Серж Винтеркей
Адская кампания

Глава 1
Суровая реальность

Я вспомнил как опасался, что не смогу заснуть в эту ночь. Вспомнил я это, уже засыпая, после реальных шансов потерять сегодня свою жизнь завтрашний гипотетический уже сильно не смотрелся.

Тем не менее, проснулся я из всей нашей троицы первым, в восемь утра. Есть не хотелось, хотя еды, по обыкновению, было в сумке набито вдосталь. Захотелось почему-то сесть в стойке андза, я и сел. Давно я так не делал, почти сразу, как бросил заниматься каратэ, и перестал. В голове мелькнула мысль, – «может быть, в последний раз ты сидишь в андза». Ясное дело, организм отдохнул от вчерашнего, и снова начал психовать по мере приближения конца… конца трехмесячного периода, надеюсь, а не моего личного персонального конца. Ох уж этот мандраж!

Так, в стойке андза, я и встретил свой час «Ч».

Мелькнуло уведомление:

– Поздравляем, Вы успешно прошли отбор по итогам первого этапа.

– Поздравляем, Вы попали не только в пять процентов лучших игроков, а в один процент лучших!

– Поздравляем, по совокупности полученных достижений Вы возглавили рейтинг! Ваша награда – плюс пятнадцать процентов к резервуару маны!

– Поздравляем, Вы досрочно прошли этап номер восемь – получение легендарного достижения! Количество этапов, которые Вы должны пройти до окончания испытания, сокращено с десяти до девяти.

– Поздравляем, Вы улучшили рекорд по получению легендарного достижения, получив два легендарных достижения досрочно! Ваша награда – плюс десять единиц к силе!

И все – тишина.

Не понял, а что там с условиями второго этапа? Это что, глюк какой? Эй, где вы там, мои спасители?

Стало не до андзы, я живенько подскочил и заозирался, как будто ожидал увидеть объяснение происходящему вокруг себя. Но вокруг, конечно, ничего не изменилось. Тихонько сопела во сне Адельхейд, НПС на соседних площадках занимались своими делами. Дома они свои потеряли, но часть вещей спасти успели, поэтому большинство проводило инвентаризацию спасенного и менялось с соседями лишними предметами.

Вот и что думать?

Постаравшись хоть немного успокоиться, я решил пройтись, чтобы поразмыслить обо всем рационально. Прочитал как-то в прежней жизни в реале, что при ходьбе интеллект работает намного более продуктивно, чем в неподвижной позе. Говорят, что и Аристотель поэтому читал лекции своим ученикам исключительно на ходу. Перенесена ли эта особенность человеческого мышления в игру, я не знал, но, учитывая, как много всего было дотошно перенесено, вполне могло быть и так.

Пожал плечами недоуменно, все еще не в силах понять, что такое происходит с моим вторым этапом, да и побрел себе потихоньку. Итак, куча поздравлений – это хорошо. В том, что они заслужены, я был уверен – впахал я за прошедшие три месяца как следует. Очень сомневаюсь, что кто-то из конкурентов смог встретить конец первого этапа с половиной миллиона золотых монет на счету, или с петом чуть ли не на сотню уровней выше собственного.

Но, что же с условиями второго этапа, может ли это быть глюком? Крайне сомнительно! Спасти мое сознание во время смерти, мои неизвестные благодетели, значит, смогли, а продиктовать условия второго этапа им помешал компьютерный глюк? Трижды ха-ха! Нет, не верю!

Значит, похоже, что я должен сам найти его условия. Но хоть бы дали какую-нибудь подсказку! Что и где искать? Табличку с письменами в неком королевском замке? Нужно пройти какой-нибудь данж и получить условия как награду? Как догадаться-то?

– Пашка! Пашка Гнатюк! – внезапно раздалось прямо за моей спиной.

Пораженный, я обернулся. Передо мной стоял мой лучший друг с работы, Сергей Евдоченко, только не в одном из строгих костюмов с галстуком, в которых он обожал ходить, а в прикиде то ли ассасина, то ли разведчика. Я ошарашенно смотрел на него, не в силах вымолвить и слова.

– Милорд, Вы знакомы с этим призраком? – прошептал мне в ухо Дхакун.

Слова Дхакуна избавили меня от паралича, но я все равно неподвижно стоял, никак не реагируя на неожиданное появление моего закадычного друга, стоявшего с раскинутыми для объятий руками и улыбавшегося во все тридцать два зуба, в ожидании, что я брошусь к нему. Мысли галопом понеслись в голове одна за другой:

«Призрак? Дхакун видит в нем призрака, не игрока? И что мой друг делает в этой игре, если всегда скучал, когда начинали обсуждать виртуальные игры? И как он меня узнал, что во мне нынешнем, в виде гнома, есть общего со мной же в реале три месяца назад? Даже лицо, когда я стал гномом, разительно изменилось, да я еще и в шлеме, нахлобученном по самые брови, и с сантиметровой щетиной. Да еще и в этой темноте? Да еще и со спины, когда у меня совсем другой рост, да и походка в тяжеленых доспехах не может быть той же, что была в реале в джинсах и футболке! Да и мог ли игрок попасть в параллельный мир, да еще и в этот черти где запрятанный грот?»

И, как бы ни было мне тяжело это сделать, я повернулся к своему другу спиной, и продолжил движение как ни в чем не бывало. Мелькнуло уведомление:

– Поздравляем, Вы серьезно относитесь к своим обязательствам не контактировать с бывшими друзьями и знакомыми! Второй этап успешно пройден. Ваша награда – плюс пять единиц к ловкости!

Ознакомьтесь с условиями третьего этапа!

Но тут я перестал читать дальше, и в изнеможении сел на ближайший камень. Меня терзала простая мысль – а если бы я отозвался на призыв моего друга и с криком «Серега!» бросился бы его обнимать? И я был уверен теперь, что знаю ответ, что бы со мной было. Я только что был на волосок от смерти. Меня бы просто стерли прямо на месте. И все, финита ля комедия!

Но каковы мои спасители-то, а! Это же чистой воды провокация – второй этап в виде проверки, помню ли я условия игры и готов ли их неукоснительно соблюдать! Никакого гуманизма и в помине – как спасли меня от гибели три месяца назад, так и стерли бы прямо сейчас. Суки! Моя прежняя благодарность за спасение моей жизни к неведомым спасителям сменилась на злость. Похоже, меня на самом деле не спасали, а просто прихватили по случаю как игрушку для развлечения.

И, кажется, спасли меня сейчас от смерти вначале первичный ступор от удивления, а потом Дхакун, своим предупреждением, что мне подсунули призрака вместо настоящего игрока. Тут уже поневоле задумаешься, а не будешь действовать рефлекторно.

Подумав, я признал как очевидный еще один факт. А являюсь ли я после всех этих самых необычных месяцев в моей жизни по-прежнему Павлом Гнатюком?

Помнится, как-то попалась статья о людях, прошедших через суровые тюрьмы или концентрационные лагеря. Попадали они в них с одной личностью, а выходили совсем с другой. Достаточно было несколько месяцев крайне суровых испытаний в попытке выжить, чтобы человек разительно менялся.

Да, я, конечно, не в тюрьме и не в концлагере, но здесь на меня обрушилось столько всего… Нет, я уже не Павел Гнатюк образца трехмесячной давности, и, даже вернись я прямо сейчас в реал, прежним бы уже никогда не стал. Я уже во многом гном Трой, и волнуют меня теперь совсем другие вещи, чем раньше. Какая, нафиг, ипотека для меня теперь актуальна? Какую, туды ее за ногу, ценность, имеют прежние ежедневные размышления, как объехать пробки по пути на работу или домой?

А если все затянется еще на пару лет минимум, а к тому все идет, и мне повезет дойти до финала, то очень хороший вопрос, должен ли гном Трой возвращаться в реальность, от которой абсолютно отвыкнет за эти годы. И сможет ли он снова стать офисным работником Павлом Гнатюком, просиживать часами на планерках и вежливо улыбаться людям, которые больше заслуживают того, чтобы им немедленно раскроили череп секирой? По простому, как здесь в виртуале принято. Глядишь, с приобретенными здесь привычками можно будет вскоре после возвращения и в тюрягу загреметь, на очередной опыт по переформатированию личности.

Посидев несколько минут в попытке осознать суровую реальность моего пребывания в виртуальности, я понемножку пришел в себя, и решил прочитать условия третьего этапа. Повезло, выжил! Теперь проявило себя любопытство – что же надо делать дальше, чтобы попытаться дойти до финала?

Этап третий: Вам необходимо получить сто уровней, не умерев при этом более четырех раз. Огнестрельное оружие запрещено. Возможность сравнить темпы своего развития с конкурентами отсутствует. Возможность анализировать базы данных по игре вне ее отсутствует. Выход на контакт с друзьями и родными запрещен. Попытка нарушить запрет всеми возможными путями расценивается как отказ от дальнейшего участия в игре, игрок дисквалифицируется. Другой шанс не предоставляется. Если Вам удастся сохранить одну из запасных жизней, она перейдет на следующий этап в качестве бонуса.