Книги жанра «Древневосточная литература» на букву «А»

en: B D P R T
ru: А Б В Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Я

 

 Название
 Автор
 Серия
Азербайджанские тюркские сказки

Вниманию читателей предлагается уникальная книга – ранний сборник азербайджанских волшебных сказок. Представлены сказки волшебные, бытовые, поучительные, порою перекликающиеся с отдельными сказками «1001 ночи» или сборников Ходжи Насреддина, но все равно уникальные и самобытные.

Серия:
 
Анекдоты Омирбека

Данная книга – дебют героя, первый шаг на пути, если можно так выразиться, омирбековедения. В сборнике уместилась лишь малая толика анекдотического богатства Каракалпакии. Дело в том, что перед составителем стояла и без того сложная задача: не только познакомить русского читателя с Омирбеком, но и представить в «блоках» – крупных фрагментах, сохранивших элементы внутреннего сюжета, – дошедшие до нас осколки разрушившегося, распавшегося юмористического эпоса.

Перевод с каракалпакского.

Серия:
 
Аокумо - Голубой паук. 50 японских историй о чудесах и приведениях

«Голубой паук» — сборник народных сказаний, родившихся в различных областях Японии в разные эпохи и вошедший в двенадцатитомную антологию «Японские народные сказания», которая была опубликована в Японии в 1973 году. Тематически сборник разделен на четыре главы: «Черти и горные ведьмы», «Диковинные существа», «Животные-оборотни» и «Сражения с оборотнями». На русском языке не раз выходили разные собрания японских сказок, ориентированные на детей. Представленные здесь японские истории будут интересны и взрослому читателю. Они создают перед глазами колоритную картину, населенную удивительными существами, оборотнями и привидениями, которые, несомненно, и поныне существуют на далеких японских островах.

Серия:
 
Аокумо - Голубой паук. 50 японских историй о чудесах и привидениях

«Голубой паук» — сборник народных сказаний, родившихся в различных областях Японии в разные эпохи и вошедший в двенадцатитомную антологию «Японские народные сказания», которая была опубликована в Японии в 1973 году. Тематически сборник разделен на четыре главы: «Черти и горные ведьмы», «Диковинные существа», «Животные-оборотни» и «Сражения с оборотнями». На русском языке не раз выходили разные собрания японских сказок, ориентированные на детей. Представленные здесь японские истории будут интересны и взрослому читателю. Они создают перед глазами колоритную картину, населенную удивительными существами, оборотнями и привидениями, которые, несомненно, и поныне существуют на далеких японских островах.

Серия:
 
Аокумо - Голубой паук. 50 японских историй о чудесах и привидениях

«Голубой паук» — сборник народных сказаний, родившихся в различных областях Японии в разные эпохи и вошедший в двенадцатитомную антологию «Японские народные сказания», которая была опубликована в Японии в 1973 году. Тематически сборник разделен на четыре главы: «Черти и горные ведьмы», «Диковинные существа», «Животные-оборотни» и «Сражения с оборотнями». На русском языке не раз выходили разные собрания японских сказок, ориентированные на детей. Представленные здесь японские истории будут интересны и взрослому читателю. Они создают перед глазами колоритную картину, населенную удивительными существами, оборотнями и привидениями, которые, несомненно, и поныне существуют на далеких японских островах.

Серия:
 
Арабская поэзия средних веков

Арабская поэзия средних веков еще мало известна широкому русскому читателю. В его представлении она неизменно ассоциируется с чем-то застывшим, окаменелым — каноничность композиции и образных средств, тематический и жанровый традиционализм, стереотипность… Представление это, однако, справедливо только наполовину. Арабская поэзия средних веков дала миру многих замечательных мастеров, превосходных художников, глубоких и оригинальных мыслителей. Без творчества живших в разные века и в далеких друг от друга краях Абу Нуваса и аль-Мутанабби, Абу-ль-Ала аль-Маарри и Ибн Кузмана история мировой литературы была бы бедней, потеряла бы много ни с чем не сравнимых красок. Она бы была бедней еще и потому, что лишила бы все последующие поколения поэтов своего глубокого и плодотворного влияния. А влияние это прослеживается не только в творчестве арабоязычных или — шире — восточных поэтов; оно ярко сказалось в поэзии европейских народов. В средневековой арабской поэзии история изображалась нередко как цепь жестко связанных звеньев. Воспользовавшись этим традиционным поэтическим образом, можно сказать, что сама арабская поэзия средних веков — необходимое звено в исторической цепи всей человеческой культуры. Золотое звено.

Вступительная статья Камиля Яшена.

Составление, послесловие и примечания И. Фильштинского.

Подстрочные переводы для настоящего тома выполнены Б. Я. Шидфар и И. М. Фильштинским, а также А. Б. Куделиным (стихи Ибн Зайдуна и Ибн Хамдиса) и М. С. Киктевым (стихи аль-Мутанабби).


 
Арабская поэзия средних веков

Арабская поэзия средних веков еще мало известна широкому русскому читателю. В его представлении она неизменно ассоциируется с чем-то застывшим, окаменелым — каноничность композиции и образных средств, тематический и жанровый традиционализм, стереотипность… Представление это, однако, справедливо только наполовину. Арабская поэзия средних веков дала миру многих замечательных мастеров, превосходных художников, глубоких и оригинальных мыслителей. Без творчества живших в разные века и в далеких друг от друга краях Абу Нуваса и аль-Мутанабби, Абу-ль-Ала аль-Маарри и Ибн Кузмана история мировой литературы была бы бедней, потеряла бы много ни с чем не сравнимых красок. Она бы была бедней еще и потому, что лишила бы все последующие поколения поэтов своего глубокого и плодотворного влияния. А влияние это прослеживается не только в творчестве арабоязычных или — шире — восточных поэтов; оно ярко сказалось в поэзии европейских народов. В средневековой арабской поэзии история изображалась нередко как цепь жестко связанных звеньев. Воспользовавшись этим традиционным поэтическим образом, можно сказать, что сама арабская поэзия средних веков — необходимое звено в исторической цепи всей человеческой культуры. Золотое звено.

Вступительная статья Камиля Яшена.

Составление, послесловие и примечания И. Фильштинского.

Подстрочные переводы для настоящего тома выполнены Б. Я. Шидфар и И. М. Фильштинским, а также А. Б. Куделиным (стихи Ибн Зайдуна и Ибн Хамдиса) и М. С. Киктевым (стихи аль-Мутанабби).


 
Афоризмы

Чанакья Пандит был видным политическим деятелем древней Индии. В сборник вошли его высказывания по различным жизненным вопросам.

Серия:
 
Афоризмы старого Китая

Афоризм — вершина китайской словесности. Собранные в этой книге плоды духовного созерцания и жизненных наблюдений средневековых писателей обжигают безупречной искренностью. Простые и поучительные, трогательные и шутливые, они обращены к сердцу каждого и никого не оставляют равнодушным. Составил, перевел и прокомментировал известный современный китаевед В.В. Малявин

Автор:
Серия:
 
 

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Древневосточная литература»

  •  Тазкират ал-аулийа, или Рассказы о святых
     Аттар Фарид ад-Дин
     Старинное, Древневосточная литература,

    Аттар, звезда на духовном небосклоне Востока, родился и жил в Нишапуре (Иран). Он был посвящен в суфийское учение шейхом Мухд ад-дином, известным ученым из Багдада. Этот город в то время был самым важным центром суфизма и средоточием теологии, права, философии и литературы. Выбрав жизнь, заключенную в постоянном духовном поиске, Аттар стал аскетом и подверг себя тяжелым лишениям. За это он получил благословение, обрел высокий духовный опыт и научился входить в состояние экстаза; слава о нем распространилась повсюду. Аттар написал сто четырнадцать книг, самой известной из которых является Тазкират ал-Аулиийа. За ней следует Мантикут-Тайюр. «Аттар — это моя душа подобно тому, как Санаи (ок. 1010 г.) — это мое духовное око, — говорил Джалал ад-дин Руми об Аттаре, — Лучезарность (Нур) Мансура аль-Халладжа (ум. 922 г.) спустя 150 лет проявилась в Аттаре». Излишним будет говорить, что даже беглое чтение трудов Аттара раскрывает ту высочайшую вершину духовности, на которой он всегда стоял.

  •  Мэн-цзы
     Кэ Мэн
     Старинное, Древневосточная литература, Наука, Образование, Философия

    Древнекитайский философ Мэн Кэ (372–289 гг. до н.э.), известный чаще как Мэн-цзы – «Учитель Мэн», считается самым блестящим представителем конфуцианского учения после его основателя Конфуция (551–479 гг. до н.э.). Учение Конфуция им самим нигде систематически не изложено и дошло до нас в передаче учеников, сопоставивших свои записи и скомпоновавших из них книгу «Суждения и беседы» («Лунь юй»). «Лунь юй» и «Мэн-цзы» – эти две книги являются наиболее полным изложением взглядов основоположников конфуцианского учения Кун Цю (Конфуция) и Мэн Кэ (Мэн-цзы).

    В настоящем томе вниманию читателя предлагается полный русский перевод второго из двух важнейших памятников древнекитайской конфуцианской мысли, выполненный китаеведом классической школы В. С. Колоколовым (1896– 1979), одним из самых больших знатоков китайского языка, классического и нового.

    Перевод, снабженный аннотированным индексом встречающихся в «Мэн-цзы» имен, после смерти В. С. Колоколова много лет пролежал без движения. За это время положение с переводом на русский язык конфуцианской классики практически никак не изменилось. Поэтому предлагаемый перевод сохраняет свою актуальность как в общем плане, так и для образовательных целей – в России до сих пор все еще нет удовлетворительных пособий для изучения конфуцианской классики и конфуцианской мысли.


Новинки месяца жанра «Древневосточная литература»

 Жанры книг


 Новые обзоры