– В таких условиях вы будете жить со своими десятками. Да, – кивнул он на наши взгляды. – Каждый из вас получит по десятку. Глава гарнизона, тысячник Халил Агафоныч, старается на все звания, начиная с десятки, – ставить одарённых. Получается не всегда. Сами понимать должны, что не так нас и много. Все дыры не заткнёшь. Ну а то, что у вас ни опыта, ни знаний достаточных нет, ему плевать. Половина вообще дети, – указал он как раз на нашу компашку малолеток.

Миша тёрся в сторонке с двумя мужиками, лет пятидесяти. Судя по серьге в ухе – закупы. Год вышел неурожайный или еще какая беда, вот и продались в армию, а деньгу переправили родне. Дар же, скорей всего, так и остался – нулёвка. Не смогли обуздать. Были знахарями у себя. На большее не способны! Или детство в попе заиграло, вот и решили старость встретить с мечом, а не с косой. Седина в бороду, бес в ребро.

Андрей Маркович направил на нас свой браслет, после став копаться в нём и что-то править. Всего минут пять прошло, а все уже разбрелись по казарме, нервничая и поглядывая друг на друга. Паренёк, что собирался в ритуалисты, сел на кровать и, сняв китель, стал пришивать лычки. Карьерист чёртов. Девушка скрылась в туалете, покачивая очень симпатичной попкой, даже на мой незрелый взгляд. Надо имя узнать, подумалось мне.

Тут стали приходить сообщения. Так, так, так. Устав. Наставления по передвижению в местных лесах, полях. Подробная карта региона и, в частности, наших краёв. Бестиарий тварей живых и неживых, способы их убийства, разделки. Приказ о назначении меня третьим десятником седьмой сотни второй тысячи гарнизона. Непосредственный командир – сотник Маркович. Ну и самое вкусное: одиннадцать имён солдат, что встанут под моё начало. Их полное досье, с профессиями и другими подробностями. Десяток, в котором со мной двенадцать получается. Весело.

– Сегодня обживайтесь, принимайте личный состав. Времени учить вас чему-либо абсолютно нет. Прочтите всё, что я вам прислал, иначе первый же ваш поход закончится плохо. Эта казарма первого десятка. Твоя!.. – Кивнул он хитрому ритуалисту. – Ваши соседние. Разберётесь, – вышел он, хлопнув дверью в раздражении.

– Освободите помещение, – то ли приказал, то ли попросил заносчивый парень. Противиться мы не стали. Незачем.

– Не так я представлял начало службы, – поворошил на себе волосы Серёга.

– А как? Думал, сразу встанешь на стену и будешь молниями кидаться, повергая супостатов сотнями? – хмыкнул я, проходя мимо казармы с номером три. – О-о-о… Моя! Я пошёл, парни! Удачи. – Махнул я рукой.

– Давай! Вечером встретимся, побалакаем, – кивнул Миша.

Зайдя внутрь, я думал увидеть пустое помещение, но оказалось, что это не так. На кроватях лежали или сидели, резавшись в карты или домино, все одиннадцать моих бойцов. Все старше сорока лет. И с одинаковыми выражениями на лицах.

Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что подчиняться мелкому шкету желания у них нет. Впрочем, кто их спрашивает? Успел уже бегло просмотреть их досье. Все закупы. Бывшие крестьяне или мелкие ремесленники. Гончары, кузнецы, пекари… Серьга в ухе – это не ошейник раба, конечно, но часть функций та же. Это: беспрекословное подчинение старшему по званию и мощный мотиватор служить, как я служил. На отлично то есть!

– Здравствуйте, солдаты! – чуть нервно произнёс я. – Как вы, наверное, уже знаете, – кивнул я на их ОКО, – я назначен командовать вами. Сам я ведьмак, только закончивший обучение. Обращаться ко мне можно просто по имени – Хан. – Чего выпендриваться? Сказал, как есть. Не приукрашивая.

– А потянешь, командовать-то? – задал вопрос самый старый из служивых.

– Я не дурак. Если будет, что сказать, всегда выслушаю, – спокойно кивнул я. – Ну что? Будем знакомиться? – Протянул я руку дружелюбно. Пожали все…

Глава 5

Хорошо вчера посидели. Всё утрясли. Самого старого звали Святополк. Пятьдесят три года мужику. Был он старостой деревни, что подверглась нападению кровососов, сожравших половину населения. Подмога пришла слишком поздно. Прошлись тварюги, кстати, по всему побережью Краснодарского края. В газетах этого не было. Мужики всё потеряли в той трагедии! Всё! И дома, и накопления, что хранились по старой памяти под матрасами, вот и решили на общей сходке, что бездетное мужичьё старше сорока лет пойдёт в армию. А деньги же пойдут на строительство новых домов, живность и мягкую рухлядь. Никто не отказался. Все держались друг за друга. И таких, как они, были тысячи. Пять лет. Вот их срок в армии. Так закалялась сталь!

Святополка я назначил своим заместителем. Неофициальным. Такого звания в десятке не было. Сына он оставил за себя рулить хозяйством, а сам – к нам. Не бросать же дурней, что топором махать да баб портить только и умеют? Здесь цивилизация! Не деревня. Поклон должный не отвесишь – посекут.

– Начинаем! – Указал на большую карту, спроецированную на стену, сотник. – Все прочли мои наставления, устав, бестиарий?

– Да, да, ага… – пошли шепотки по залу. Перегарище стоял, хоть топор вешай!

– Поверим, – медленно обвёл он нас взглядом. – Командование приказало мне начать патрулирование, что плохо, так как я всё-таки надеялся недельку-другую побродить по лесам вместе с вами, но не вышло. Первый десяток! Идёте по этой тропе, огибаете озеро и возвращаетесь. Ваша основная задача – наметить, где свили логова стеклянные пауки, возвели некрополь мертвецы и устроили лежбище вампиры. На всё про всё вам дано три дня. В бой не вступать! Только разведка!

– Разрешите выполнять? – Вскочил со своего места тринадцатилетний десятник.

– Иди, Иван Аркадьевич! Иди и будь осторожен… – отпускал он его с тяжелым сердцем.

Потихоньку всех и распределили. Мой маршрут был протяжённостью в пять дней, а не три. И поопасней. А если быть точнее, то самым опасным из всех, выданных сегодня сотником. Что за…! – не нашёл я цензурных слов.

– Ты, Хан, выживешь, – объяснял мне в сторонке своё решение Андрей Маркович. – Читал я твоё дело. Пятый ранг в разуме и зельеварении, – хмыкнул он. – Лучший выпускник этого года. Для тебя это будет менее опасно, чем для других. Плюс, имеешь в десятке опытных охотников да старосту, что умеет принимать быстрые верные решения! У остальных же голытьба одна да убивцы из рабов. Не пропадёшь… Понял?

И как это называется, а? Опытные охотники? На кого? На баб?! Не спорю – куропатку подстрелят. Топором, как и всякий мужик на Руси, машут на загляденье! Но что это против вампиров? Не пропаду, как же, бегал я из угла в угол в казарме. Ладно, пора рассказать своим, что к чему. Авось пронесёт, по русской привычке махнул я рукой на проблемы.

Объявив наше задание своему десятку и попрощавшись с друзьями, я с солдатами вышел за территорию части, позвякивая мешками, забитыми до упора провизией и снаряжением. Направились мы к причалу на реке Кия. Местный рыбак на своей лодочке, выдолбленной из цельного дуба, должен доставить нас к началу тропы, пройдя пороги и выйдя к Уссури, на чужом берегу которого она и начинается. Китайцы забили болт на эту местность, отгородившись от неё греками, что бежали со своих островов под руку императора Китая. Сматывались они от турок, что при поддержке богомерзких порождений хаоса – бесов – давили на все окрестные земли. Изуверства, что они творили в тех краях, не поддаются описанию.

Китай же получил новых подданных, что стеной встали между проклятым местом и коренными жителями. Бежать им некуда. Свою родину они профукали. Как помню по снам, и в наше время они не блистали, подстилаясь под всех, кто чуть даванёт! Вроде…

На причале было не протолкнуться от солдат. Все сновали, кричали, искали своего проводника. Кто-то упустил кошелёк. Прямо ностальгия! Я также поначалу работал в толпе. Базар местный ещё под боком! Миша с Серёгой ушли по земле, так как так им было короче. Зато Мила была тут! Шикарная блондинка-ведьмак, с золотистыми волосами до земли и попой ого-го! Как зыркнет своими зелёными глазищами! И чего она на меня взъелась? Парни сказали, что шлёпнуть девушку по попе – это комплимент, а она по харе! Девчонок не понять… Не помню, была у меня девушка в той жизни или нет?

Вообще-то это меня ученики Архангельского училища подбили. Остолопа деревенского я играл качественно! Зачем согласился? А вы бы отказались пощупать в тринадцать лет? Они лишь ржали в сторонке, когда я всё провернул. Не понимают, что упустили. Дурни!

Найдя нужную лодку, мы разместились в этом не внушающей оптимизма о благополучном завершении миссии корыте и взялись за вёсла, по указу рыжего, в конопушках, капитана. Судно называлось «Новая жизнь». Мотор ему, видимо, вера не позволяет поставить. Электрический – понятное дело!