Меня заметили. Василий был без сознания, воды наглотался. Это ничего… Главное, что мозг жив, успею вытащить, если потороплюсь. Почувствовав угрозу с моей стороны, эта зверюшка неведомая откинула жертву в сторону и резко помчалась ко мне, издавая глубокие, утробные звуки. Миг, и она на расстоянии удара. Очень опасно биться с ведьмаком в прямом контакте, что я и доказал, ударив вибрирующим на высокой частоте кулаком по туловищу бедной жабы. Её просто разорвало пополам. Порвал, как тузик грелку! Вода окрест окрасилась красным, а я всплыл с болтыхающимся телом Василия под мышкой. Мужики втянули его на свой островок.

Подплыл к ним и я, не забыв, впрочем, свою зелёную добычу, подтянутую за лапки. Подскочив к Василию, первым делом освободил его лёгкие и дыхательные пути от воды и тины, после чего запустил сердце. Раз, второй, и оно забилось в привычном ритме. Жив, вне опасности…

– Слава богу, – перекрестились вокруг.

Но главное мозг! Положив руки на его виски, я убедился, что всё в порядке. Мыслю – значит, существую. Меня не отдёрнули! Доверяют, или не поняли, что делаю? Короче, нечего разлёживаться, дал я ему хлёсткую пощёчину.

– Вставай и пой! – Хмыкнул я на его ошарашенный, безумный взгляд.

Пока мы с охотниками-промысловиками (сколько курей они передавили!) разделывали тушу этого реликта с болот, Святополк успел объяснить Ваську, что произошло, попеняв за невнимательность. Не устоял перед жабой? Где это видано? Нам такие в десятке не нужны, шутили над ним друзья, похлопывая по плечам. Смерть прошла рядом.

Наш пупырчатый друг был богат на трофеи. Кожа как у крокодила, что была бережно снята и упакована на дно рюкзака. Печень, почки и сердце, что в зельеварении пойдут на дорогие эликсиры. Голова же была срезана лично Добрыней. Повесить в казарме хочет. Я не возражал.

Прошло всего часа четыре, а вымотаны все были как не знаю кто. Так что, как только болото закончилось, встали лагерем. Завтра будет новый день. Нагоним. Не так мы сильно от графика и отстаём.

– А его мясо точно съедобное? – с опаской поглядывая на крупные куски в кастрюле, спросил Ждан.

– Да, я проверил, – счастливо улыбнулся я, сияя как солнце. Что ещё надо мальчишке? Приключения и чудовища. Как в сказке. Вот они! Ну и что, что разум взрослого, состоявшегося человека? Гормоны, хотелки и всё такое…

Пока я кашеварил, все успели постираться в ручейке рядом, развесить шмотки по деревьям да натаскать ельника на постели. Святополк выставил караул. Служба идёт, солдат спит.

Третий день похода подгадил дождичком. Итак, сырость и жара стоят несусветные, так нет, еще дождь зарядил. Впрочем, выспавшиеся и весёлые, мы пошли дальше. Вера в командира делает и не такое. Все видели, как я без промедлений бросился на помощь Василию. И тварюгу видели огромную, что теперь мертвее мёртвых. Вера горы двигала! Приказы мои и раньше выполнялись, но сейчас стало совсем по-другому. Служивым было в радость услышать мою похвалу или просьбу, исполнить которую было честью.

Командир из меня получился неплохой – подвёл я итог.

Груза набрали немало… Точнее набрал я, а несли они. Не одним болотом живы! И в лесу много чего полезного есть. Грибочки опять же на обед не помешают? Ничего, потерпят… Невеликий вес там. Травы сушёные да грибы галлюциногенные. Э-э-э… это на продажу!

– Хан, как думаешь, набредём на некрополь? Я слышал, что это пострашней пауков будет! – спросил мой заместитель на ходу, пока я срезал с дерева светящийся лишайник, причмокивая от удивления. Богаты леса здешние. Ох, богаты!

– Возможно всё! – Взглянул я на него. – Не бойся. Я заранее его засеку.

– А как же жаба? – усомнился он в моей непогрешимости.

– Она под водой была, вот и не среагировал, – пожал я плечами. Не говорить же, что это мой косяк, и я тупо забил сканировать округу, увлёкшись собирательством.

– Привал! – отдал я команду. Пора свериться с картой. Комары задолбали, прихлопнул я очередного кровососа, что сел на мой нос.

* * *

Шёл последний день нашего дозора. За всё время, что прошло с нападения на болоте, ничего примечательного не было. Нашли ещё два термитника и медведя-шатуна. Мясо было жестковатым. Не заболеть бы! У них вроде оно заразное бывает.

Думаю, сегодня к вечеру выберемся к Уссури. Петля, которую мы заложили, должна вывести к тому же месту, где мы сходили на берег, а рыжий капитан должен ждать на другом берегу. Подадим сигнал костром. Можно было бы, конечно, ему и на браслет написать, только вот я его адреса не знал, да и не будет скорей всего связь ловить. Вышек здесь нет. Это в городах, сёлах да деревнях они понатыканы.

Обойдя своих пациентов, а что вы хотите, это не прогулка у моря, а войсковая операция. Богдан вот ногу сломал, оступившись. Вылечил я ее влёт, но темп пришлось снизить. Невезучий же Василий наступил на гнездо ос. Притом не обычных, а зловредных, магических, что его искусали и яйца отложили под кожей. Полдня с ним провозился. Гной собрал в баночку.

– Тихо, – страшным шёпотом отдал я приказ развеселившимся бойцам. Рано они радоваться начали. Мы ещё не в казарме. – Слышите? – Приложил я руку к уху, оттопырив его.

– Да. – Побелел как снег мой заместитель.

– Откуда здесь бесы? – повис вопрос в воздухе.

В лесу стоял визг. Разговаривая, бесы подвывают. Бесы, как мы их называем, были одной из рас, что попали в наш мир с тысячу лет назад. Только вот они сюда явились не со своим материком или островом, как эльфы с гномами, а упали на голову израильтянам. Теперь и такого народа-то нет. Всех закабалили, сведя к роли животных.

Мерзкие твари эти бесы. Ростом метр с кепкой. Чернокожие и вонючие, они знали толк в зверствах. Лица же были изуродованы так, что и захочешь, не сотворишь. На почве всяческих казней, пыток и непотребств они и сошлись с турками, совместно покорив уже Кипр, Сирию, Иорданию и Ирак. В данное время они насели на Саудовскую Аравию и Египет. Если верить газетным аналитикам, ещё лет пять – и те падут.

– Не знаю, – я задумчиво присел на корточки. Торчим здесь как дураки, заметят ещё. – Далековато они забрались. Придётся разведать.

– Они лучше собак нюх имеют! А колдуны у них, сказывают, сильнее наших, – заволновался Святополк.

– Я один схожу. Эликсиры каждый день пью, так что не учуют, – успокоил я его, имея в виду состав, что запах отбивает лучше всякого перца.

Подобраться по-пластунски к их лагерю было делом нелёгким. Я ещё думал, как это не почуял их? А, оказывается, были они в километрах пяти от нас. Звук по реке далече разносится. Точнее по ручейку, но широкому.

Поляна была большой. Видать, давно присмотрели. Их было два десятка, и занимались они тем, что жарили тушу кабана на вертеле да похоть ублажали. Полон где-то собрали… Одна из баб вскрикнула особо громко, на что остальные залопотали по-гречески. Соседей с той стороны навестили, сделал я вывод, внимательно обводя глазами округу.

За огороженным высокими жердями загона было не меньше пятидесяти человек. В основном дети, обоих полов, и молодые женщины. Мужчин старше пятнадцати не было. Бесы ценят всё красивое… И девок выбирают посмазливей. Носят изнасилованные женщины в своих животах стопроцентных отродий. Все в папку идут! Маленькие и чёрненькие. Своих баб-то у них нет! Рождаются всегда мальчики.

Наличие же дирижабля с краю поляны всё объясняет. Это не израильские! Тем лететь сюда – смысла нет. Добычи и под боком достаточно. Эти же с острова Гуам, в Тихом океане. Маленький анклав там имеется, а смердят как материковые. Что же делать?

Не знал, что эти твари забредают так далеко. Того и гляди у нас начнут разгуливать. Дирижабль, опять же. Неплохой куш. Конечно, это не мастодонт, что доставил нас сюда, а каботажник тридцати метров в длину, из самых дешёвых. Но летает же? Хочу!

Стоит, думаю, упомянуть о трофеях и разделе их в армии. Если ты верно служишь, являешься свободным, а в придачу одарённым, то всё, что взял на штык – твоё! Кроме земли. Отстегни лишь десять процентов от стоимости добычи Империи. Остальные в пролёте… Так что мои ребята не получат ничего! Но я же не зверь? Отстегну им, на конфеты…

– Что делать будем? – собрал я совет. Себя и старосту, кто не понял, отойдя на всякий случай подальше.

– Идём по маршруту. А место пометим и доложимся по прибытии в часть? – Мудро пожал плечами Святополк, прекрасно уже прочухавший мои наклонности. Приключения, риск, адреналин. Сам себе удивляюсь. Хотя я и там был маньяком. Адреналиновым!

– А трофеи? – Вытянулось у меня лицо.

– Нам не положено, – хитро блеснул он глазами.