– Я не обижу, – потёр я большим пальцем об указательный. Жест, понятный всем слоям общества. – Да и не стоит забывать, что их завтра уже здесь не будет. Полонян в трюмы загонят и на чужбину увезут. Надо помочь, – подвёл я итог.

Бесы, как бы нелепо и отталкивающе ни выглядели, бойцы сильные. С наскока их не взять. Нашему отряду и не светило бы ничего, если бы не мои таланты в зельеварении и полные закрома трав. Сегодня котёл послужит для великих дел! Жаль, после этого его придётся выбросить, не отмоешь…

Составчик «сна наяву» готовится быстро, но сохраняется недолго. Использовать нужно сразу. Цветочки с травками тоже стоят недёшево. Но главное – рецепт! Спасибо вам, воры, что продаёте мне книжки по цене золотой за штуку. Что бы я без вас делал?

Целый чан мутно-зелёной бурды был опрокинут выше по течению, по направлению ветра. Образовавшийся от соприкосновения с землёй салатовый туман полетел прямиком в лагерь неприятеля. Да и не такой жирный он будет, как здесь. Запаха и вкуса не имеет. Цвет выветрится. Суперрецептик!

– Если никто из бесов не ходит под постоянным щитом, защищающим и от ядов всяческих, то победа в кармане, – потёр руки Гостомысл.

– Накаркал! – констатировал я, глядя за действом из кустов малины. Два беса, одетые побогаче остальных, не упали, а забегали между соплеменниками, сомлевшими кто где стоял, отвешивая им пинков. Поднять так, что ли, надеются? Один прямо на девушке фигуристой застыл! Вот облом!

– Пли! – Взвился рой стрел, утыкав живчиков, а я побежал вперёд. Стрелы, как и ожидалось, зависли в защите и были откинуты в стороны. Я взял на себя левого противника, что покрупней и уродливей. Правого окружили Путята, Ждан и Азей. Остальные продолжали пускать стрелы, пытаясь пробить индивидуальные щиты. Такой и у меня есть.

– Моясь есть твои пятраха! – взвизгнул мой противник, коверкая слова могучего. Как только узнал, что я русский? По блеску в глазах, что ли?

Два беса это не двадцать! На пятом ударе кулаком по защитному полю оно мигнуло, пропав. Плевок! И поцелуй мамбы показал себя во всей красе. Второго уже разрезали на куски товарищи. У страха глаза велики. От их бесёнка остались лишь куски мяса. Им бы на скотобойне работать.

Первый мандраж спал, и мы приступили к делу. Военнопленные? Не, не слышали! Спящим беспробудным сном просто отрубали головы, сложив из них пирамидку. Это Гостомысл постарался. Маньяк чёртов. Надо бы приглядеть за ним… Не хотелось бы проснуться, а он над тобой…

Вот он, долгожданный миг! Сбор трофеев. Пока греки спали, мы раздели бесов, сняв с них плохонькую броньку, амулеты и золотишко. Выкопали яму и закопали. На защиту пирамиды Гостомысл встал грудью. Плюнули и занялись дирижаблем, предварительно отперев загон с несостоявшимися рабами, вынеся их на воздух. Вонь там стояла жуткая! Ходили они под себя. Ограду разломали на дрова, придётся задержаться здесь. Опоздаем чуток, но ничего… Всё окупится!

Дирижабль, как много в этом слове! Пройдясь от кормы до носа, я по-хозяйски осмотрел все закутки. Туалет посетил! Какашки летят прямо на чьи-нибудь головы! Снова плацкарту вспомнил.

Маленький. Две палубы всего. Одна жилая, с каютами, машинным отделением и рубкой, плюс трюм. Там всё было в цепях. Людоловы – опасная профессия. Теперь они это знают, бросил я взгляд на пирамиду Хеопса – Гостомысла.

Управление было для детей. Подал рычаг вперёд, нагнетая пар, и ты в воздухе. Подал назад – на земле. Крути себе баранку влево, вправо. Разберусь…

Глава 6

Отступление 4

Разговор за закрытыми дверями

– Как так получилось, я спрашиваю? – Не мог усидеть на месте тысячник и глава гарнизона Черняево. – Боевые маги, элита из элит, не смогли попасть по дирижаблю, заходящему на посадку?! КАК?

Ответил ему статный господин, с приятным баритоном. Помощник по самым деликатным делам:

– Неудивительно… Эти маги, из родов боярских, тупы как пробки, – спокойно ответил он, так как знал, что комната защищена от прослушивания. Сам защиту и наладил, являясь витязем, который в своё время отказался от щедрого предложения многих бояр.

– Конкретней, – уселся наконец в кресло хозяин кабинета.

– На дежурстве было пять боевых. Все из дружественных родов. И все растяпы первостепенные. Тридцать лет – ума нет! – Глотнув воды, он продолжил: – Родились с сильным даром, но вместо того, чтобы планомерно развиваться, взялись за одну боёвку. Стихии и ритуалистику на уровень вытянули и закончили на этом… По кабакам да шлюхам только шастают.

– И?

– Юный новоиспеченный капитан же наш знаком с зельеварением, ведьмачеством, лекарским делом и, главное для нас сейчас – разумом. Получил пятый ранг в училище. Я запрос отправил. Ответили, что, подтянув теорию, он с натугой сдаст на седьмой. Талантище!

– М-да… Получается, наши «думали» слишком громко?

– Мажоры-то? Да! Что с них взять, тупых увальней? Парень просто чувствовал, куда они ударят, и уходил с траектории. Как я и говорил – талантище.

– Надо бы за ним присмотреть…

* * *

Никто не снимал с нас обязанностей разведчиков. До конца маршрута пройти придётся. Ножками! С высоты, в лесу, ничего не разглядишь, так что пришлось греков, Святополка и Гостомысла (от греха подальше) усадить на дирижабль и отправить вперёд. Пусть ждут на том берегу Уссури.

Оставшаяся часть пути прошла без эксцессов. Дошли все! В глазах мужичья стояли золотые блики, высчитывали, по-видимому, сколько я им отсыплю от щедрот.

Заиграй-ка, балалайка,
Балалайка – три струны!
Подпевайте, не зевайте,
Выходите, плясуны.
Прилетела птичка, села
Прямо на нос петуху.
Петуху обидно стало,
Он запел: ку-ка-ре-ку!

Оставшимся на борту бойцам повезло. Бражку в трюме откопали. Что тут сделаешь? Пришлось подпевать!

Наш прилёт наделал фурора! Да какого!!! В плохом смысле этого слова. На подступах к части мы были обстреляны высокоранговыми магами. Чуть не подбили, гады. А потом была долгая неделя отписок. Что? Куда? Зачем? Как посмел? И всё в этом духе…

Разрешилось всё хорошо. Ведь не нарушил ничего! Законы знаю, спасибо учителю из интерната. Обычный выпендрёж внутренней безопасности. Подвиг им подавай! Хорошо, в последний момент решил оставить одного чёрного, что был покрасивше! Пусть работают. Может, и вытащат из него что полезного. Ну а меня ждут дела. Да-а… Дирижаблик отремонтировать, землю в окрестностях арендовать. Да и пчёлки из головы не выходят. Пасеку организовать надо. Вот!

– Наделал ты делов, – выговаривал мне наш сотник, Андрей Маркович. – Начальство решило тебя наградить. Радуйся! Тебе дали неделю отпуска.

– Служу Российской империи! – отчеканил я браво.

– Если дальше так пойдёт, станешь сотником через годик-другой, – одобрительно хмыкнул он и направился к штабу, тогда как я – в казарму. Собрать вещички. Дела не ждут.


Хабаровск был в двух часах лёта. Купил билет, сдал в багаж кучу баулов и был таков. Нужны деньги на все задумки. Придётся продавать, что собрал. Сверился со списком, что мне всучили Серёга с Мишей. Ещё и их заказы не забыть взять. У парней всё прошло спокойно и без потрясений. Выходных они не заработали. Будут теперь на плацу маршировать и физухой заниматься.

Бойцов моих тоже не наградили. Командиру все лавры. Да и какие награды этим после их плясок? Я как сел – так они выскочили пулей и давай окружающих на танец приглашать! На гауптвахту загремели дураки! Туда им и дорога.

– Вы первый раз в первом классе летите? – спросила меня стюардесса с ямочками на щеках от улыбки.

– Да. Так заметно? – Не понял я её.

– Горячее полотенце дают, чтобы руки перед едой вытереть, а вы решили голову помыть. – Хихикнула она на мою шевелюру.

– Извините, – смутился я, обратив взор в иллюминатор. Покраснел.

Никакого сходства со Староместом – взирал я с высоты посадочной площадки на город-миллионщик. Все здания выше пяти этажей и на каждом лепнина. Статуи горгулий, минотавров, драконов. Фонтаны, что бьют разноцветными струями в прохожих. Дети бегают, радуются, специально подставляясь под удар. Бродячие артисты, жонглирующие клинками и выдыхающие огонь. Здорово!

Сверившись с картой на остановке, я сел на трамвай, идущий до малого базара. Проезд стоил пять бронзовых монет. Неопрятный тип, стоявший рядом, попытался залезть в мой карман, думая, что, обвешанный мешками, я не замечу. Ещё как заметил! Дав ему в душу.

– Осторожно, двери открываются! Остановка «Малый базар», – сказал приятный голос из динамиков.

Сойдя с транспорта, я ежесекундно крутил головой, как деревенщина. Палатка, в которой продавали джиннов! Целый шатёр с невольницами, одна другой краше. Почти голых! А извиваются как!!! А чего стоит старый дедок, покуривающий трубку в окружении зомби? Табличка рядом с ним гласила: «Свежеподнятые. 100-процентное послушание. Не пьют, не едят. Лучших работников вам не найти!» Забыли только написать, что чары выветрятся через год-два… Везде кидалы…