Федорович Рагозин оглашает заключения по второму антибиотику, предложению по усовершенствованию шприцов, прибору для измерения давления и порошку по усилению мужской силы. Да-да, профессор доработал по моей подсказке порошок от повышенного давления, и теперь его основные свойства другие. Самое интересное, что данное средство для потенции вызвало небывалый ажиотаж. Как только нотариус заверил документы о новом препарате и его свойствах, так на следующий день его друзья и знакомые потянулись с жалобами на мужскую немочь. А через неделю уже стояла очередь из так называемых больных. Профессор мне еще попенял, что мы выпустили джинна из бутылки.

– Время пройдет, и все успокоится, – махнул я рукой. – Но продавать препарат в первое время станем строго по рецепту. Надеюсь, сумеем проверить на искренность больного, что у него достоинство отказывается работать?

– Гм, на базе акушерского отделения можем открыть общий кабинет гинекологии, – задумчиво ответил профессор.

– И нанять туда пару дам легкого поведения, чтобы они могли клиентов проверить! – предложил Анзор, которого мы давно выписали, но он в больнице времени больше проводил, чем где-либо еще.

Ну не устраивает тут свои сходки и разборки – и ладно, нам спокойнее.

Рагозин демонстрирует наши предложения (образец прозрачного шприца и прибор давления с манометром) и зачитывает выводы лаборатории. Результат мне уже известен, патенты получим на все. Фабрику у Келера мы приобрели, заплатили ему меньшую стоимость, но обязались с дисконтом поставлять лекарства. Сима стала нашим младшим партнером, чем расстроила Анзора. У них так и продолжаются отношения, но характеры у обоих еще те, прогнозов, будут ли они вместе, давать никто не берется. Да и у меня пока не все понятно. Нет, с Элизой встречаемся, но какой-то искры между нами нет. Графиня Смеева, как и наш замечательный хирург Коротков, от своих болезней излечились, и хотелось бы верить, что окончательно. Хочется точности, но осталось решить вопрос с господином Рентгеном. Как ученого переманить – не представляю, хотя уже и знаю, где он в Германии проживает, и даже пару писем ему отправил. Чувствую, предстоит ехать к нему лично и убеждать, но времени, как обычно, не хватает. Планов просто громадье. Необходимо еще на Урал смотаться и выбрать место для еще одной фабрики (деньги есть). А вот императрицы не видел с того памятного дня, когда на нее покушались, а прошло уже полтора месяца.