У Халила сжалось сердца. Его отец, наверное, способен солгать. Ведь он готов пойти на все ради своей страны. Или же его обманули министры. Джал никогда не гнушался тем, чтобы преподнести султану факты с выгодной для него стороны.

Халил попытался объяснить это отцу год назад, но тот отказался его слушать.

Султан всегда утверждал, что министры для того и созданы, чтобы защищать и поддерживать троп. Они просто не могут желать ему вреда. Так устроен мир!

Однако Халил не верил им. Он всегда поступал по своему разумению. Выбрал Гарвард, а не частные университеты. Изучал финансы, а не международные отношения. И наконец остался в Штатах, а не вернулся домой, чтобы занять место одного из министров султана. Он давно дал себе обещание не становится игрушкой в чужих руках.

Может, его сейчас кто-то использует в каких-то грязных целях?

— Халил! — султан хлопнул сына по плечу. — Будь, пожалуйста, внимателен, когда я разговариваю с тобой!

Халил вздохнул и попытался вернуться к разговору.

— Прости, отец, я просто…

— Думал об ушедшей только что женщине, — улыбнулся султан. — Понимаю. Она действительно красива. Ты не был бы настоящим мужчиной, если бы не заметил этого.

— Она очень красива, да, но… — Но почему она говорит по-английски как американка? Почему утверждает, что ты обманываешь меня?

Эти вопросы крутились у него в голове, но Халил сумел сдержаться. Сейчас не подходящее время, чтобы задавать их. Вместо этого он улыбнулся в ответ.

— Но она не так проста, как кажется. Прими это во внимание, сын.

Пульс принца участился. Вот оно, объяснение, в котором он так нуждался. Сейчас, кажется, у него появилась возможность узнать истину.

— Правда? — невинно уточнил он.

Его отец покачал головой.

— Она очень своенравная женщина. И относится к мужчинам легкомысленно, без должного почтения.

Что это означает? Она не была девственницей? Этот вопрос занимал очень важное место в его стране.

— Своенравная? — переспросил Халил.

Султан кивнул.

— Дочь представляет немалую проблему для Омара. Эта женщина постоянно твердит о независимости и презирает правила и традиции нашего народа.

— И тем не менее согласилась выйти замуж за Бутруса.

На секунду султан засомневался в ответе.

— Да. Омар сказал, что он нашел средства, чтобы обуздать ее дерзкий нрав.

— А Бутрус знает, что в прошлом с ней были проблемы?

— Конечно, нет. Это одна из причин, почему Омар так доволен собой. Он славно послужил отечеству и нашел богатого мужа для непокорной дочери.

— Избавившись от женщины, которую никто бы не захотел взять себе в жены. Кому нужна такая мегера? — холодно заметил Халил.

— Бутрус желал красавицу-жену, и он такую получит. Нормальная сделка. Все честно!

— А что он сделает, когда узнает истинный характер женщины? Ведь он же может ее убить.

— Мы с Джалом уже это обсудили.

— Джал… — еще более холодным тоном повторил Халил.

Султан наклонился ближе к сыну.

— Омар утверждает, будто ее мать была ведьмой. Возможно, она унаследовала от нее колдовские умения…

— Какая чушь, — немедленно отреагировал Халил.

Его отец пожал плечами.

— В любом случае Джал и Омар решили, что она способна сама о себе позаботиться.

— Меня не волнует, что думает Джал, — произнес принц. — Он не султан.

Лицо его отца потемнело.

— И ты тоже. Пока нет. Я не обязан объяснять свои поступки и решения. Мое слово — закон.

Это правда. Кроме того, какой толк от этого разговора? Все равно уже ничего не изменить.

— Извини, — ответил Халил. — Я просто хотел сказать, что султан — ты, а не твои министры.

— И каждый должен об этом помнить. — Старик смягчился и взял сына под руку. — Честно тебе скажу, что даже представить себе не мог, что у Омара растет такая красивая дочь! Я даже не выдержал и спросил у него, зачем он прятал ее до сих пор. А он ответил, что это было нужно для того, чтобы найти для нее подходящего мужа. — Султан похлопал сына по спине. — Спасибо за помощь! Некоторые боялись, что ты не возьмешь на себя эту миссию.

— Ты наверняка говоришь о Джале.

— Я знаю, что он тебе не правится. Но Джал делает все только во благо нашей страны.

— Я тоже, — пробормотал Халил.

Отец кивнул.

— Вот и отлично. Не сомневался в тебе ни минуты. Отправляйся к себе. Я отправил тебе бумаги с изложением подготовленного нами плана. Прочитай их, а через час, если к тому времени закончишь читать, приходи в зал для совещаний, и мы с тобой обсудим все детали.

Халил вернулся в свои комнаты. Там его ждала папка с подробным планом действий. Халил не удержался от смеха. План передачи невесты жениху описывался самым подробным образом на двадцати страницах, на каждой из которых стояла подпись султана, хотя вполне можно было бы обойтись и одним параграфом. И отец еще пригласил его обсудить с ним летали!

По плану отца, он, Лейла, ее слуги и тридцать вооруженных охранников должны были прилететь в Кашмир, где их встретит Бутрус.

Еще пару часов назад Халил ни за что не согласился бы на это. Но сейчас многое изменилось.

Прошлой ночью Лейла безуспешно пыталась сбежать. Сегодня она по-английски сказала, что его обманывают.

Теперь Халил понимал, что Омар видел в ней ценный приз, от которого нужно поскорее избавиться. И главное, как можно выгоднее.

Если Бутрус захочет, он убьет жену, и никто даже пальцем не пошевелит ради нее. А султан потеряет в цивилизованном мире репутацию достойного человека, так как именно он отвечал за этот союз.

Неужели отец сам этого не понимает? Мда, ситуация создалась весьма щекотливая!

Халил откинул в сторону бумаги с планом. Все это ни к черту не годится!

Пара звонков, и его новый план был готов. Однако Халил никому не позволит держать себя за дурака. Тем более Лейле. Он станет помогать ей лишь в том случае, если безоговорочно поверит в ее искренность и невинность.


Лейлу содержали в гареме.

Странно! Гарем не использовался уже много лет. Его отец всегда считал, что уже одна женщина приносит вполне достаточно головной боли, а потому не брал себе любовниц.

Кроме того, Халил видел, как отец любит свою жену и его мать. После ее смерти он даже не стал искать себе новую наложницу и хранил верность покойной супруге.

В гарем вели огромные дубовые двери. Халил не помнил, чтобы их когда-то запирали, но сегодня они были закрыты. Ему пришлось несколько раз постучать, прежде чем огромный мужчина — охранник Лейлы — открыл ему. И он явно был не рад видеть такого важного гостя.

— Ваше высочество, простите, но сюда никого не велено пускать.

Халил холодно взглянул па него. Кажется, пришло время воспользоваться титулом. Халил ненавидел поступать таким образом, но иногда жизнь вынуждает идти на крайние меры.

— Ты что ослеп? Я принц Халил. И ни один человек, кроме моего собственного отца и твоего султана, не имеет права что-либо мне приказывать в нашей стране. Отойди!

И он прошел мимо слуги, не дожидаясь ответа.

Внутри его ждал еще один сюрприз. Будучи ребенком, он частенько играл на этой территории. Здесь было очень красиво: шикарные занавески, огромные роскошные люстры, персидские ковры…Теперь же повсюду царило запустение.

Как такая шикарная женщина как Лейла могла жить в подобной кошмарной обстановке? Голые стены, мебели почти нет…

— Где твоя госпожа?

— В безопасности.

— Я не об этом тебя спрашиваю. Где она сейчас находится? Я хочу ее видеть.

— Вы не можете смотреть на нее. Это запрещено. Она помолвлена. Она принадлежит…

— Ты хочешь умереть от рук палача раньше отпущенного тебе Аллахом срока? Отвечай: где она?

Слуга с ненавистью в глазах кивнул в сторону двери.

Халил направился туда, с трудом сдерживая смех. Смерть от рук палача? Ему показалось, что он участвует в съемках какого-то дурацкого кино.

Желание смеяться пропало, как только он увидел Лейлу.

Она стояла посреди комнаты, которая когда-то считалась одной из самых роскошной во дворце. Теперь же от нее не осталось ничего, кроме голых серых стен.

Но Лейла тем не менее вновь поразила его своей красотой. Услышав шаги, она повернула голову, и волосы упали ей на плечи.

— Что ты хочешь?

Она спросила это по-арабски, но теперь Халил мог с уверенностью сказать, что это был не ее родной язык.

— Министры хотят, чтобы я рассказал, что ждет тебя в ближайшие дни.

— Думаешь, меня это волнует?

— Тем не менее ты меня выслушаешь.

— К черту тебя и министров! Я не буду…

— Ты будешь делать то, что тебя велят, — прикрикнул на нее Халил.

— Мой господин, — произнес явно обрадованный увиденным и услышанным Ахмет. — Позвольте мне позаботиться об этом.