Друзья, хоть и были усердными и думающими представителями рода человеческого, но звёзд с неба не хватали. Что и подтвердилось, так как на сцену никого из них не пригласили. Туда вообще позвали лишь трёх учеников. В иной год, дай бог, одного выделят.

– Хан Болотный! – зычно, хорошо поставленным голосом представил меня директор и зачитал: – Отличник во всех дисциплинах! Ведьмак первого ранга. Маг пятого ранга в зельеварении и разуме. Маг жизни, телекинетик и лекарь первого ранга!

– Иди сюда, – позвали меня на сцену.

– Славно, – кивнул на это важный хмырь и небрежно вручил мне золотую печатку с красным камнем. Живой накопитель! Атрибут, что просто так не купишь, так как право на его изготовление имеет лишь император! Допущенные до тайны его изготовления ритуалисты стоят на особом контроле, под постоянным надзором теней. Камень, что когда-то был пареньком или девушкой с даром. Украсть такой нельзя, так как они привязываются к одному хозяину, служа верой и правдой до конца жизни. После же смерти владельца растрескиваясь в пыль.

С таким камешком раскачка резерва, или источника, кому как нравится, идёт в разы быстрей. Обычно с нуля до единички три года. С единицы до двойки – пять лет. И так далее, с всё возрастающей в геометрической прогрессии скоростью. С ним я за год поднимусь до двоечки! А может, и раньше. Как карта ляжет.

Усевшись на место и слушая краем уха белый шум со сцены, я надел печатку на мизинец правой руки. Колечко подстроилось под размер пальца, мигнуло красным, а на душе кошки скребут. Чёртова жизнь и её кровавые законы! Правда, мир этот хоть и жестокий, но в чём-то справедливый. Вспомним ипотеку!

* * *

– Вывесили, парни! Вывесили!!! Айда смотреть! – Проскочил мимо нас одногруппник по кликухе Сутулый, зазывающий всех на плац, где к доске объявлений прибили листы распределения.

– Подождем, как все рассосутся? – спросил дружбан. – А то не пробиться, – лениво пересчитывал он барыши. Букмекер чёртов. Сколько его раз били за это?!

– Да. Через полчасика сходим. Всё равно направления на почту придут. Не сегодня, так завтра, – кинул Миша взгляд на браслет.

– Эт точно! – подтвердил я, как раз копаясь в нём.

Полезная штука – браслет. В особенности для тех, кто дружит с «разумом». После его активации над рукой появляется полупрозрачный экран, в тридцать сантиметров шириной и двадцать высотой. Видимый только хозяину. Управление осуществляется как мысленно, так и руками.

Интереснейшая фишка заключается в том, что те, кто владеют магией разума, могут слать в блокнотик мыслеобразы, ускоряя работу с текстом на порядки! Раз! И страничка текста или рисунок, уже в ОКО. Два, и ты в шоколаде!

Так что сейчас у меня на браслете вся библиотека училища. Вся! Не только дисциплины, по которым я учился… А абсолютно вся! И ритуалистика… И стихии!.. Да, много чего успел стырить… Надо купить будет образец подороже, поставил я памятку.

Тут, в голове что-то чирикнуло. Нет, я не спятил. Просто на почту пришло сообщение. Кто-то выбирает зуд, кто-то – чириканье…

Открыв вкладку, я вчитался:


Канцелярия Российской империи. Приказ номер 47013729004. Свободный гражданин Хан Болотный, вам надлежит 1 июля 1301 года от пришествия явиться в пункт сбора военнообязанных города Старомест, по адресу: площадь Свободы, дом 2, к восьми часам утра. Неявка карается по закону!


Только я закончил читать, как снова звякнуло:


Приложение номер 1 к приказу номер 847013729004. Генеральным Штабом Российской империи одарённый Хан Болотный направляется в гарнизон Дальневосточного военного округа. Посёлок Черняево, на реке Уссури, правом притоке Амура. Приказ утверждён.


– Ну и ну, – покачал я головой, перечитывая приказы. В самую задницу попал. Граница с Китаем, где, как известно, повеселились эльфы, вампиры, сами китайцы и мы. Да так, что там сейчас огромная территория, заселённая монстрами всех мастей. Ходячие мертвецы, дикие химеры, аномалии и чёрт знает что ещё! А Старик говорил, как себя покажете, так и распределят. Ну где справедливость?!

– Вам пришло?

– Черняево, – уныло прочитал Гвоздь.

– Черняево, – прочёл Серёга более радостно, с надеждой глянув на меня.

– И у меня, – улыбнулся я им, слыша, как по казарме разносится заветное слово «Черняево». – Чую я, раз всех нас туда направили, то потери у них катастрофические, – указал я на одногруппников головой.

– Пофиг на них! Держимся вместе и выживем, – подвёл итог более практичный Михаил.

– Один за всех!.. – Поднял руку на уровне пояса Серёга. Фильм про мушкетёров – его любимый.

– И все за одного!!! – поддержали мы этого долбодятла, поржав над вытянутыми лицами парней в комнате. Это и наш девиз!

Фильмы и многое другое, что было в той жизни, есть и здесь. Может, это будущее после катастрофы?

Глава 4

– Я щас блевану, – не разошлись слова с делом у Сутулого, по прихоти судьбы подселённого в наш кубрик на дирижабле «Черняево». Простенько и со вкусом.

После получения приказов, распрощавшись с наставниками, мы спокойно прибыли в пункт сбора, откуда нас под конвоем проводили до судна, не дав как следует его рассмотреть и сдав с рук на руки капитану. Будто мы не военные, а преступники. Куда бежать-то?

Вот мы и в небе! Впереди долгая неделя полёта… Ох и долгая! Извержение вулкана под названием «Сутулый» не прекращалось.

Ещё тысячу лет назад пришлые в мир гномы повадились взрывать на удалении порох, бензин и другие горючие материалы, используемые в то время повсеместно. Пришлось переходить на пар и электричество, что благоприятно сказалось на экологии, но не на комфорте. Личные мобили исчезли. В городах теперь правят бал трамваи и метро. А меж поселениями налажены регулярные рейсы дирижаблей, на смеси пара, электричества и магии. Возят пассажиров и грузы.

– Ну и вонь, – зажал я нос, не выдержав, и выбежал из каюты, решив нафиг прогуляться.

Много куда хода не было. Машинное отделение, капитанская рубка, палуба офицеров и склады, с оружейной палубой. Осталась лишь обзорная площадка, камбуз да каюты гостей. Я пошел на обзорную.

Крупное помещение на носу деревянного судна, со стеклянными стенами везде, кроме пола и потолка. Если подойти к самому краю, кажется, что ты летишь, разрезая облака… Как птица, ей-богу! Великолепное зрелище! В прошлой жизни я разве носки соседа по плацкарте нюхал. Не летал никогда… Да и не безопасно это было. Самолёты падали, только в путь.

Хожу я сюда не только поглазеть на мир сверху, но и помедитировать в спокойствии. Сама атмосфера тут давит, так что перевозбужденные военнослужащие, как из нашего училища, так и из других, не шумят. Появляюсь здесь редко, что и к лучшему. Драки, склоки и вопли уже достали! Вот что бывает, когда большую группу молодых людей запирают в замкнутом пространстве.

Усевшись в удобную позу, прямо на пол, подстелив, правда, под попу куртку, я стал гонять по каналам силу, используя кольцо как усилитель. Оно на это отвечало искрами, отлетающими от меня на приличное расстояние. Я прямо чувствовал, как источник то расширяется, то сужается, принося такую сладкую боль. Время за этим занятием летело незаметно…

– Кто бы ты ни был, я не подведу, – смотрел я прямо в «живой» камень. Буду жить за двоих. Зарок!

Не успел я как следует насладиться чувством увеличившегося резерва, как меня затрясли.

– Хан! Хан!! Там Мишку побили! Пошли разбираться, – повёл меня за собой чрезвычайно серьёзно настроенный Серёга. – Мы с Ерёмой Сутулым его в коридоре нашли. Затащили в каюту. Он с ним остался, а я за тобой побежал, – объяснял друг на бегу, пыхтя как паровоз. Ещё ведьмаком себя зовёт. Усилил бы мышцы и всё.

– Чего в лазарет-то не отнесли?! – не понял я.

– Он же раб. На лечение ещё не заработал. Это нам просто бы увеличили срок, если не можешь заплатить. С ним всё по-другому.

– Ну да, ну да… – подтвердил я, успев позабыть, что он раб и вор. Для меня он давно стал почти братом. Запали они мне в душу! На друзей из прошлого похожи, те тоже прохиндеями были. – Ему бы плетей всыпали вместо лечения. Не уберёг казённое имущество, то есть себя! – Криво улыбнулся я.

– Верно.

На нижнем ярусе кровати лежал Мишка. Весь в потёках крови из разбитого кем-то носа, без сознания и жалобно скулящий. Как побитая собака. Аж мурашки по коже. Отодвинув в сторонку Ерёму, протирающего холодной тряпицей лоб пострадавшего, я приступил к делу. Перво-наперво привычно бросил конструкт диагноста из своего лекарского арсенала. Пришедший ответ порадовал: перелом руки, двух рёбер, носа и всё такое! Ничего сложного, короче. Двадцать минут работы, и он будет как огурчик. Пупыристый, правда. Сращенные кости будут слабоваты. Надо дня три, чтобы окрепли.