Книги жанра «Поэзия» на букву «Т»

num: 1 2 3 9
en: A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W
ru: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 Название
 Автор
 Серия
Т. 1. Лирика Эдгара По в переводах русских поэтов

В первый том сочинений Эдгара По входит его поэзия. Основу книги составили переводы прославленных поэтов «Серебряного века» — Константина Бальмонта и Валерия Брюсова. Особенностью настоящего издания является то, что здесь в наиболее полном объеме собраны русские переводы лирики Эдгара По, создававшиеся на протяжении более чем ста лет. В итоге читатель получит возможность составить себе максимально близкое к подлиннику представление о «Вороне» и других шедеврах великого американского романтика, а также проследить различные этапы освоения его поэтического творчества в России.

 
Т. 1. Стихотворения и поэмы Эдгара По в переводе Валерия Брюсова

В первый том сочинений Эдгара По входит его поэзия. Основу книги составили переводы прославленных поэтов «Серебряного века» — Константина Бальмонта и Валерия Брюсова. Особенностью настоящего издания является то, что здесь в наиболее полном объеме собраны русские переводы лирики Эдгара По, создававшиеся на протяжении более чем ста лет. В итоге читатель получит возможность составить себе максимально близкое к подлиннику представление о «Вороне» и других шедеврах великого американского романтика, а также проследить различные этапы освоения его поэтического творчества в России.

 
Т. 1. Стихотворения и поэмы Эдгара По в переводе Константина Бальмонта

В первый том сочинений Эдгара По входит его поэзия. Основу книги составили переводы прославленных поэтов «Серебряного века» — Константина Бальмонта и Валерия Брюсова. Особенностью настоящего издания является то, что здесь в наиболее полном объеме собраны русские переводы лирики Эдгара По, создававшиеся на протяжении более чем ста лет. В итоге читатель получит возможность составить себе максимально близкое к подлиннику представление о «Вороне» и других шедеврах великого американского романтика, а также проследить различные этапы освоения его поэтического творчества в России.

 
Т. 2. Фантастические поэмы и сказки

Во второй том Собрания сочинений Семена Кирсанова вошли фантастические поэмы и сказки, написанные в 1927–1964 годах.

Том составляют такие известные произведения этого жанра, как «Моя именинная», «Золушка», «Поэма о Роботе», «Небо над Родиной», «Сказание про царя Макса-Емельяна…» и другие.

 
Табе зайздросціць сонца

Перада мной настольны каляндар. Успамінаю дні, сустрэчы, даты, I я, нібыта часу уладар, Заместа будняў бачу толькі святы. Чырвонай фарбай мечу кожны дзень У маі, ліпені i ў жніўні, I чую, як ступаюць па градзе I як бушуюць радасныя ліўні.

Серия:
 
Тавро вздохов

Тавро вздохов. Поэма.

Заставка и марка работа М. Синяковой.

http://ruslit.traumlibrary.net

Серия:
 
Таинство

“ Поэзия – призвание моё, моё предназначение, То, ради чего с небес на землю, командировала меня судьба.” “Сущность моя есть – моя боль и мои чувства, без которых я, далеко не я.” Самсон Гелхвидзе “СПЛОШНОЕ СЕРДЦЕ ГУДИТ ПОВСЕМЕСТНО” (От редактора) Эти слова Владимира Маяковского как нельзя более подходят для характеристики стихотворений и поэм Самсона Гелхвидзе, впервые предстающего перед читателями в качестве поэта. “Первой ласточкой” на книжной полке художественой литературы явился сборник рассказов “Торговцы болью” (Тбилиси, 2002), а теперь видим пробу пера в стихотворчестве. Носитель сугубо земной профессии строителя, имеющий научные вклады в эту область техники и ученую степень, как оказалось, значительную часть своей жизни проводит … в небе, носимый крыльями вдохновения, а, может быть, и самим Мерани… Условно “разложенные по полочкам”=разделам “Стихоисповедания” стихотворения могли бы возмутиться и потребовать “перестройки”, но… что сделано,= то сделано! Автор исписал много=много перфокарт, импонирующих ему как носители первородных строк, а дальше включились в работу РС и редакторы, и произошла “прописка” по полочкам… “Звуки сердца” = это не только раздел сборника, это = его существо. Медитация поэта охватывает в первую очередь чувства человеческие: любовь, сострадание, радость общения с природой и Небом. Смятенная душа поэта долгое время смутно стремившаяся к Небу, к высоким чувствам, к великим жертвам, получила успокоение и выход к Отцу Небесному. Самсон стал истовым прихожанином одной из Тбилисских православных церквей. Во многих медитативных стихотворениях Самсона “Небесная тема” получила явное выражение и, по его мнению, поэтическое творчество подсказано ему Свыше, является божественным даром. Отсюда и само название сборника. “Поэзия = призвание мое, мое предназначение, То, ради чего с небес на землю командировала меня судьба…” “Поэзия во мне = от Бога” “…Счастья большего После любви и преданности Богу, В поэзии хочу я отыскать!..” Самсон глубоко верит сам и убеждает читателя, что жизнь общества без Него, без соблюдения Заповедей = ущербна, неполноценна, а порой преступна, приводит к потрясениям и кризисам. Это читаем в его “Гражданственных строфах”. “Сообщества людей = без Бога не бывает…” “Люди, не стреляйте в ваших братьев…” Особое место в поэзии Самсона занимают традиционные медитативно=лирические вопросы: истоки вдохновения, творческие порывы, сущность поэзии. Он делится своим чувством глубочайшего удовлетворения, когда вдохновенно исписаны перфокарты и свою любимую, вызвавшую к жизни поэтические строки, он может бережно и надежно спрятать на полочке: “Я отнесу тебя в тетрадь… на полку верхнюю, подальше уложу”… Здесь проявляется и светлый юмор Самсона, как в стихах о сквозняке = госте НИИ, о своем имени и др. Сердечные “пробы и ошибки” представлены в сборнике искренними, поистине исповедальными, строками, волнение поэта порой выплескивается через край сердечной чаши. “Попрежнему любовью болен Ко всем и ко всему, Но, как и раньше, не любим!..” “… Я лишь писал, надеялся и верил, В мечту несбывшейся любви,” “Сущность моя есть моя боль и мои чувства, Без которых я = далеко не я…” Способность к горячей сердечной самоотдаче друзьям и всем, нуждающимся в помощи, проявилась в строфах, не лишенных некоторой горечи. Видимо, не всегда ответом бывала благодарность… А жаль! Такое проявление альтруизма нечасто в нашем сверхжестоком ХХ1 веке. “Я видел человеческие слезы, Людское горе я испил до дна…” “Я жертвовал собой себе на радость… И в этом чувствовал свое я назначенье… Чем больше делал дел, тем требовали больше…” При чтении любовной и медитативной лирики бросаются в глаза “стихийность” творчества Самсона. Его “стихийные стихи” не знают “гребенки” версификации, они вихрасты и порой неуклюжи, автору недосуг их “причесывать”. “Столпотворение мыслей Моей заброшенной души…” “В лавине этих строк Не все ошибки замечаю,= Скорее, пропускаю их”. Строки обгоняют друг друга, часто повторяются, попадая под жестокое перо редактора, но в них всегда чувствуется биение полного “несгораемой болью”, чувствительного и преданного сердца. В одном из стихотворений Самсон несколько раз повторяет: “Найдите женщину, Душою женственней меня!” Очень хочется, чтобы из толстой авторской папки в следующий поэтический сборник аналектов перекочевали “причесанные” самим автором “творения”. В этом сборнике читатель уже найдет много поэтических находок, неожиданных образов и метафор, а, главное, = светлых чувств. И еще хочется пожелать поэту радостно, глубоко и долго глядеть в расширенные, преданные зрачки глаз = в “два подсолнуха на синем мраморе”, которые ему однажды довелось увидеть!.. Равнодушие = самое страшное человеческое чувство, его должны побороть все земляне, чтобы опровергнуть грустные строки Самсона: “Жизнь человека = черный ящик самолета, Пока живешь = никого не интересуешь…” Жизнь человека = яркий, светлый след! Тем более, = поэта, кем создается Поэзия: = “Моя, твоя, чужая!” Глеб Коренецкий

Серия:
 
Тайна Игоря Талькова. «На растерзание вандалам»

20 лет назад его трагическая смерть потрясла всю страну, став знамением приближающейся катастрофы. Его убийцы так и не понесли заслуженного наказания. Его гибель слишком похожа на изощренную месть или даже ритуальное жертвоприношение, чтобы быть случайной. Ведь «поэт в России – больше, чем поэт», а Игорь Тальков стал голосом переломной эпохи великих надежд и страшных разочарований. Он первым посмел зарифмовать КПСС и СС, когда компартия была еще у власти. Он отпел дореволюционную Россию, отданную «на растерзание вандалам», когда будущие прихватизаторы еще подвизались «комсомольскими вожаками» и преподавателями марксизма-ленинизма. Он воспел наше Отечество как «страну не дураков, а гениев», когда ненавистники России проклинали патриотизм как «последнее прибежище негодяев». Его песни и стихи, его глубокая, истовая, почти яростная любовь к Родине были слишком опасны для ее врагов и губителей. Но убийцы просчитались, а слова лучшей песни Игоря Талькова: «Я знаю, что вернусь» оказались пророческими – в то время как абсолютное большинство «кумиров перестройки» давно забыты, его помнят и поют до сих пор.

Эта книга – лучшая биография великого барда, артиста и поэта, волнующий рассказ о его трагической судьбе, признание в любви к его творчеству, разгадка тайны его короткой жизни и безвременной смерти.

Серия:
 
Тайная война Атлантиды

Эпическая белая поэма в лицах показывает ключевой эпизод ведической истории человеческой цивилизации

Серия:
 
Тайны чувств с элементами эротики

Стихотворения Аллы Дементьевой отличаются глубоким лиризмом и оригинальностью выражения чувств и эмоций. Ее стихи – это мир ощущений, ассоциаций и воплощений.

Серия:
 
Так

Калі 6 чэрвеня 1999 года, у дзень 200-годдзя Аляксандра Пушкіна, апынуўся я за мяжой, аказалася, што ў мяне не зусім акрэслены статус. У Пушкіна - акрэслены, а ў мяне - не. Таму паўстала пытанне пра палітычны прытулак, бо статус палітычнага эмігранта акрэслены цалкам. Гэтак, што ты не можаш зваротна перайсці мяжу, вярнуцца дамоў... Падціскалі мяне з такім рашэннем, падбівалі да кроку такога і з нашага боку, і з таго. Кожны са сваім інтарэсам - а ў мяне які?.. І з беспрытульнага тлуму ў галаве прыснілася мне, нібы ўрэшце пайшоў-такі я палітычнага прытулку прасіць. Аказаўся ў нейкай казённай польскай установе, дзе гэты прытулак альбо даюць, альбо не даюць, і злосная на ўсіх "прытульшчыкаў" свету пані раздражнёна зайшлася ненавіснай мне кірмашовай візготкай… (Замест прадмовы, фрагмэнт)  

Серия:
 
Так осень тянется к весне…

Эта книга о любви — к морю и ветру, к друзьям и подругам. К жизни, которую каждый живёт и делает сам. Книга о спутниках и попутчиках: звуках и красках, словах и молчании. Когда и снежинка в ладони, и капля дождя, и улыбка прохожего, и кот на заборе — всё это попутчики времени, всё это — опора, надежда, притоки мелодий и сил… Как ветер — внезапно. Как вечер — для встречи. Как утро — для света…

Серия:
 
Такая разная любовь

Стихотворения талантливой поэтессы Натальи Квашниной – о чувствах, близких каждому из нас. Любовь, верность, воспоминания о детстве… Но автор пишет о них так, что тревожит самые тонкие струны души…

Серия:
 
Там, где Тянь — Шаньские горы

Юрий Иванович Фадеев — инженер по профессии и патриот России по духу. Родился и жил в Средней Азии. Репатриант первой волны.

Его творчество — голос своего поколения, оказавшегося на разломе эпох, сопереживание непростой судьбе «русских азиатов» после развала Советского Союза, неразрывная связь с малой родиной, активная жизненная позиция.

Серия:
 

Новинки! Свежие поступления книг жанра «Поэзия»


Новинки месяца жанра «Поэзия»

  •  Льюис Кэррол. Лучшее
     Заходер Борис Владимирович, Орел Владимир Эммануилович, Кружков Григорий Михайлович, Кэррол Льюис
     Детское, Детская проза, Поэзия, Драматургия, Поэзия

    Сказки нашего детства — сказки из любимых старых книжек, в любимых же чёрно-белых иллюстрациях.

    Для младшего, старшего и самого старшего возраста!


  •  Херувимский странник
     Силезиус Ангелус
     Поэзия, Драматургия, Поэзия, Религия и духовность, Религиозная литература,

    Эта книга — первый полный перевод на русский язык религиозно-поэтических афоризмов замечательного немецкого поэта и мистика XVII в. Ангела Силезского (Ангелуса Силезиуса), написанных александрийским стихом с парными рифмами, — явление, уникальное в немецкой поэзии: игра слов, параллельные конструкции, смысловые повторы и т. д. представляют собой настоящее языкотворчество.

    Ангел Силезский (Йоханнес Шефлер, 1624—1677), врач по образованию, лютеранин по наследственному вероисповеданию, в 1654 г. под влиянием мистика Франкенберга перешел в католичество ив 1661 г. стал членом монашеского ордена францисканцев.

    Католическая, а точнее внецерковная, мистика Ангела Силезского представляет собой отход от лютеранско-евангелической ортодоксии, связанный с непосредственной обращенностью к Богу, к интуитивному познанию мира. Лейтмотивом этого поиска служит формула «Бог — во мне и я — в Боге», что, безусловно, навеяно евангелической мистикой Иоанна Богослова.

    Для всех интересующихся вопросами религиозной мистики и поэзии вообще знакомство с творчеством Ангела Силезского может быть полезным и в религиозном, и в поэтическом отношении.

  •  Античные гимны
     Гомер, Каллимах, Прокл, Силезий, Клеанф
     Поэзия, Драматургия, Поэзия, Старинное, Античная литература

    В предлагаемом издании собраны образцы античной гимнографии: гомеровские гимны, гимны Каллимаха, Прокла, орфические гимны и др. В гимнах нашли свое воплощение красочные античные мифы об олимпийских богах и героях, предания, отразившие основные нравственные и культурные ценности античности, в них запечатлены напряженные духовно-философские искания древности. Издание снабжено обширным комментарием и указателями.

  •  Песни Первой французской революции
     Антология
     Поэзия, Драматургия, Поэзия

    (Из вступительной статьи А. Ольшевского) Подводя итоги, мы имеем право сказать, что певцы революции по мере своих сил выполнили социальный заказ, который выдвинула перед ними эта бурная и красочная эпоха. Они оставили в наследство грядущим поколениям богатейший материал — документы эпохи, — материал, полностью не использованный и до настоящего времени. По песням революции мы теперь можем почти день за днем нащупать биение революционного пульса эпохи, выявить наиболее яркие моменты революционной борьбы, узнать радости и горести, надежды и упования не только отдельных лиц, но и партий и классов. Мы, переживающие величайшую в мире революцию, можем правильнее кого бы то ни было оценить и понять всех этих «санкюлотов на жизнь и смерть», которые изливали свои чувства восторга перед «святой свободой», грозили «кровавым тиранам», шли с песнями в бой против «приспешников королей» или водили хороводы вокруг «древа свободы». Мы не станем смеяться над их красными колпаками, над их чрезмерной любовью к именам римских и греческих героев, над их часто наивным энтузиазмом. Мы понимаем их чувства, мы умеем разобраться в том, какие побуждения заставляли голодных, оборванных и босых санкюлотов сражаться с войсками чуть ли не всей монархической Европы и обращать их в бегство под звуки Марсельезы. То было героическое время, и песни этой эпохи как нельзя лучше характеризуют ее пафос, ее непреклонную веру в победу, ее жертвенный энтузиазм и ее классовые противоречия.

 Жанры книг


 Новые обзоры