Султан улыбнулся.

— Можно подумать, что ты учишься на дипломата, а не на археолога. Жаль, что ты убила столько времени на учебу, а теперь твои знания никак тебе не пригодятся.

— Прошу прощения?

— Наши женщины не работают.

Он испытывал ее на прочность? Скорее всего, да. Но Лейла не могла пропустить эти слова мимо ушей.

— Здесь я с вами не согласна, ваше величество. Как еще назвать уборку дома и воспитание детей, если не работой?

— Я имею в виду то, что они не работают вне стен дома.

— На дворе двадцать первый век, ваше величество. Я уверена, что женщины вашей страны хотят принимать активное участие в жизни общества. И они достаточно умны, чтобы сделать эту жизнь разнообразнее и интересней.

Лейла откинулась на спинку стула, чтобы позволить слуге убрать тарелку. Выражение лица султана не выдавало никаких эмоций. Как и лицо Халила, который молчал в течение практически всего разговора.

Он расстроился из-за ее ответов? Лейла не могла сказать этого наверняка. Возможно, ей не стоило спорить с султаном, однако она никогда не была мастерицей обманывать. Да и потом, если Джал выполнит свои угрозы…

— Дорогая?

Лейла подняла голову. Халил выглядел озабоченным.

— Ты побледнела, — мягко произнес он. — Все в порядке?

— Да. Спасибо. Со мной все хорошо.

Халил повернулся к султану.

— Сегодня днем Лейла упала в обморок, отец.

— Я не падала в обморок!

Халил встал из-за стола.

— Еще чуть-чуть, и именно так бы и произошло, — жестко ответил он. — Думаю, будет лучше, если сегодня мы пойдем спать пораньше.

— Правда, Халил… не стоит…

— Лейла, — строго сказал он. — Эта тема не подлежит обсуждению.

Лейла взглянула на него. С ней снова говорил повелитель вселенной. И в то же время он, казалось, не замечает намного более важных вещей. Например, фальшивых улыбок Джала. Недвусмысленные вопросы его отца. Неужели он не видел, что все стараются указать ей на ее истинное место? Она не подходит для роли его жены, для этой страны и возложенных на нее обязанностей.

Лейла вздохнула и встала. Оба мужчины смотрели на нее с любопытством. Лейла собрала последние силы в кулак и выдавила вежливую улыбку.

— Простите, ваше величество. Не хочу показаться грубой. Но ваш сын, пожалуй, прав. Мне лучше отдохнуть.

— Конечно, дорогая.

— Спасибо за прекрасный ужин. Нет, Халил, прошу. Я сама смогу найти дорогу. Останься и выпей с отцом кофе.

Халил подошел к ней, а султан отвернулся. Неужели ему так тяжело было видеть своего сына рядом с ней?

— Милая, — тихо сказал Халил. — Мне действительно необходимо переговорить с отцом, но это не займет много времени. Я скоро поднимусь, — он нежно прикоснулся к ее губам. — Хорошо?

Лейла кивнула, не отваживаясь произнести хоть слово. Вдруг голос вновь выдаст ее волнение.

— Любимая? Ты что-то хочешь мне сказать?

Да, думала она. Ей нужно найти способ, чтобы рассказать ему о Джале…

— Любимая?

Лейла покачала головой.

— Нет. Ничего. Только… только, — она перешла на шепот — Что я… что… что ты… прекрасный человек.

Халил улыбнулся.

Лейла вышла из столовой, проследовала через, холл и только тогда сообразила, что оставила свою шаль на стуле.

Она развернулась и поспешила обратно. Ей не хотелось прерывать разговор Халила с отцом, тем более, он скорее всего был посвящен именно ей.

Повышенные голоса остановили ее. Лейла замерла у дверей в гостиную.

— … огромная ошибка, Халил! — услышала она.

— Я делаю то, что нужно, отец.

— Ты пренебрегаешь традициями.

— К черту традиции! Я поступаю правильно.

— Это неправильно! Ты коронованный принц. Предпринять такой шаг…

— Я уже сказал тебе. У меня нет выбора.

— Тогда ответь мне лишь на один вопрос. Если был бы другой способ, ты бы стал на ней жениться?

В комнате воцарилась тишина. Лейла услышала, как Халил вздохнул. Затем он ответил. Его голос звучал приглушенно.

— Нет. Не стал бы.

Лейла в ужасе отпрянула назад. Голоса продолжали что-то обсуждать, но их практически не было слышно. Наверное, мужчины вышли на террасу.

Лейла хотелось исчезнуть из этого дворца, страны… И как можно скорее оказаться в своей нью-йоркской квартире.

Вместо этого она заставила себя на цыпочках отойти от двери и так же бесшумно подняться по лестнице.

Какой же глупой она была!

Лейла всегда знала, что предложение Халила не имело ничего общего с чувствами. Он просто выполнял долг, перед отцом и страной.

Лейла переоделась в простую кофту, джинсы, сандалии и жакет, схватила листок бумаги, ручку и начала писать.

Халил!

Думаю, мы оба знаем, что наше решение пожениться — ошибка.

Я долго думала и поняла, что не могу выйти за тебя замуж. Я никогда не привыкну к традициям твоей страны. Мне нужна свобода. Независимость. Право идти своей дорогой. У меня не будет ничего из этого, если я стану твоей женой.

Лейла уставилась на записку. Поверит ли он? Да. После сегодняшней беседы за ужином точно поверит. Кроме того, он сам захочет в это поверить.

— Госпожа!

Лейла повернулась к двери, которая соединяла ее комнату со спальней Халила. Хасан…

— Я приготавливал постель для принца, — произнес он с поклоном. — Простите за беспокойство. Но, может быть, вам что-нибудь нужно, госпожа?

— Нет. Ничего… Подожди! — Лейла заколебалась, но что ей оставалось делать? От кого еще ждать помощи? — Мне на самом деле кое-что нужно.

— К вашим услугам. Что желаете? Чашечку чая? Кофе? Это займет всего пару…

— Ничего из перечисленного, — перебила его Лейла. — Мне нужно… Я хочу улететь домой. Обратно в Америку.

Старик уставился на нее так, будто она попросила отвезти ее на Луну.

— Только мой господин может помочь вам в этом.

— Нет. Он не может. Я… я не хочу, чтобы он знал о моем отъезде.

Старый слуга побледнел.

— Но у вас же скоро свадьба!

— Я не могу. — Ее голос дрогнул. — Я слишком люблю его, чтобы выйти за него замуж.

— Госпожа, я вас не понимаю. Если вы его любите…

— Хасан. Если ты его любишь, то поможешь мне. И ничего ему не расскажешь.

Секунды тянулись словно часы. И когда Лейла уже потеряла надежду, Хасан кивнул.

— Я сделаю, как вы прикажете.


В конце концов, все было просто.

Хасан провел ее по комнатам прислуги и вывел через заднюю дверь с кухни. Охранник, ни о чем не подозревая, беспрепятственно пропустил их, а Хасан повез Лейлу в аэропорт.

Выйдя из машины, Лейла крепко обняла старика.

— Большое спасибо, — прошептала она.

Он кивнул.

— Да поможет вам Аллах, госпожа.

Стояла поздняя ночь. Пустой аэропорт. Лишь несколько сонных туристов ожидали вылет самолета. Уборщик натирал полы. В кассах продажи билетов не было ни одного работника.

Лейла села подальше от всех и уставилась на часы. Так прошло пятнадцать минут. Двадцать минут.

Когда же появится хоть кто-то, кто сможет продать ей билет? Лейлу не волновало, куда лететь. Она купит билет на любой ближайший самолет… У нее перехватило дыхание. Какой билет?! У нее же с собой нет ни денег, ни паспорта, ни кредитной карты…

Двери распахнулись. Лейла подняла голову, хотя и без того догадалась, кто это. Она вскочила на ноги и побежала в дамскую комнату.

— Будто это меня остановит, — громогласно произнес Халил, врываясь в уборную после нее.

Лейла повернулась к нему лицом.

— Ты прочитал мою записку?

— Прочитал. Теперь постарайся рассказать мне что-нибудь более правдоподобное.

— Я написала только правду. Прости, что мне потребовалось столько времени, чтобы понять…

— Даю тебе еще одну попытку мне объяснить, почему ты убегаешь.

— Я не убегаю, а просто ухожу. И я все объяснила в записке. Разве ты ее не читал? Здесь слишком много традиций, которых я не могу придерживаться. Мне придется жить с мужчиной, который…

— Который всем сердцем любит тебя?

Лейла удивленно уставилась на него. Смущение, радость и непонимание светились в ее глазах. Халил видел, как она обрадовалась, и немного успокоился. Она любит его. Любит! Весь этот бред про собственную дорогу был высосан из пальца.

— Я люблю тебя, — сказал он. — И ты любишь меня.

— Нет.

— Хасан сказал, что любишь.

Лейла открыла рот, чтобы возразить, но, не найдя нужных слов, снова закрыла его. Все, что она скажет сейчас, будет все равно использовано против нее.

— Он сказал, что ты призналась ему в любви ко мне, — сказал Халил, подходя ближе.

— Хасан уже стар, — буркнула Лейла, делая шаг назад. — Наверное, перепутал что-то.

Халил улыбнулся и продолжил приближаться к ней.

— Он также сказал, что ты просила его хранить молчание.

Лейла отходила назад до тех пор, пока не уперлась в стену.

— Ну что, милая? — мягко сказал Халил. Он положил руки на стену, поймав Лейлу в ловушку. — Ты просила его не говорить о своем признании?