Изображение к книге Нулёвка

Андрей Минин
Нулёвка

Глава 1

– Эй, Хан! Иди сюда, – крикнул мне единственный мой друг здесь, с другого края плаца. – Погляди!

Подбежав к нему, я подпрыгнул на четыре метра, ухватившись за его руку, и, подтянувшись, заглянул за стену, что отделяла нас от загонов с химерами. Кучка выпускников нашего Военного государева училища магов, находящегося в городе Староместе, проходила экзамен, после которого всех распределят по местам несения службы. Чем лучше себя покажешь, тем в менее опасное место попадёшь, как говорит наш инструктор. И я ему верю. Старик повидал немало… Бывалый!

Успел я к самому концу. Из строя выходил последний ученик. Гордо поднятая голова, уверенная походка, наутюженная серая форма училища и серо-буро-малиновый галстук, показывающий, что сей ученик учится на химеролога. Мазнув взглядом по его плечу, где не увидел никаких дополнительных цветных вставок в петлицы, понял, что он идиот, что потратил три года впустую и не освоил никакой дополнительной профессии, а в армии его ждёт неминуемая смерть.

– Я тут с самого начала! – зашептал мне на ухо Серёга. – Две трети группы легко справились со своими крякозябрами, взяв их под свой контроль и продержав неуправляемых зверушек двадцать минут, заставляя тех выполнять всякие команды по указу экзаменатора. Трое не дотянули, и их успели покусать. Они выжили, но не сдали экзамен. Не повезло, – протянул он.

– И что им теперь светит? – спросил я с интересом, хотя знал ответ. Как говорят в Одессе, умеешь считать до десяти – остановись на трёх! И я следовал этому правилу неукоснительно.

– Тот жирный экзаменатор сказал, что отбросы, которые не могут удержать слабых химер пару минут, в регулярной армии не нужны, и приказал тащить их к ритуалисту, – кивнул он на отталкивающего своим видом жирдяя. – Через пару деньков в закромах училища вместо трёх человек будут три живых накопителя, которые выдают лучшим ученикам по окончании сего заведения…

– Пусть земля им будет пухом, – сказал я, не в первый раз за два года в этом месте. Кто-то умирал по случайности, на тренировках. Кто-то не справлялся с нагрузкой, и его разбирали на ингредиенты или того хуже. Этот мир – не сказка!

– Начали, – выкрикнул экзаменатор и отгородил себя и других учеников с инструктором и парой лекарей второго года обучения от следующего экзаменуемого паренька плёнкой барьера. На этого дурашку уже неслась страхолюдина, грозно рыча и разбрызгивая пену. Земля дрожала…

– Бывший волк, превращённый в машину для убийств, – толкнул меня локтем под рёбра друг, со значением покивав. В его петлицах было несколько цветных вставок, причем одна из них вырвиглазного цвета химерологов. Он знал, о чём говорил. Его питомцем была пума с тремя глазами.

Волк покрыл расстояние в пятьдесят метров за две секунды, а когда парень направил на него правую руку и из неё вышло несколько туманных нитей, ушедших в голову твари, та запуталась в ногах и покатилась кубарем. Секунд пять её били сильные конвульсии, а зрители ждали. Как оказалось, химерологию экзаменуемый учил на совесть. Честь ему и хвала!

Взрык!!! И зверь на ногах. Взмах руки, и подконтрольная тварь, по указке кукловода, подошла к полупрозрачному барьеру и прошлась перед строем одноклассников, показывая себя во всей красе. Двухметровая в холке, покрытая крупными чешуйками грязно-розоватого цвета и лишённая глаз в угоду более крупной пасти.

– Пастеволк, – пояснил Сергей. – Одна из стандартных химер выпускников. Маленький мозг, голова-пасть, тепловое зрение, ну и очень быстрые ноги. Опять же дешёвая, – пожал он плечами. – Нужен лишь живой волк, пара ингредиентов, нулёвка со способностями, полгода работы – и вуаля.

– Вам ведь отдают после выпуска своих химер? – поинтересовался я, так как видел в прошлом году, как ученики, закончившие училище, уходили окружённые своими питомцами, если их можно так назвать.

– Не-а, Хан, – замотал друг головой в отрицании. – Только тем, у кого основное направление химерология. А у меня, как видишь, это ведьмачество, – опустил он взгляд на серый, как и форма, галстук.

– Я и не знал! – Удивлённо глянул я на свой галстук того же цвета. – На всём экономят!!! Копейки ведь стоят! Жмоты!!! – Сплюнул я в сторону.

Пока мы болтали, экзамен подошёл к концу. Управление химерой перехватил наставник группы, а экзаменатор, не отходя от кассы, стал ковать железо:

– Как я вижу, даже такие отбросы, как вы, можно научить чему-то дельному, чернь! – стал унижать и глумиться этот нехороший человек над мальчишками и девчонками от тринадцати до тридцати лет. – Всемилостивый государь, в моём лице, поздравляет вас с окончанием училища города Старомест! Не слышу? – Приложил он руку к уху.

– Служу Империи! Ура! Ура! Ура!!! – в унисон, заученно прокричали выпускники. Оболванивание во всей красе.

– Я внимательно наблюдал за вами, и хоть вы и справились с нормативами, получив свои заветные первые ранги, грязерождённые, вы всё равно остаётесь мусором по сравнению с нами, с дворянами! Вам ясно, недомаги?!

– Да, сударь! Ясно, сударь!

– Ну и отличненько, – мерзко ухмыльнулся этот представитель аристократии нашего мира.

Штатный балабол нашей группы ведьмаков, всюду сующий свой нос, стал выдавать мне сведения:

– Это новый императорский экзаменатор нашей школы. Только назначили к нам. Говорят, он убил кого-то за оскорбление, но без объявления дуэли, как того требует дворянский кодекс, причем более слабого соперника – из боярского рода Стародубовых, за что его и сослали в ссылку к нам, в глушь несусветную. Да ещё и без права возврата! Стародубовы влиятельны. Думаю, недолго он проживёт. И здесь достанут…

– А он сам? – спросил я. Интересно же! Таких наглых благородных я ещё не видел. Любого можно убить, а он тут оскорбляет будущих магов, хоть и слабеньких. Сопляков еще, по сути. Но ведь они вырастут! И отомстят. Мы, интернатовские – мстительны.

– Из рода Полозьевых. Мелкий боярский род, у которых лишь замок да несколько деревень во владении. Гнилой человек, – подвёл итог Сёрёга. Я согласился.

Жирный, пока мы его обсуждали, залез в ОКО – свой персональный наручный браслет-компьютер, что прикрывал татуировку на левом запястье, наносимую всем гражданам Российской империи в десять лет, в которой зашифрован лишь индивидуальный и уникальный код гражданина. Браслет считывает этот код, и владелец получает доступ в своё сетевое хранилище и почту. Браслеты заменяют гражданам паспорта. В них указываются все достижения, ранги и профессии. Стандартный, выдаваемый всем от щедрот Империи, включает в себя: блокнотик, возможность читать книги и почтовый ящик. Дополнительные функции – вроде навигатора и других – есть лишь у аппаратов, что стоят серьёзных денег.

Думаю, следует уточнить, что книги в электронном виде существуют лишь развлекательные. Проза, поэзия, фантастика. Серьёзные труды, включая и магию, оцифровывать запрещено. По указу императора нашего! Хотя никто не запрещает перепечатать сии труды в свой браслет. Главное не давать никому их перекачать. Читай себе помаленьку…

Браслет же Полозьева был государственной собственностью и давал возможность подключаться к чужим ОКО и править информацию, что он сейчас и делал. Давая выпускникам первые ранги, подтверждая профессии и назначая в войсковые подразделения нашей необъятной родины.

Конечно, магам и в ауру ставят метки о профессиях, но мир состоит и из обычных людей, без способностей видеть, так что ничего удивительного, что вся информация дублируется.

Спрыгнув со стены, мы потопали в нашу казарму, обсуждая увиденное и делясь впечатлениями. Ведь ещё год, и мы, так же как и эти ребята, отправимся по местам несения службы, отрабатывать долг перед Российской империей. Такие, как я, свободные граждане, отучившиеся по направлению Канцелярии, отдадут армии пятнадцать лет, что мелочь, так как знающий маг живёт не менее двухсот годков, если на голову не укоротят. Ну а истинный, то есть мастер, что достиг четвёртого ранга и получил ненаследное дворянство, живет от трёхсот и больше. Их ещё называют витязями. Свободные художники, так сказать.

Рабы или закупы будут служить чуть ли не вечно…

Отступление 1

Лёжа на двухъярусной кровати и слушая храп воришки, по кличке Гвоздь, я работал с разумом, структурируя его и пролистывая свою жизнь, страничка за страничкой.


Эпизод первый. Я плачу, так как старшие дети рассказали нам, что наших мам и пап скушали монстры, напавшие на деревню, и мы единственные выжившие. А так как родственников, документов или татуировок у нас нет, то имена нам дадут воспитатели.