— Я сам обо всем позабочусь, — сказал принц. — Один. Ступай! Ты мне не нужен!

И он захлопнул дверь перед самым его носом.

— А теперь, женщина, веди себя спокойно и не дергайся! — тихо произнес он.

Она повернулась к нему спиной, но Халил силой развернул ее лицом к себе.

— Ты слышала, что я сказал? Веди себя…

Лейла принялась бить его кулаками в грудь.

Халилу пришлось схватить ее за руки и прижать к себе.

— Прекрати!

— Негодяй! — прошипела она. — Подонок!

Ее слова были американскими, а его ответ чисто мужским. Только одним способом он мог ее быстро утихомирить. И Халил воспользовался им. Он слегка приподнял ее и поцеловал.

Надо отдать должное Лейле, она сражалась как львица. Но Халил продолжал целовать девушку, уверяя себя в том, что это наилучший способ успокоить ее.

— Прекрати сопротивляться, — прошептал он, и, к счастью, Лейла наконец подчинилась его воли.

Ее тело сразу стало податливым, а губы приоткрылись. Чтобы впустить его язык… Но в следующую секунду она больно укусила его. Халил выругался, отшатнулся и сразу же рассмеялся, почувствовал вкус крови на губе.

Лейла в недоумении уставилась на Халила. Она укусила его, а он смеется? Наверное, она сходит с ума…

Впрочем, немудрено, если учесть, сколько ей пришлось пережить и вытерпеть за прошедшие дни.

Сейчас, например, мужчина, который явно считал себя властелином Вселенной, поцеловал ее… а она…

У Лейлы перехватило дыхание. Она позволила ему себя поцеловать. Позволила себе почувствовать силу его желания, о чем недвусмысленно свидетельствовало нечто большое и крепкое, упиравшееся ей в живот… В дверь постучали.

— Принц Халил!

Одной рукой Халил удерживал дверь, чтобы ее не открыли, а второй прижал к себе Лейлу и прошептал ей в ухо:

— Кто ты?

Лейла ахнула от удивления. Он говорил по-английски. Причем без всякого акцента! Значит, он понял ее сегодня утром, когда слова отчаяния сорвались с ее губ. Только позже она осознала, что он наверняка ничего не понял. И, значит, у нее нет шанса выбраться отсюда. И к тому же таким образом она нарушила клятву, которую ее заставили дать: никому не раскрывать правду о ее происхождении.

— Я задал тебе вопрос. Кто ты?

Что ответить? Можно ли доверять ему? Может, таким образом Омар проверяет ее послушание? В дверь снова постучали, уже более настойчиво. Лейла взглянула в глаза Халила. Они выглядели холодными и опасными. И он поцеловал ее так, будто она уже принадлежала ему.

— Отвечай, — тихо повторил принц. — Или я открою дверь и позову охранника. У тебя есть последний шанс, дорогая.

Последнее слово неожиданно помогло ей перебороть сомнения.

— Меня зовут Лейла Эддисон. Омар был моим отцом.

— Был твоим отцом? Не понимаю.

— Он и сейчас мой отец… Но он не воспитывал меня. Моя мать — американка. Она приехала сюда двадцать три года назад. А Омар выкрал ее и держал взаперти… Ей удалось сбежать, поэтому я родилась здесь, а выросла в Америке. Пожалуйста, умоляю, спаси меня, увези куда-нибудь подальше от этого ужасного места!

Легко сказать! В Америке Халил решил бы эту проблему за считаные часы. Нанял бы адвоката, частного детектива, который предоставил бы необходимые доказательства, нашел бы ее мать…

Здесь же у него было лишь два варианта: верить ей на слово или нет.

— Если это правда, то что ты делаешь сейчас в Аль-Анкаре?

— Это долгая история, — ответила Лейла, не сводя глаз с двери.

— Принц Халил! — раздалось за дверью. — Если вы не откроете…

Халил шагнул в сторону, и охранник буквально ввалился в комнату.

— Что здесь происходит?

— Как ты, слуга, смеешь задавать мне вопросы? — холодно спросил Халил. — Придется мне все-таки заняться тобой!

Мужчина сразу сник.

— Я имел в виду…

— Мне не интересно, что ты имел в виду. Я забираю женщину к министру. А ты останешься здесь. И обдумай, пока не поздно, свое поведение.

Он схватил Лейлу за руку и повел за собой.

— Куда мы идем?

— На встречу с советниками моего отца.

— Для чего?

— Чтобы спасти отца от ужасной ошибки.

— Мне плевать на твоего отца! Что ты собираешься делать со мной?

— Ты и есть та ошибка, которая погубит его репутацию в мире. Ты можешь идти быстрее?

— Что ты собираешься делать?

— Собираюсь вернуть тебе свободу.

— Как?

— Просто делай, что тебе говорят.

— Но…

— Неужели тебе так сложно слушаться? Молчи и ничего не говори. У меня есть план, и я буду его придерживаться.

Только в этот план не входил поцелуй. Но это ведь ничего не меняет? Она ответила… ну и что? Долой все эти глупости! Сейчас самое неподходящее время для таких мыслей.

И она невероятно красива! Халил не верил в колдовство, но верил в женские чары, которым может поддаться даже самый сильный и уверенный в себе мужчина.

Он поцеловал женщину, его поведение легко объяснимо. Но больше это никогда не повторится.

Главное — вывести Лейлу из дворца. И у Халила появился план, на который он очень надеялся.


Министры уже ждали их. Они встали, когда Халил вошел, и удивились, увидев вместе с ним Лейлу. Султан промолчал и лишь внимательно взглянул на сына.

— Что это значит? — резко спросил Джал.

Халил проигнорировал его вопрос. Он велел Лейле не отвечать никому, включая его самого, и быть во всем ему послушной.

Справится ли она? Сумеет ли сдержать свой характер?

Халил повернулся к ней и сказал:

— Отойди от меня.

Ее глаза вспыхнули на долю секунды, но этого никто не успел заметить.

— Да, мой господин, — прошептала она на арабском и послушно отошла на два шага в сторону.

Мужчина едва сдержал улыбку. Отличное начало!

— Халил, — повторил Джал. — Что делает здесь эта женщина?

Халил холодно взглянул на министра. Сам он никогда не задумывался над титулами и статусами, по Джал всегда свято соблюдал субординацию. Пришло время напомнить ему, кто есть кто.

— Ты, похоже, забыл с кем разговариваешь! Я — принц. Всегда помни об этом и обращайся ко мне, как полагается. Законы страны надо соблюдать!

В комнате наступила мертвая тишина. Джал оглянулся вокруг, ища поддержки, но не нашел ее.

— Прошу прощения, мой господин, — совсем другим голосом проговорил он с поклоном. — Присутствие женщины смутило меня… нас всех.

Халил прошел мимо него к султану и положил перед ним папку с планом. Он был твердо настроен уберечь отца от фатальной ошибки.

— Отец, — тихо произнес он. — Я прочитал план.

— И что ты о нем думаешь?

— Он показался мне, мягко говоря, неудачным.

Послышался недовольный ропот министров, но султан поднял руку, и все притихли.

— Почему?

— В нем много недостатков, которые не видны при первом рассмотрении…

Джал перебил его:

— Мы благодарим вас за высказанное мнение, но мы уже обдумали все варианты и знаем, что делать, если вы не согласитесь нам помочь. Мы все сделаем без вас, мой господин. Это не проблема.

— Вы не дослушали меня, — спокойно ответил Халил, перебивая гул министров. — Наоборот, мне хочется вам помочь. Просто я предлагаю изменить план, сделать все по-другому.

На лице султана показалось облегчение, на лице Джала — подозрение.

— Продолжай, — спокойным тоном произнес отец.

— Нельзя вести невесту к жениху таким образом.

— Так думает женщина? Тогда вынужден напомнить вашему высочеству, что ее мнение не имеет никакого значения.

Халил услышал горький смешок позади себя. Он обернулся и, увидев, что Лейла смотрит на них черными от злости глазами, нахмурился и выразительно взглянул на нее, после чего она быстро опустила голову.

— Конечно, не имеет, — как ни в чем не бывало продолжил принц. — Но перевозить ее с отрядом солдат не имеет никакого смысла. Это больше похоже на военную операцию, чем на свадьбу. Нам нужно показать, что наше правительство поддерживает этот брак. Ведь для этого вы пригласили меня?

— Что ты предлагаешь? — спросил султан.

— Женщина в вуали и мужчина моего телосложения полетят вместе с солдатами.

— А ты и невеста?

— Я заказал самолет, на котором полетим только мы спустя час после отправление первого самолета.

— Почему так?

— На это есть несколько причин, отец. Во-первых, так мы собьем с толку тех, кто может вознамериться причинить женщине вред. И к тому же мы не нанесем оскорбление Бутрусу, привезя его невесту в окружении вооруженных мужчин, после чего все поймут, что она идет замуж против воли.

Султан выглядел задумчивым, Джал же явно кипел от негодования.

— Вы заказали самолет, не посоветовавшись с министрами?

— Я не видел повода консультироваться с вами, — холодно ответил Халил. — Неужели мне снова нужно напоминать, что принц здесь я? Ваше мнение можете оставить при себе. Если оно мне понадобится, я обращусь к вам. Мне нужно только одобрение отца.