Изображение к книге Я его люблю


Луис Реннисон

Я его люблю

Изображение к книге Я его люблю


Серия: Из дневника Джорджии Николсон - 3

Louise Rennison - Knocked out by my Nunga-Nungas

Издательства: АСТ, Астрель, 2009 г.

Твердый переплет, 224 стр.

ISBN 978-5-17-061416-5, 978-5-271-24907-5

Тираж: 5000 экз.

Формат: 84x108/32 (~130х205 мм)

Скан: tanetka; Вычитка: darjena


Аннотация:

Школьница Джорджия Николсон влюблена в прекрасного парня Робби. Ее чувство взаимно. Но полной идиллии постоянно что-то мешает. То разлука на каникулах, то бывшая девушка Робби, то бывший парень самой Джорджии. Борьба с обстоятельствами в исполнении Джорджии Николсон - это отдельная тема, уморительно описанная ею самой в дневнике.

Читай и получай удовольствие.


Возвращение вождя крейзанутых

Четверг,21 октября


13.00

Я смотрю из окна спальни и считаю свои невезухи. Дождь. Реальный ливень. Будто барахтаешься в пруду в полном прикиде.

И еще я узница, как там его? Не важно, главное - арестантка.

Мне приходится безвылазно сидеть в своей комнате и симулировать кишечный грипп - лишь бы отец не догадался, что меня, как прокаженную, отстранили от занятий в школе (заведении, прозванном нами «Сталаг-14» выесть лагерей, описанных русским писателем Солженицыным). Впрочем, одиночество мое не полное, потому что кот Ангус тоже расплачивается домашним арестом за любовные похождения с Наоми, милашкой-бирманкой, из молодых да ранних.


14.00

А в школе сейчас физра. Вот уж никогда бы не подумала, что настанет день, когда мне захочется услышать, как наша физкультурная оберфюрер с лесбиянским уклоном мисс Стэмп командует: «Так, девчонки, ныряйте-ка в свои физкульт-штаны». А поди ж ты!


15.30

Наверное, вся наша туса уже собирается домой.

Немножко помады. Каплю лака для ногтей. Пожалуй, даже ресницы можно подкрасить. Сейчас основы религии, а мисс Уилсон не может удержать в узде даже свою убогую прическу по моде 70-х, куда уж ей с классом справиться? Рози говорила, что хочет протестировать Уилсон на вменяемость - нанести у нее на глазах косметическую маску и посмотреть, не хватит ли ее нервоспас [1].

Джас наверняка сидит и выпячивает губки - тренируется на случай встречи с

Томом.


15.50

А почему это меня отстранили от занятий, а Джас нет? Опять из меня сделали кого-то там отпущения. Осла что ли? Тогда уж осу…


16.10

Сейчас Робби, Бог Любви, секс-символ и мой бойфренд (йес и еще трижды йееИ!), возвращается домой из колледжа. Он ступает божественно-сексуально, сексуально-божественно. Ходячая поцелуйно - обжимальная машина.


16.30

Входит маман.

- Что ж, Джорджия, пора показать папе чудо выздоровления!

Ну спасибо большое. Спокойной ночи.

Каш школьный сторож Элвис Этвуд с планеты Крези разбился о собственную тачку-таратайку, когда я сказала ему, что Джас горит и ее надо тушить. Вот меня и отстранили от занятий.

Мутти продолжает грузить:

- Ты сама виновата, вечно его задираешь. Вот и приходится расплачиваться.

Впрочем, после возвращения фати она плохо соображает, что говорит. Ладно, пусть еще полечит!

Звоню Джас:

- Привет!

- Ой, Джи, привет!

- Что не звонишь?

- Чтоб не было занято, когда ты позвонишь.

- Джас, не зли меня!

- Я тебя не злю.

- Нет, злишь…

- Слушай, а что я такого сказала?

- Достаточно, чтобы разозлить меня!

Молчит.

- Джас?

Молчит.

- Джас… Что ты там делаешь?

- Молчу, чтобы не злить тебя.

Она доводит меня до белого каления, но мне сейчас очень нужно переговорить с ней, и я продолжаю:

- Мне так надоело сидеть дома. Представь, я хочу обратно в школу. Как там, на нашей родной зоне? Какие спли [2]?

- Да так, все как всегда. Тошнотная П. Грин разнесла стул: ножки - отдельно, спинка - отдельно.

- Да ну? Она что, впала в буйство?

- Куда ей! Сидела на нем и уминала свой завтрак. Батончик «Марс» размером с сам Марс, что на небе. В общем, дозавтракалась. И тут появились Близняшки-бумер и запели ей «Кто это, кто это съел пирожок?» У П. Грин от страха обвалился стул, а потом пришла Спичка и прочитала нам лекцию о милосердии. Ну, про издевательство над обделенными судьбой и все такое.

- Ну и как ее многоэтажный подбородок? Трясся, как холодец?

- Ага. Прямо желетрясение в Подбородок-сити.

- Класс. Вы там по мне хотя бы скучаете? Вспоминаете обо мне?

- Да вроде нет.

Прелестно. Но, уверяю вас, у моей близкой подруги есть и куча достоинств.

Например, она встречается с родным братом моего Бога Любви. Я спросила:

- Джас, а Робби ничего не говорил твоему Лапе… то есть Тому (это Джаскин парень) обо мне?

- Мм… Дай подумать.

Послышалось шмыганье носом. Потом какие-то чавкающие звуки. Это она опять что-то захомячивает?

- Джас, прекрати жевать!

- Это я кончик ручки сосу, пытаюсь вспомнить.

Блин, вот тормознутая. Не подруга у меня, a le idiot какая-то. Не прошло и сорока девяти веков обсасывания ручки, как она объявила:

- Знаешь, что-то никак не припомню!


19.00

Почему же Робби ничего не рассказал про меня Тому? Неужели он не страдает от поцелуйной абстиненции? Или всем целованцам конец?


20.00

Слышно, как папа распевает в гостиной «Если б миром правил я». Я едва «оправилась» от кишечно-желудочного недомогания, а он заладил рэп. Совсем никакого понятия у человека!


20.05

Я так надеялась, что главный чудак, вождь крезанутых (т.е. мой папа), навеки останется в Киви-гоу-гоу-ландии [3]. А он взял да и вернулся. Фортуна мне не улыбнулась. Мало того, он хочет, чтобы мы всей семьей отправились в отпуск в Скотландию, ну вы поняли, в Шотландию, в страну Очей-Аев [4]. Он называет это «скрепить семейные узы».

Ну-ну, а как полетят наши сладенькие поросячьи попки со своими хвостиками? (А мне все равно - у меня любофф).

Бла-бла-бла.

Но зато я подруга Бога Любви!!! Мой парень - настоящий секс-символ! Йес! Да! Он теперь мой!


20.15

Бог Любви сказал, чтобы я позвонила ему из Шотландии, как только доберусь до места. Но я решила схитрить.

Я не полечу в Шотландию. У меня есть план: все - в Шотландию, а я… остаюсь здесь!

По-моему, здорово придумано. Любой меня поймет.


Операция «Бай-бай, Шотландия!» начинается…

8.30

Родаки балдеют перед телеком, ластятся друг к дружке и потягивают винцо. Они такие инфантильные. В конце концов, они меня достали, и мне пришлось уйти из комнаты. Представляете, что учудил мой отец? Какая мерзость! Бе-ээ. Он взял маму за сосочки (!) через свитер и стал их, типа, покручивать. При этом приговаривал:

- Всем постам, всем постам, вы меня слышите?

Словно приемник настраивал. Ее «батончиками».

А мама только смеялась:

- Прекрати, Боб, как ты себя ведешь? Но потом они оба стали обжиматься, к ататься по софе. Либби, кстати, была с ними. Хохотала, будто что понимает. И где это видано, чтобы малолетки наблюдали порнушные сцены?! Наверняка у других родители такого не делают. Некоторым моим одноклассникам повезло: у них предки вообще разошлись.

Вот и у Джас отца почти никогда не видно, сидит себе наверху и мастерит полезные вещи из всякой дряни, купленной в «Сделай сам». Появляется лишь время от времени, чтобы дать дочери на карманные расходы. Вот это правильный родитель!


11.00

Прежде чем лечь спать, я во всеуслышание объявила престарелым озабоченным (через дверь, вдруг они там лижутся), что я ни за что не поеду с ними завтра в Шотландию. Пусть даже не думают. И пожелала им доброй ночи.


Пятница, 22 октября

Шотландия

Дождь

Отстойный коттедж невесть где


22.30

Занесло меня в поездку по ошибке.

Вот гениальный дневник с описанием фантастического семейного отдыха в стране

Очей-Аев.

Пятьсот лет автопробега с психом за рулем (папа) и еще парой мелких буйных в клетке (Ангус и Либби). Плюс двухчасовые старания разыскать коттедж под аккомпанемент фазеровых восторгов «какие великолепные сельские пейзажи». Я уже приготовилась оторвать отцу голову, угнать машину и полететь домой со скоростью ветра. Меня останавливало лишь то, что я не умею водить, хотя уверена: стоит мне сесть за баранку - и у меня получится. Не так уж это трудно, правда? Все, что делает отец - это ругается на другие машины и жмет ногой на какую-то педаль.

Наконец мы прибыли просто в никуда, и посередине этого самого никуда располагался наш отстойный коттедж. До ближайшего магазина тысяча двести миль (пятнадцать минут пешком).

Единственный человек моложе ста восьмидесяти лет - придурочный парень (Джок МакТик), который рассекает по деревне на велике (!). Вполне возможно, и даже скорее всего, на самом деле его зовут как-то иначе. Я ведь с ним не знакомилась. Здесь простая логика: видишь испанца - мысленно окрещиваешь его Дон Алонсо, корейца - Ким, русского - Иван. Инерция сериалов.

В конце концов, от полной безнадеги я после ужина вышла из коттеджа и спросила этого Джока МакТика, что он с друзьями делает по вечерам. (Меня несколько смущал недостаток прикида. Ну нет у меня, например, этих их спорранов [5].)