Эпизод второй. Вот мне пять лет, я стою перед классом в нашем интернате для сирот и рассказываю стихотворение об императоре, что сам сочинил.


Эпизод третий. Мне восемь лет, и лекция учителя истории о строе нашей благословенной Империи и о Солнцеликом императоре всея Российской империи – Михаиле Московском, боярине Московском, одном из сильнейших магов страны, чей род владеет Москвой и десятком других городов. Маге двенадцатого ранга. Выше просто нет! Вот что мы слышим:

– С древних времён в Империи существуют благородные и смерды. Благородные – это бояре и витязи, что владеют землёй, городами и сёлами на ней. Все благородные должны владеть магией. Название боярскому роду даёт крупнейший город, местность или деревня, взятая им на штык, как повелели нам наши предки. Пока всё ясно?

– Да-а-а… – хором ответили мы, прилежно сидя за партами со сложенными на них руками.

– Витязи же – это ненаследные дворяне, не имеющие за душой своей землицы. Вышедшие из смердов – свободных граждан нашей страны, но имеющие дар магии и достигшие на этом поприще четвертого ранга, что автоматически переводит их в благородных. Мастера! Из сотни магов низких рангов лишь один обладает упорством и целеустремлённостью, чтоб достичь заветного уровня. Таких сразу расхватывают бояре, подсовывая под них кхм… кхм… – Прокашлялся он. – Так, на чем я остановился? – Зашуршал он бумажками на столе и продолжил рассказывать: – Если говорить о цифрах, то в Империи на сто смердов приходится один одарённый. К благородным же это не относится, так как они блюдут чистоту крови и пару выбирают себе под стать. У одарённых родителей всегда рождается маг. Ну а из-за многолетней селекции их дети при рождении имеют вторые-третьи ранги. Приплюсуем сюда обучение с младенчества, и к совершеннолетию они все четвёрочки. Вот так, – потёр он ладошки, закончив читать лекцию. Перемена. Кушать пора. Йху-у!

Только вот, по словам Старика, они вырождаются. Благородные. Застывают в своём ранге. У них всё есть, им не к чему стремиться. И как он говорит: если взглянуть на статистику, то половина высокоранговых магов – витязи. Бывшие смерды! Есть и исключения, но их мало. Зачем развиваться, если можно нанять на вечную службу смерда с нужным рангом, без права выхода из рода? Он и воевать за тебя будет, и грудью прикроет. Одни плюсы.

– Не хочу никуда вступать… Добьюсь всего сам, – решил тогда я.

После сытного обеда лекция учителя продолжилась:

– Теперь же вспомним о смердах, дети. Знайте же, что они свободные граждане нашей страны, не имеющие дара магии или владеющие таковым, но до четвёрки. Крестьяне, ремесленники, купцы, не важно! Их удел – служить сильным! Прогибаться, не разгибая спины. Учтите это!

– Учтём! – выкрикнул с места один шалопай. Учитель показал ему кулак.

– И последняя категория – это рабы. Преступники, что приговорены к смерти или пожизненному заключению. Враги, что были взяты нашими войсками в плен. Должники, что не смогли отдать свой долг заёмщику и, по решению суда, переданы во владение им. Ну или закупы, что сами продали себя… Временно, конечно, пока не отработают. Возможностей стать рабом море! Учите законы, дети, это всегда полезно, – замолчал он, задумавшись.

– А дальше? – Подняла руку Света, наша отличница.

– Эх… Дальше, значит? – Обвёл он нас грустным взглядом. – Из рабов нет пути назад. По законам, только император может освободить из рабства, что случается очень редко. Очень! Верность их обусловливается ошейником, что следит за их помыслами и действиями. Имя хозяина прописывается в ошейнике. Не спрашивайте, как! Я не знаю. Если кто из вас станет магом – поведаете. Хорошо? – Вновь улыбнулся он.

– Да, – важно покивали мы. – Расскажем. Ага. Да. Всенепременно, – на все лады согласились мы.

– Ну и отлично, – хмыкнул он. – Что я ещё утаил, не рассказал? – Постучал он костяшками по столу, вспоминая. – О! – Поднял он палец вверх. – Император охотно скупает рабов, посылая их в армию или на другие опасные работы. Бояре не отстают от него. Особо ценятся невольники с даром или другой расы, будь то эльфы, бесы, гномы или другие нечистые, что попали на Землю более тысячи лет назад, вместе со своими материками или без и периодически ведут войну как с нами, так и друг с другом. На этом всё. Можете идти отдыхать, – отпустил он нас.

– Ура! – Вскочили мы со своих мест, побежав в свои комнаты.


Эпизод четвёртый. Мне десять лет. Сегодня решится моя судьба. Нас вывели из приюта и стайкой повели в Канцелярию императора нашего города. Когда я сидел перед закрытой дверью, мои худые коленки дрожали, как осиновый лист, кожа покрылась пупырышками. Пальцы рук выдавали чечетку, отбивая марш. Что это на меня нашло? Не дитё ведь?! Особенно мозгами. Тело подводит. Да, тело…

– Хан Болотный! Проходи, мальчик! – Открыл для меня дверь директор интерната.

Я встал и, не обращая внимания на улыбки незнакомцев и других детей на моё имя, выдуманное одной из воспитательниц и занесённое в дело, прошёл за дверь.

По центру помещения стоял каменный блин, сантиметров двадцати в высоту и радиусом три метра, что чуть светился белым светом, а перед ним, за столом, сидело три человека. Центральный из них, с усиками и синими пронзительными глазами, указал на него рукой и велел:

– Взойди на круг, встань в центре и стой. Молча! – прикрикнул он, глядя на меня.

Что делать? Как прилежный мальчик, которого я отыгрывал, выполнил всё в точности, неуклюже запрыгнув на каменюку, и стал ждать.

Прошло секунд тридцать, и камень сменил цвет с белого на зелёный, что, как все знали, обозначает наличие дара. Нулёвка, как принято называть таких, как я. Смерд, в котором проснулся дар творца и который нужно ещё обуздать и поставить себе на службу, что удаётся не всем. Далеко не всем! Последствия провала бывают разными.

– Отлично! – сказал сидящий справа бюрократ. – Одарённый, нулевой ранг, Хан Болотный, сирота, воспитанник интерната имени боярина Кутузова. Долг перед боярином – десять тысяч золотых. Рекомендую направить его в училище города Старомест, по основной специализации: ведьмак, так как их сейчас недобор. По окончании училища отправить на передовую. С учётом долга перед Кутузовыми срок службы увеличивается с десяти до пятнадцати лет.

– Что скажет социальная служба?

– Не возражаю, – не глядя на меня, процедил ее представитель.

– Подтверждаю, – сказал усатый. – Нанести татуировку! – приказал он, и камень ожил, испустив дымок, что впитался мне в запястье, создав узор из кривых линий чёрного цвета. После мне небрежно всучили браслет ОКО, мечту всех мальчишек и девчонок интерната, и выпнули в жизнь.

Эпизод пятый. Первые дни в училище были адом! Вместо таинственной магии нас будили в шесть утра, заставляя бегать, прыгать и тянуться. Обед, и снова это повторялось… И так изо дня в день, в течение трёх месяцев, пока мы не окрепли и не вошли в ритм. Тогда-то мы и познакомились с наставником, что приказал нам называть себя Старик.

Наша разношёрстная группа, состоящая как из десятилеток вроде меня, так и двадцатилетних рабов с закупами, слушала его через пень-колоду. Лишь я, Серёга Петров и Гвоздь (Михаил Мороз) мотали на ус.

– Знания и опыт! Вот ваша цель! Тот, кто будет тренироваться до кровавых мозолей, тот, кто будет напрягать извилины до инсульта, – лишь они имеют все шансы отслужить, не став калекой!!! – объяснял Старик и продолжал: – Вы все ведьмаки, что будут сражаться в ближнем бою и разить врагов алхимической гадостью, что сможете сварить своими хилыми силами. Чтобы выжить, вам нужно не только знать, как усиливать себя, прыгая на высоту пяти метров или имея взор, как у орла, но и учить медицину, артефакторику, химерологию и десяток других специальностей, что преподают в нашем заведении. Знания стоят денег! Здесь же вами уже всё оплачено. Возьмите всё! Всё, что можно, и тогда вам не придётся ходить на костылях, с выжженным источником, побираясь в городе. Разойдись!

Отступление 2

У меня было много странностей, но, наверное, самая большая и тщательно скрываемая – это мои сны. Сколько я помню себя, меня постоянно донимали странные видения! Самолёты, пролетающие над головой со скоростью, что глаз не уследит. Мобили, разъезжающие по городу, как будто так и надо. Поезда! Длинные, как змеи, повозки, путешествующие по стальным тропам. Правитель Путин и много ещё чего… Сперва я старался не обращать на это внимания, но снов становилось всё больше, а словечки, подхваченные там, в грёзах, стали употребляться в разговорах. Я и сам этого не заметил! Ловил только странные взгляды окружающих. Хорошо хоть у виска пальцем не крутили. Многим они мне помогли, но и детство как таковое отобрали.