С бумагой, скреплённой печатью главнокомандующего, судью Ди тут же допустили к коменданту тюрьмы. Четверо стражников привели крепкого парня; его голова борца уже была обрита для карающего меча. Комендант зачитал ему документ и тут же приказал адъютанту помочь командиру By облачиться в доспехи. Когда By надел шлем, комендант собственноручно вернул ему меч. Судья Ди обратил внимание на то, что, хотя By не кажется слишком умным, у него приятное, открытое лицо.

— Пойдём! — сказал судья.

Командир By ошеломлённо уставился на чёрную шапку судьи и спросил:

— Почему вы участвуете в этом деле, наместник?

— О, — рассеянно ответил судья, — я случайно оказался в ставке, когда ваше дело было пересмотрено. А так как все остальные сейчас ужасно заняты, они попросили меня позаботиться о формальностях.

Когда они вышли на улицу, командир By пробормотал:

— Я почти год просидел в этой проклятой тюрьме. Мне некуда идти.

— Вы можете пойти со мной.

По дороге командир услышал барабанную дробь.

— Так мы наконец наступаем, а? — угрюмо проговорил он. — Что ж, я как раз вовремя, чтобы присоединиться к своему отряду. В конце концов, умру благородной смертью.

— Почему вы так уверенно ищете смерти? — спросил судья.

— Почему? Потому что я бестолковая дубина, вот почему! Я пальцем не тронул эту госпожу Пэн, но я предал восхитительную женщину, которая пришла ко мне в темницу. Военные стражники запороли её до смерти.

Судья Ди хранил молчание. Теперь они вышли на пустынную заднюю улочку. Наместник остановился у маленькой лачуги, примостившейся к пустому дому.

— Где мы? — удивлённо спросил командир By.

— Здесь живёт отважная женщина с сыном, которого она вам родила, — отрывисто сказал судья. — Это ваш дом, командир. Прощайте.

И он быстро зашагал прочь.

Когда судья Ди завернул за угол, порыв ледяного ветра ударил ему прямо в лицо. Он закрыл нос и рот шейным платком, с трудом сдерживая кашель. Судья надеялся, что слуги на постоялом дворе уже встали. Ему необходима была большая чашка горячего чая.