Книги жанра «»

 Название
 Автор
 Серия
Глубокое тролление

Сборник пародий на жанры и некоторых интересных авторов АТ. Будет время от времени пополняться.

Серия:
 
На крыльях Бекаса

Небольшой сборник пародий на стихи провинциальных поэтов 

Серия:
 
Теплоход «Иосиф Бродский»

Новый ромам Александра Проханова — своего рода продолжение скандального «Политолога». Главные действующие лица — российская элита, легко узнаваемая за ироничными псевдонимами.

На теплоходе «Иосиф Бродский» избранное общество отмечает свадьбу угольного магната Франца Малютки и светской львицы Луизы Кипчак. Во всех каютах телеканал, специализирующийся на реалити-шоу интимной жизни людей, установил видеокамеры. Канун президентских выборов. Действующий Президент отказывается идти «на третий срок», и его ближайший помощник готовит переворот…


Теплоход «Иосиф Бродский» — это зловещий корабль, на котором российская знать, захватившая власть в великой стране и мнящая себя элитой, совершает путешествие по Волге. Веселятся, танцуют на палубе теплохода упыри, колдуньи и ведьмы, неутомимые в развратных утехах; восседают миллиардеры, сколотившие свои неправедные состояния на слезах народа. Весь этот страшный зверинец, верящий в свое бессмертие, плывет мимо городов, монастырей и селений, не ведая, что река русского времени готовит им погибель. Подобную той, что постигла всех их предшественников — исчадий русского ада, которые нет-нет да и появляются в русской жизни, чтобы потом их низвергла во тьму чудодейственная сила русской истории. Провокативный, на грани скандала сюжет с непредсказуемыми поворотами, яркая метафоричность, присущая манере Проханова-романиста, изощренный сарказм автора изумят, а возможно, и шокируют читателя.

Центрполиграф
Серия:
 
Пузыри славы

В сатирическом романе автор высмеивает невежество, семейственность, штурмовщину и карьеризм. В образе незадачливого руководителя комбината бытовых услуг, а затем промкомбината — незаменимого директора Ибрахана и его компании — обличается очковтирательство, показуха и другие отрицательные явления. По оценке большого советского сатирика Леонида Ленча, «роман этот привлекателен своим национальным колоритом, свежестью юмористических красок, великолепием комического сюжета».

Серия:
 
Виртуоз

Новый ромам Александра Проханова — своего рода продолжение скандального «Политолога». Главные действующие лица — российская элита, легко узнаваемая за ироничными псевдонимами.

На теплоходе «Иосиф Бродский» избранное общество отмечает свадьбу угольного магната Франца Малютки и светской львицы Луизы Кипчак. Во всех каютах телеканал, специализирующийся на реалити-шоу интимной жизни людей, установил видеокамеры. Канун президентских выборов. Действующий Президент отказывается идти «на третий срок», и его ближайший помощник готовит переворот…


Теплоход «Иосиф Бродский» — это зловещий корабль, на котором российская знать, захватившая власть в великой стране и мнящая себя элитой, совершает путешествие по Волге. Веселятся, танцуют на палубе теплохода упыри, колдуньи и ведьмы, неутомимые в развратных утехах; восседают миллиардеры, сколотившие свои неправедные состояния на слезах народа. Весь этот страшный зверинец, верящий в свое бессмертие, плывет мимо городов, монастырей и селений, не ведая, что река русского времени готовит им погибель. Подобную той, что постигла всех их предшественников — исчадий русского ада, которые нет-нет да и появляются в русской жизни, чтобы потом их низвергла во тьму чудодейственная сила русской истории. Провокативный, на грани скандала сюжет с непредсказуемыми поворотами, яркая метафоричность, присущая манере Проханова-романиста, изощренный сарказм автора изумят, а возможно, и шокируют читателя.

Центрполиграф
Серия:
 
Коронавирус. Автобиография

«Я – мелкая, эгоистичная, злобная, кровожадная и рогатая дрянь. Да, я – Она по половому признаку, хотя половые признаки у меня и отсутствуют. Я умертвила тонны людей, а их жалкий мир напугала до смерти…».

(с) Ваша Коронавирусная инфекция.

 
Надпись

Новый ромам Александра Проханова — своего рода продолжение скандального «Политолога». Главные действующие лица — российская элита, легко узнаваемая за ироничными псевдонимами.

На теплоходе «Иосиф Бродский» избранное общество отмечает свадьбу угольного магната Франца Малютки и светской львицы Луизы Кипчак. Во всех каютах телеканал, специализирующийся на реалити-шоу интимной жизни людей, установил видеокамеры. Канун президентских выборов. Действующий Президент отказывается идти «на третий срок», и его ближайший помощник готовит переворот…


Теплоход «Иосиф Бродский» — это зловещий корабль, на котором российская знать, захватившая власть в великой стране и мнящая себя элитой, совершает путешествие по Волге. Веселятся, танцуют на палубе теплохода упыри, колдуньи и ведьмы, неутомимые в развратных утехах; восседают миллиардеры, сколотившие свои неправедные состояния на слезах народа. Весь этот страшный зверинец, верящий в свое бессмертие, плывет мимо городов, монастырей и селений, не ведая, что река русского времени готовит им погибель. Подобную той, что постигла всех их предшественников — исчадий русского ада, которые нет-нет да и появляются в русской жизни, чтобы потом их низвергла во тьму чудодейственная сила русской истории. Провокативный, на грани скандала сюжет с непредсказуемыми поворотами, яркая метафоричность, присущая манере Проханова-романиста, изощренный сарказм автора изумят, а возможно, и шокируют читателя.

Центрполиграф
Серия:
 
Америка и американцы

Известный американский сатирик Арт Бухвальд представлен в настоящей книге своими лучшими фельетонами и короткими рассказами. в которых он с острым сарказмом высмеивает уродливые стороны пресловутого американского образа жизни, политики и экономики Соединенных Штатов. Хотя сатира А. Бухвальда ограничена рамками буржуазного мировоззрения и не посягает на самые основы капиталистического общества, она представляет интерес для нашего читателя.

Серия:
 
Андерсенам — ура!

Повесть известного у нас норвежского писателя С. Хельмебака — это сатира на провинциальное «процветающее» общество, которому противопоставлены Андерсены — люди, верные родной земле, стойкие к влияниям мещанского уклада, носители народного юмора, здравого смысла.

Серия:
 
Будущий мэр Бэйсвипа

Опубликовано в журнале «Огонёк» № 11 (1188), 1950

Серия:
 
Во всём виноват Гоголь

Потомки героев поэмы Н. В. Гоголя «Мёртвые души» Павла Ивановича Чичикова, его лакея Петрушки и кучера Селифана оказываются в районном городе NN. Там, правда, ничего особенного не происходит, но у каждого свои заботы. Фантастический реализм.

Серия:
 
Возвращение д'Артаньяна

Опубликовано в журнале «Юность» № 10, 1963


Рисунки И. Оффенгендена.

Серия:
 
Вопрос чести

Многие знают Леонардо Шаша по его политической литературе и политическим сюжетам. Но он прекрасно владел всеми литературными жанрами. Тому подтверждением является его юмористический рассказ «Вопрос чести», написанный в сатирическом духе о современных ему итальянцах.

Серия:
 
Голубиное слово

Опубликовано в журнале «Юность» № 9 (100), 1963


Рисунки автора.

Серия:
 
Два веса, две мерки [Due pesi due misure]

В сборник включены повести и рассказы наиболее прогрессивных итальянских писателей: Дино Буццати, Альберто Моравиа, Итало Кальвино, Луиджы Малербы, Акилле Кампаниле, Пьеро Кьяры и др. Их произведениям свойственна остросоциальная направленность. Враждебность современного буржуазного общества простому человеку авторы показывают средствами сатиры.

Серия:
 
До свидания, Валерий Васильевич!

Действие этой книжки происходит не сегодня, не в России и уж тем более не в Саратовской губернии, а очень давно и в очень далекой галактике. Откуда же там взялись Валерий Васильевич и его друзья? Дело в том, что Вселенная бесконечна. И раз уж она бесконечна, автор не может — чисто теоретически — исключить возможности некоторого отдаленного сходства каких-нибудь инопланетных лиц, имен и отчеств (а также географических и иных названий) с земными. Вместе с тем автор категорически настаивает, что любое упомянутое выше сходство непредсказуемо, непредумышленно и совершенно случайно…

Сделав столь важное предуведомление, автор теперь имеет право не хранить молчание и не бояться, что всякое слово, им произнесенное, может быть использовано против него в суде.


Всё, гражданин начальник? Вопросы есть? Нет? Ну тогда наручники-то снимите…


Главы из книги публиковались в 2014 году в саратовском еженедельнике «Газета Наша Версия».

Серия:
 
Женский долг

Страшно? Поблагодарите судьбу, что родились не мужчиной.

Автор:
Серия:
 
Изобретатель вечности: Повести, рассказы, очерки

Главная тема новой книги Феликса Кривина — человек и время. «В какое бы время мы ни жили, мы не должны думать, что история совершается без нас, — то, что происходит при нас, происходит при нашем участии», — утверждает автор в повести «Я угнал Машину Времени», построенной на материале второй мировой войны.

Предисловие редактора

В этом разделе автор берет на себя смелость выступить в роли редактора и, надеясь избежать читательского суда, представляет на суд читателей трех начинающих фантастов. Нет никакого сомнения, что Н. Ютон, Альф Ипсилон и Сель Ави заинтересуют любителей печатного слова, как они до сих пор интересовали любителей слова непечатного, поскольку их произведения впервые попадают в печать.

Что характерно для этих писателей?

Н. Ютон твердо верит, что наука способна на все, но это нисколько не пугает его, а, наоборот, наполняет его бодростью и энтузиазмом. Научно-технический прогресс не вызывает у него ни тревоги, как у Альфа Ипсилона, ни холодного скептицизма, как у Селя Ави. Н. Ютон смотрит на мир широко открытыми глазами младенца, твердо верящего в то, что его устами глаголет истина. Несмотря на молодость автора (ему нет еще и сорока лет), его перу принадлежат объемистые романы, которые, впрочем, печатаются здесь в сокращении. Так, роман «Время» в своем расширенном варианте является своеобразной хроникой нескольких поколений. Родоначальник семейства, некий Стевиц, был настолько беден, что не имел даже собственных часов и вынужден был спрашивать время у первого встречного. Потомки его разбогатели и уже никого ни о чем не спрашивали, никого вообще не замечали вокруг. И время жестоко отомстило им за себя, время вообще мстит за себя, когда о нем долго не спрашивают.

Альф Ипсилон тоже романист (печатается в сокращении), романы его посвящены вечным и безграничным проблемам времени и пространства, но его произведения пронизывает тревога за них, а также за живущего в них (в пространстве и времени) человека. В романе «Такси» автор с присущей ему остротой и вместе с тем широтой размышляет о прошлом и будущем, а также об отношении настоящего к тому и другому. Особенно памятна его фраза (выпавшая в процессе редактирования): «Настоящее из прошлого строит будущее и само превращается в прошлое, чтобы было из чего строить будущее в будущем настоящем». Стоит обратить внимание, как легко удалось начинающему автору вместить в одну фразу прошлое, настоящее и будущее. Публикуемый вариант романа является результатом кропотливой редакторской работы по устранению всего вторичного и необязательного, благодаря чему роман легко и быстро читается, в чем с удовлетворением убедится читатель.

Что можно сказать о третьем авторе?

Сель Ави, самый старший из начинающих фантастов (хотя, если верить ему, ему нет еще и пятидесяти) уже ничем не вдохновляется, как вдохновляется Н. Ютон, и ни о чем не тревожится, как тревожится Альф Ипсилон. Сель Ави холоден. Ироничен. Немногословен. Он пишет не романы, а короткие рассказы, почти не требующие сокращения. Сель Ави не верит, что прогресс науки — это в широком смысле прогресс, он не станет летать на ушах и питает полное равнодушие к сахару (как это можно заметить в рассказе «Цирк»). Его не соблазняет карьера Брюна (смотри одноименный рассказ), хотя, как истинный писатель, он знает цену молчанию. И все же иногда его равнодушие — и к сахару, и ко всему остальному — вдруг всколыхнется судорожной тревогой: Мария осталась на Земле (смотри рассказ «Мария»). И тогда он срывается с места и летит к этой Земле, где люди любят, борются и страдают, где они умирают — пусть бессмысленно, это неважно, что смерть лишена смысла, важно, чтоб его не была лишена жизнь.

В рассказе «Органавты», к сожалению, еще не завершенном редактированием, неорганическая материя взывает к материи органической: «Органавты! — так она называет ее. — Органавты! Наша планета— самая безжизненная из всех планет! Оставляйте жизнь только на нашей планете!» Эта ирония Селя Ави может быть понята как тоска по настоящей, органической жизни.

Что я еще могу сказать как редактор?

Все эпитеты — заменены.

Все метафоры — заменены.

Во всех возможных случаях изменены имена героев.

Прямая речь заменена авторской.

Авторская — прямой.

Остается надеяться, что публикуемым произведениям предстоит долгая жизнь, в которой будет доредактировано то, что недоредактировано в первом издании.

Рассказы о языке

Рассказ врача
(Рассказ жаворонка)

(Рассказ зяблика)

(Рассказ кролика)
Серия:
 
Изобретатель вечности: Повести, рассказы, очерки

Главная тема новой книги Феликса Кривина — человек и время. «В какое бы время мы ни жили, мы не должны думать, что история совершается без нас, — то, что происходит при нас, происходит при нашем участии», — утверждает автор в повести «Я угнал Машину Времени», построенной на материале второй мировой войны.

Предисловие редактора

В этом разделе автор берет на себя смелость выступить в роли редактора и, надеясь избежать читательского суда, представляет на суд читателей трех начинающих фантастов. Нет никакого сомнения, что Н. Ютон, Альф Ипсилон и Сель Ави заинтересуют любителей печатного слова, как они до сих пор интересовали любителей слова непечатного, поскольку их произведения впервые попадают в печать.

Что характерно для этих писателей?

Н. Ютон твердо верит, что наука способна на все, но это нисколько не пугает его, а, наоборот, наполняет его бодростью и энтузиазмом. Научно-технический прогресс не вызывает у него ни тревоги, как у Альфа Ипсилона, ни холодного скептицизма, как у Селя Ави. Н. Ютон смотрит на мир широко открытыми глазами младенца, твердо верящего в то, что его устами глаголет истина. Несмотря на молодость автора (ему нет еще и сорока лет), его перу принадлежат объемистые романы, которые, впрочем, печатаются здесь в сокращении. Так, роман «Время» в своем расширенном варианте является своеобразной хроникой нескольких поколений. Родоначальник семейства, некий Стевиц, был настолько беден, что не имел даже собственных часов и вынужден был спрашивать время у первого встречного. Потомки его разбогатели и уже никого ни о чем не спрашивали, никого вообще не замечали вокруг. И время жестоко отомстило им за себя, время вообще мстит за себя, когда о нем долго не спрашивают.

Альф Ипсилон тоже романист (печатается в сокращении), романы его посвящены вечным и безграничным проблемам времени и пространства, но его произведения пронизывает тревога за них, а также за живущего в них (в пространстве и времени) человека. В романе «Такси» автор с присущей ему остротой и вместе с тем широтой размышляет о прошлом и будущем, а также об отношении настоящего к тому и другому. Особенно памятна его фраза (выпавшая в процессе редактирования): «Настоящее из прошлого строит будущее и само превращается в прошлое, чтобы было из чего строить будущее в будущем настоящем». Стоит обратить внимание, как легко удалось начинающему автору вместить в одну фразу прошлое, настоящее и будущее. Публикуемый вариант романа является результатом кропотливой редакторской работы по устранению всего вторичного и необязательного, благодаря чему роман легко и быстро читается, в чем с удовлетворением убедится читатель.

Что можно сказать о третьем авторе?

Сель Ави, самый старший из начинающих фантастов (хотя, если верить ему, ему нет еще и пятидесяти) уже ничем не вдохновляется, как вдохновляется Н. Ютон, и ни о чем не тревожится, как тревожится Альф Ипсилон. Сель Ави холоден. Ироничен. Немногословен. Он пишет не романы, а короткие рассказы, почти не требующие сокращения. Сель Ави не верит, что прогресс науки — это в широком смысле прогресс, он не станет летать на ушах и питает полное равнодушие к сахару (как это можно заметить в рассказе «Цирк»). Его не соблазняет карьера Брюна (смотри одноименный рассказ), хотя, как истинный писатель, он знает цену молчанию. И все же иногда его равнодушие — и к сахару, и ко всему остальному — вдруг всколыхнется судорожной тревогой: Мария осталась на Земле (смотри рассказ «Мария»). И тогда он срывается с места и летит к этой Земле, где люди любят, борются и страдают, где они умирают — пусть бессмысленно, это неважно, что смерть лишена смысла, важно, чтоб его не была лишена жизнь.

В рассказе «Органавты», к сожалению, еще не завершенном редактированием, неорганическая материя взывает к материи органической: «Органавты! — так она называет ее. — Органавты! Наша планета— самая безжизненная из всех планет! Оставляйте жизнь только на нашей планете!» Эта ирония Селя Ави может быть понята как тоска по настоящей, органической жизни.

Что я еще могу сказать как редактор?

Все эпитеты — заменены.

Все метафоры — заменены.

Во всех возможных случаях изменены имена героев.

Прямая речь заменена авторской.

Авторская — прямой.

Остается надеяться, что публикуемым произведениям предстоит долгая жизнь, в которой будет доредактировано то, что недоредактировано в первом издании.

Рассказы о языке

Рассказ врача
(Рассказ жаворонка)

(Рассказ зяблика)

(Рассказ кролика)
Серия:
 
Инка перусалемский

Эта «почти историческая комедия» Шоу подвергает сатирическому развенчанию одного из главных инициаторов первой мировой войны — немецкого кайзера Вильгельма II. Личность этого государственного деятеля, претендовавшего на роль европейского диктатора, в предвоенные и первые военные годы была предметом своеобразного культа, усиленно создаваемого агрессивными и милитаристскими кругами Германии. Легенда о могуществе кайзера, о его многочисленных талантах и военном гении была рассчитана на то, чтобы вызвать суеверный страх у врагов Германии и создать представление о ее непобедимости.

Сатира Шоу была направлена на дискредитацию этого мифа.


Послесловие к пьесе — Анна Сергеевна Ромм.

Примечания к пьесе — Сергей Леонидович Сухарев.

Автор: Шоу Бернард
Серия:
 

Новинки! Свежие поступления книг жанра «»


Новинки месяца жанра «»

  •  Рабыня-уборщица для ректора-дракона. Отбор
     Сосаловна Любовь
     Любовные романы, Любовно-фантастические романы, , , , ,

    Жила себе, никого не трогала, работала уборщицей и мечтала о пенсии… Как вдруг попала в другой мир! Да в академию магии! Да в тело молоденькой красотки-адептки! А вокруг всякие чудеса творятся, эльфы с вампирами интриги воротят. Вдобавок ректор (да не простой, а дракон) отбор невест начинает, и как мне за такого красавца не попытаться побороться?

    Одна беда: магических знаний я от прошлой хозяйки нового тела не получила, потому завалила сессию. И теперь, чтоб оставаться в академии и участвовать в Отборе, мне остается только одно: работать здесь уборщицей! Да, снова уборщицей!

    Но ничего, где наша не пропадала, унывать не собираюсь! Еще и ректора соблазню, когда во время уборки в его покоях, полируя столбики кровати, пополирую и его столбик!..

    Начало этой замечательной книги появилось на сайтах ПродаМан и litnet 23 мая 2019 года. Зависть конкурентов, пишущих в этом жанре, не дала автору закончить произведение. Сохранено для истории. Помним, скорбим.

  •  Надпись
     Проханов Александр Андреевич
     Фантастика, Социально-психологическая фантастика, Детективы и Триллеры, Триллер, Проза, Современная проза, Контркультура, Советская классическая проза, Наука, Образование, Политика, Документальная литература, Публицистика, ,

    Новый ромам Александра Проханова — своего рода продолжение скандального «Политолога». Главные действующие лица — российская элита, легко узнаваемая за ироничными псевдонимами.

    На теплоходе «Иосиф Бродский» избранное общество отмечает свадьбу угольного магната Франца Малютки и светской львицы Луизы Кипчак. Во всех каютах телеканал, специализирующийся на реалити-шоу интимной жизни людей, установил видеокамеры. Канун президентских выборов. Действующий Президент отказывается идти «на третий срок», и его ближайший помощник готовит переворот…


    Теплоход «Иосиф Бродский» — это зловещий корабль, на котором российская знать, захватившая власть в великой стране и мнящая себя элитой, совершает путешествие по Волге. Веселятся, танцуют на палубе теплохода упыри, колдуньи и ведьмы, неутомимые в развратных утехах; восседают миллиардеры, сколотившие свои неправедные состояния на слезах народа. Весь этот страшный зверинец, верящий в свое бессмертие, плывет мимо городов, монастырей и селений, не ведая, что река русского времени готовит им погибель. Подобную той, что постигла всех их предшественников — исчадий русского ада, которые нет-нет да и появляются в русской жизни, чтобы потом их низвергла во тьму чудодейственная сила русской истории. Провокативный, на грани скандала сюжет с непредсказуемыми поворотами, яркая метафоричность, присущая манере Проханова-романиста, изощренный сарказм автора изумят, а возможно, и шокируют читателя.

    Центрполиграф
  •  На крыльях Бекаса
     Ткач Александр Иванович
     Поэзия, Драматургия, Поэзия,

    Небольшой сборник пародий на стихи провинциальных поэтов 

  •  Miss Ranskill Comes Home
     Todd Barbara Euphan
     Проза, Историческая проза,

    This 1946 novel (by the author of the Worzel Gummidge books) is about a woman who goes on a cruise and is swept overboard; she lives for three years on a desert island before being rescued by a destroyer in 1943. When she returns to England it seems to her to have gone mad: she cannot buy clothes without ‘coupons', her friends are only interested in ‘war work', and yet she is considered uncivilised if she walks barefoot or is late for meals.

    The focus of Barbara Euphan Todd's satire is people behaving heroically and appallingly at one and the same time.

    Rosamond Lehmann considered Miss Ranskill Comes Home ‘a work of great originality, and delightfully readable, a blend of fantasy, satire and romantic comedy… a very entertaining novel and less light than it seems.’

  •  The Siege of Tel Aviv
     Kestin Hesh
     Фантастика, Боевая фантастика,

    Stephen King calls Hesh Kestin’s The Siege of Ghetto Tel Aviv “scarier than anything Stephen King ever wrote.”

    Iran leads five Arab armies in a brutal victory over Israel, which ceases to exist. Within hours, its leaders are rounded up and murdered, the IDF is routed, and the country’s six million Jews concentrated in Tel Aviv, which becomes a starving ghetto. While the US and the West sit by, the Moslem armies—taking a page from the Nazi playbook—prepare to kill off the entire population.

    On the eve of genocide, Ghetto Tel Aviv makes one last attempt to save itself, as an Israeli businessman, a gangster, and a cross-dressing fighter pilot put together a daring plan to counterattack. Will it succeed?

    The Siege of Ghetto Tel Aviv is as as bizarrely funny as it is fast-paced. In the words of Stephen King: “An irrepressible sense of humor runs through it. It’s not satire I’m talking about—it’s stuff like the cross-dressing pilot (my favorite character) and any number of deliciously absurd situations (the pink jets). It’s the inevitable result of an eye that sees the funny side, even in horror. So few writers have that. This novel will cause talk and controversy. Most of all, it will be read.”

  •  Глубокое тролление
     Шлифовальщик
     Юмор, Юмор, ,

    Сборник пародий на жанры и некоторых интересных авторов АТ. Будет время от времени пополняться.

 Жанры книг


 Новые обзоры