Я вздохнул и развел руками:

- Так-то оно так... И все же испытания наших приборов не дали нужных результатов. Не получилось!

Сандро беспокойно заерзал в кресле.

- Почему не получилось? Зачем так говоришь?

Я подтвердил, - ведь мы не выполнили основного задания, потому что "синий луч" пока еще неопытен и часто указывает ложную дорогу.

- Мне думается, что это вы, Виктор Сергеевич, идете сейчас по ложной дороге, - запальчиво воскликнула Валя.

Ее лицо покрылось красными пятнами, губы дрожали. Валя еле сдерживала себя,

- Мы вместе с вами почти два года работали над этими аппаратами, продолжала она. - Мы добились многого, потому что знали: идем по правильному пути. И вдруг первая неудача - и вы опускаете руки!

- Неправда, - возразил я. - Но надо иметь мужество признаться в своих ошибках. Наши аппараты недоработаны, вот и все. Они не должны допускать ошибок, иначе им никто не будет верить. Разве можно верить аппаратам, которые показывают, что весь город пропитан солями рубидия, что из рубидия изготовлены машины, решетки, водосточные и даже водопроводные трубы? Чепуха!

Андрей нахмурился, взял аппарат и подошел к оконной решетке.

Омегин проводил его взглядом и улыбнулся.

- Постойте, друзья, не горячитесь, - заговорил он, набивая трубку. Давайте рассудим, отчего это могло быть. Вы встречали рубидий в опытных изделиях лаборатории завода "Белогорсксталь". Там создан неокисляющийся металл золотистого цвета, который совсем ненамного превышает стоимость обычных сталей. В этот сплав добавляется ничтожное количество солей нескольких редких металлов. Может быть, и рубидия?

Я возразил Омегину, зная, что магниевым сплавам придает свойства стали и защищает их от коррозии другой, родственный рубидию металл - цезий.

- Да, цезий здесь тоже есть, - отозвался Андрей. - Поди сюда.

Я подошел. Андрей покрутил ручку настройки.

- Видишь, в решетке не только рубидий, но и цезий... Смотри, его индекс совсем рядом. Ты знаешь, что мне кажется?.. - задумчиво проговорил он.

- А именно? - нетерпеливо спросил я.

- Вероятно, ты прав. Надо еще работать над аппаратом. Он недостаточно избирателен. Несовершенный радиоприемник принимает одновременно несколько станций. Так и синий луч одинаково реагирует на запахи, похожие друг на друга. Смотри!

Андрей еще раз повернул ручку настройки.

- Как трудно отличить цезий от рубидия! Точности нет, я всегда об этом говорил.

- Точность есть, - упрямо сказала Валя. - Я убедилась в этом при испытании "СЛ-3". Наши аппараты способны отыскивать даже совсем малоизученные металлы. Уверена, что с помощью синего луча будут найдены и металлы, еще не открытые, но предсказанные великим Менделеевым, - мечтательно добавила она.

- Да, Валентина Николаевна, - сказал я, отходя с чемоданом от окна, мечтать мы с вами умеем, а вот аппарата своего еще не изучили как следует. Мы не знаем всех его особенностей и капризов. Вот, к примеру, объясните: почему синий луч, установленный на рубидий, указывает сейчас на Алексея Константиновича?

Омегин улыбнулся, раскуривая трубку.

Немного подумав, Валя попросила у Алексея Константиновича его трубку. Тот удивленно вынул ее изо рта и передал Вале.

Наша пытливая лаборантка решила сделать опыт, для чего отнесла трубку к окну и положила на подоконник.

- Теперь смотрите, куда указывает луч.

Мы наблюдали за мерцающим экраном. Синяя черта вытянулась в сторону окна.

- Все понятно! - торжествующе воскликнула Валя. - Мы забыли, что в листьях табака имеются следы рубидия. Соли рубидия высасываются этим растением из почвы. Они встречаются также в чае.

Ярцев захохотал:

- Так вот почему Мартын бегал за женщиной с чайником! Как он ее напугал, бедную!

- Удивительный аппарат.

- Удивительный, - забасил Омегин, похлопывая себя по коленям. - Я очень доволен, что наконец-то с меня сняли подозрение, будто я прячу у себя кусок рубидиевой руды.

Андрей добродушно взглянул на Омегина.

- Собственно говоря, мы уже давно догадались, что странная ржавчина, которая разъедала многие металлические предметы вокруг нас, явилась результатом ваших необычных опытов.

Он достал из кармана зеленую книжечку и протянул ее Сандро.

- На, учись, как побеждать врага!

- Ржавчину? - спросил Сандро, взглянув на обложку.

Он быстро просмотрел чертежи и, ни слова не говоря, бросился к двери.

- Куда ты, Сандро? - окликнула его Валя, но он уже скрылся.

Мы переглянулись.

Через несколько минут техник возвратился с журналом в ярко-голубой обложке.

- Вот здесь! Что вы на это скажете? - Сандро развернул журнал и передал его Омегину. - Почитайте, может быть, я ошибаюсь...

- Этот номер я еще не видел. - Омегин пробежал глазами страницу и со злостью закрыл журнал. - Вот уж не думал, что скромные результаты моей ранее опубликованной работы будут приписаны другому. А вот он и сам. Полюбуйтесь.

Я посмотрел на портрет. Заурядное одутловатое лицо с квадратным подбородком. Большие очки, голый череп. Этот человек нисколько не напоминал взломщика сейфов. Его методы присвоения чужой собственности оказались более простыми.

Сандро смотрел на портрет, словно изучая его.

Мы еще долго сидели в мягких креслах зеленой гостиной Дворца культуры.

- Итак, подведем итоги, мои молодые друзья, - сказал Омегин. - Прекрасна и увлекательна романтика поисков. Чего вы только не нашли вашими аппаратами! Уголь, нефть, железо, кобальт...

- Все, кроме рубидиевой руды, - вздохнул Андрей.

- Валя хотела найти ее под стеклом витрины, да и то я помешал, - грустно улыбнулся Сандро.

- Нет, Валя искала не только на витрине, - возразил я, - а там же, где и мы, но не нашла ничего, хотя и располагала индексом наиболее распространенного соединения рубидия.

Я высказал мнение, что аппараты требуют проверки в нашей лаборатории, где мы должны еще заняться увеличением их избирательности, и что не следует терять времени, дожидаясь комиссии. Надо немедленно возвращаться в институт.

- Возвращаться? - воскликнул в замешательстве Андрей. - Возвращаться, не выполнив задания?..

- Нельзя, - поддержал его Сандро. - Надо искать. Днем искать, ночью тоже искать.

- А как же испытания "СЛ-3"? - с подчеркнутой твердостью спросила Валя.

С горечью и волнением смотрел я на своих друзей. "Может быть, в самом деле, попробовать еще поискать по новому индексу?" - думал я, но мало верилось, что Валя смогла его точно определить, тем более таким аппаратом, как "СЛ-3".

- Не сердись, Валюша, - говорил я как можно мягче, объясняя упрямой лаборантке, что если мы не могли найти рубидия более совершенными аппаратами, то что можно сделать простеньким "СЛ-3"? Он предназначен только для быстрого количественного определения содержания металла в руде. - Вы же пробовали искать даже с новым индексом и ничего не нашли, - убеждал я Валю.

- Неправда, нашла! - неожиданно заявила она. - Не верите? Вот!

Валя вынула из кармана баночку с притертой пробкой, подала ее мне и отошла к окну.

Сандро подбежал к ней.

- Где, где нашла? - допытывался он.

Валя не отвечала. Она, видимо, колебалась, не зная, что сказать.

- Если нашла в соседней комнате на выставке, - говорил Сандро, - то этого еще мало.

Валя передернула плечами.

- Нет, не на выставке. В земле.

- Дайте-ка мне этот загадочный минерал, дорогой друг, - обратился ко мне Омегин. - Может быть, я подскажу, где его искать.

Он взял баночку и начал внимательно рассматривать желтоватые осколки.

- Рубидиевая руда?

Валя кивнула головой.

- Найдена в карьере около моей лаборатории?

Валя молчала.

- Разрешите ваше молчание считать подтверждением?

Вздохнув, наша лаборантка робко взглянула на Омегина.

- Алексей Константинович, - чуть слышно прошептала она, - пласт проходит под самым домом и дальше на целый километр. Я все проверила.

- Почему же вы не сказали? Поздравляю! - Он крепко пожал Вале руку. Завтра же начнем рыть шурфы, проверим все как следует. И, может быть, скоро на месте моего маленького "мира без металла" начнутся разработки ценнейшего металла, найденного вами!

- А как же дом? - спросила Валя. - Я знаю, как вам дороги эти места. Вы же сами сказали, что не можете расстаться с ними. Я поэтому и хотела сравнить минерал, найденный около вашей лаборатории, с образцами на выставке. Может быть, такая же порода есть в других местах. Тогда бы все осталось на месте. Она смущенно улыбнулась. - Если говорить откровенно, я из-за этого и не хотела встречаться с друзьями, пока не найду залежей рубидиевой руды в другом месте.

- Видали вы это странное существо? - возмутился Омегин, обращаясь к нам, словно призывая в свидетели. - Ради чего вы хотели заставить меня сидеть на этом скрытом под землей богатстве? Дом? Да его можно построить в любом месте. У меня единственная просьба к вам, мои молодые друзья: найдите вашим аппаратом какое-нибудь местечко, куда бы я мог перетащить свою лабораторию. Условие такое: под ней не должно быть никаких металлов, никаких полезных минералов, ни угля, ни нефти - ничего. А то снова появятся такие же, как вы, искатели и заставят меня еще раз переезжать.