Ситуация выглядит так: кто-то указывает народу, какие вопросы ему разрешено обсуждать на всенародном голосовании, а какие - нет. То есть кто-то имеет власть большую, чем народ (всё это было рассмотрено Ю.И. Мухиным в статье «Юридические основы АВН», «Дуэль», №43, 24.10.2000 г., материалы которой использованы в настоящем анализе). Перед тем как детально проанализировать пункты ст.6 закона N5-ФКЗ, чтобы выяснить, не запрещено ли законом N5-ФКЗ выносить на референдум принятие ст.138 Конституции и закон «О суде народа», напомним, что, согласно им, сажать депутатов в тюрьму будут по приговору специально вводимого через Конституцию суда нового типа - суда народа, что суд народа, состоящий из всех дееспособных и не лишенных избирательных прав граждан, самый объективный и независимый, гораздо независимей и объективнее суда присяжных, не говоря уж об обычном суде. В тюрьму по закону «О суде народа» сажаться будут не просто граждане, а должностные лица государства, на которых гражданские свободы распространяются ограниченно. К примеру, при виде вооруженного бандита простой гражданин, осуществляя свое право на жизнь, может сбежать, а должностное лицо государства - милиционер - нет, так как его право на жизнь ограничено тем, что он добровольно поступил на службу и получает за это материальное обеспечение. Так и депутаты с президентом - хотят, чтобы их судил только обычный уголовный суд, пусть не избираются, а сидят дома, тогда никакой суд народа их судить не будет.

Теперь о п.5 ст.6 закона N5-ФКЗ, в котором перечислены вопросы, которые запрещено выносить на референдум:

«На референдум не могут выноситься вопросы:

1) об изменении статуса субъекта (субъектов) Российской Федерации, закрепленного Конституцией Российской Федерации;

2) о досрочном прекращении или продлении срока полномочий Президента Российской Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, а также о проведении досрочных выборов Президента Российской Федерации, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации либо о перенесении сроков проведения таких выборов;

3) об избрании, о назначении на должность, досрочном прекращении, приостановлении или продлении полномочий лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации;

4) о персональном составе федеральных органов государственной власти, иных федеральных государственных органов;

5) об избрании, о досрочном прекращении, приостановлении или продлении срока полномочий органов, образованных в соответствии с международным договором Российской Федерации, либо должностных лиц, избираемых или назначаемых на должность в соответствии с международным договором Российской Федерации, а также о создании таких органов либо назначении на должность таких лиц, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации;

п.6,7 - утратил силу.

8) о принятии чрезвычайных и срочных мер по обеспечению здоровья и безопасности населения;

п.9 - утратил силу.

10) отнесенные Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти».

Как видим, закон «О суде народа» и ст.138 Конституции не затрагивают вопросов, перечисленных в п.п. 1-9 п.5 ст.6 закона N5-ФКЗ, поэтому под ограничения на вопросы референдума, вводимые этими пунктами, не подпадают.

Несколько сложнее с п.п.10. Критики закона «О суде народа» и ст.138 любят ссылаться на гл.9 Конституции РФ «Конституционные поправки и пересмотр Конституции», описывающей порядок внесения изменений и принятия новой Конституции. Ст.134 Конституции указывает:

«Предложения о поправках и пересмотре положений Конституции Российской Федерации могут вносить Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, а также группа численностью не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы».

Казалось бы, перечень органов, которые могут вносить предложения о поправках к Конституции - исчерпывающий, и народа в нем нет. Значит ли это, что народ не может высшим непосредственным выражением своей власти через референдум принять любую поправку к Конституции, а даже и саму Конституцию? Нет, и законодатель вынужден был это отметить. В самом деле, в п.п.10 п.5 ст.6 закона N5-ФКЗ есть примечательная оговорка: нельзя на референдум выносить вопросы, отнесенные к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти. Что это значит? В статье 118.1 Конституции указано: «Правосудие в РФ осуществляется только судом». Слово «только», указывающее на исключительное право вершить правосудие только судам, имеется, и именно поэтому президент не может издать указ о создании чрезвычайных троек или Особого совещания и передать им право судить людей1.

Именно поэтому, ввиду закрепления в Конституции права осуществления правосудия только судом, согласно закону «О суде народа» в РФ вводится не трибунал, не некий внесудебный орган, а именно суд - но суд особый, суд народа, который рассматривает только один вид преступлений - преступление перед народом за ухудшение жизни народа без объективных причин, приговор по которому к тому же определен заранее. Соответственно, если бы в ст.134 было вставлено слово «только» перед перечислением федеральных органов госвласти, которым позволено предлагать поправки в Конституцию, тогда можно было бы говорить о проблеме, и то - лишь о противоречии ст.134 Конституции РФ статье 3 той же Конституции, декларирующей для народа возможность высшим непосредственным выражением своей власти на референдуме решить любой вопрос, в том числе и относящийся к изменению Конституции.

Причем для решения этой проблемы не потребовалось бы долгих консультаций с юристами - ст.16.2 закрепляет главенство первых шестнадцати статей Конституции (а значит, и ст.3), составляющих главу 1 «Основы конституционного строя» над любыми другими статьями Конституции, в том числе статьями главы 9. Таким образом, предложенные на референдум проект закона «О суде народа» и поправка к Конституции (ст.138) не противоречат и п.п.10 п.5 ст.6 закона N5-ФКЗ. Законных оснований для отказа в регистрации инициативы референдума у ЦИК нет и не будет. Любая попытка внести поправки в закон N5-ФКЗ с целью расширить ст.6 так, чтобы запретить, например, принятие поправок к Конституции на референдуме, неминуемо вступит в противоречие со ст.3 Конституции и будет отменена Конституционным судом. Другое дело, чтобы обратиться с соответствующим запросом в КС о нарушении прав граждан России на референдум, необходимо иметь на руках официальный отказ избиркома субъекта федерации в регистрации инициативы референдума по основаниям ст.6 закона N5-ФКЗ, поэтому эту дорогу придется пройти до конца.

Конечно, кроме самого простого способа - на основе каких-то формальных нарушений в документах, у власти остаются еще способы «законным» образом отказать в регистрации инициативы проведения референдума, например, так, как она это сделала в сентябре 2003 года, когда, после образования в Краснодаре инициативной группы по подготовке референдума и сдачи ею документов в Краснодарскую избирательную комиссию, Госдума спешно, за два дня (18-20 сентября) приняла поправки к закону N5-ФКЗ, ограничивающие периоды, когда инициатива референдума допустима, и на этом основании Краснодарская избирательная комиссия отказала в регистрации инициативной группе. Возможна также ситуация, когда президент, в целях не допустить референдума, просто-напросто распустит Госдуму - при этом автоматически предыдущие 12 месяцев будут последним годом полномочий Думы, а инициатива референдума в последний год ее полномочий запрещена законом N5-ФКЗ. Но это - радикальный способ, в том случае, если послушная Госдума почему-то не захочет повторить сценарий сентября 2003 года. В распоряжении президента есть и менее радикальные способы запретить референдум, например, ввести и тут же отменить чрезвычайное положение на какой-либо территории РФ или даже ее части, например, в каком-нибудь городе, ввиду мифической или реальной угрозы теракта. В этом случае всероссийский референдум нельзя будет назначать и проводить в течение действия режима чрезвычайного положения и три месяца после его отмены.