ДЕРКАЧ: Да там же ее только 70 тысяч (экземпляров) по Москве расходится. А я еще хочу сделать через "Московский комсомолец" (российская газета – Ред.) перепечатку, среди молодежи чтобы разошлось. Вы санкционируете это, чтоб я знал. Если да, то…

ЕВРЕЙСКИЙ ЗАГОВОР

Одно из наиболее впечатляющих и шокирующих наблюдений на основании записей в президентском кабинете – это масштабы незаконной слежки и подслушивания. Кучма заставил правоохранительные органы собирать компромат на всех сколько-нибудь известных людей. Исключения не делались даже для самого близкого окружения. На основании этих данных, зачастую тенденциозно подобранных, Деркач постоянно раскрывал заговоры против своего патрона. Заговоры – это любимая игра Кучмы, который подозревает всех и вся. Учитывая сильные антисемитские чувства президента (с огромной неохотой он принял в свою семью еврея Виктора Пинчука), было ясно, что Деркач не мог не раскрыть "еврейский заговор". В этом разговоре Кучмы с Деркачом обсуждаются материалы оперативного наблюдения и подслушивания разговоров.

ДЕРКАЧ: А вы знаете, вы знаете, я собрал там, значит, улики, которые отвечают за… вот мы всю информацию. Давайте мы её обобщим, и в общем то президент должен. Такое впечатление, что идет планомерно и в России, и у нас, и в Молдове. Вот на дне всегда. Там где-то сверху контролируется, там, значит, идет Суркис (один из активных сторонников Кучмы – Ред.), там Рабинович (гражданин Израиля, имеет бизнес в Украине, связан с международной преступностью – Ред.), там Березовский (Борис Абрамович в свое время оказал сильную поддержку Кучме – Ред). Вот эта вот вся команда и они потихоньку, потихоньку, обволакивают вот это всё. Вот я вам просто приведу то, что я говорил по Роднянскому (генеральный продюсер украинского телеканала "1+1" и российского "СТС" – Ред), что он при штабе там, да? Вот нате, почитайте. Гриша просит Роднянского. Вы посмотрите, что он у него просит. Ведь это ж не просто. То есть вот. (Шелест бумаги).

КУЧМА: Ну ничего себе! (Шелест бумаги).

КУЧМА: Ну, это надо работать с ним!

ДЕРКАЧ: Это Бродский и вся эта еврейская компания. Ну, тут да… Так она, если нужно прижать. Так она…

Подслушивание всех вокруг было одной из основных тем докладов Деркача. Судя по записям, можно сделать вывод, что это интересует Кучму больше всего. Глава СБУ крайне редко и вскользь касается вопросов, которые действительно относятся к сфере государственной безопасности. На первом месте стоят "придворные" интриги и внутриполитические интересы.

ДЕРКАЧ: И Сумы, и что хотите. И Запорожье, кокс, и энергетика. Это Григоришин (гражданин России, крупный украинский бизнесмен – Ред.), по Запорожью который. (Кучма продолжает читать, Деркач очевидно стоит рядом и комментирует)

ДЕРКАЧ: Политиками становятся – такое чудо. Некоторые сводки, Леонид Данилович, листов по пятнадцать. Все что угодно, вплоть до портянок. И все кому-то что-то рассказывают. Ужас какой-то. Но они уже знают, как – вот референдум был положительный – как прикинуть, как сделать, чтобы механизмы отрабатывать. (Кучма читает). Тут нам дали… с Пайфером (в то время посол США в Украине – Ред.) и Морозом (лидер оппозиционной Социалистической партии – Ред.) по сегодняшнему дню. Там такое дело, что… (Кучма читает бумаги). Они собирались, вот, перед референдумом. Волков собирал свою партию ("Демократический союз" – Ред.) и вам, наверное, тоже не говорил, вот, натихаря. Но там такое совещание было, и они говорят, что смысл есть такой: на следующие президентские выборы мы вместе с СДПУ вместе поддерживаем Медведчука в президенты, а самым большим конкурентом будет Медведчуку Ющенко, поэтому сегодня будем его топтать на завтра.

Вот в этой сводке Суркис, значит. Это Суркис с Пиховшеком, с Григоришиным (крупный бизнесмен, в то время партнер Суркиса – Ред.), вот это Пиховшек с Бродским (бизнесмен, председатель партии "Яблуко", друг Медведчука и оппонент Кучмы – Ред). Там разговоры такие, в общем, ребята…

КУЧМА (читает бумаги): По Юле (Тимошенко – Ред)? Угу.

ДЕРКАЧ: Они там слушают Юлю и через "Комсомолку", через "Известия" и все эти статьи там готовят, а Пиховшек обыгрывает это здесь через телевидение. Леонид Данилович, вам дать полную информацию, сколько приватизировали эти ребята? Сколько у них в управлении на Украине вообще всего?

КУЧМА: Давай. 6 июня 2000 года Деркач докладывал Кучме о результатах прослушивания секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Марчука.

ДЕРКАЧ: Леонид Данилович, это вот тот, что разговаривал из Лондона, вот этот, с Марчуком. Это о вас. (Кучма читает).

ЗАКАЗ ПРИНЯЛ!

Изображение к книге Кто есть кто. На диване президента Кучмы

Борьба с оппозицией ведется всеми средствами. В том числе – с помощью физического устранения неугодных. Адвокаты президента утверждают, что в разговорах о Гонгадзе нет приказа убивать. Но Кучме не надо давать таких приказов, он просто говорит подчиненным, что тот или иной человек ему мешает. Один из ярких примеров отражен в записи разговора Кучмы с Деркачом. В 2000 году народный депутат Александр Ельяшкевич, один из активных оппозиционеров, подвергся нападению в людном месте в центре Киева. Нападавший не был пьян, и не пытался что-либо похитить у депутата, а с ходу нанес несколько ударов в голову, которые вызвали сильное сотрясение мозга и другие тяжелые повреждения, которые повлекли длительную госпитализацию депутата. Ельяшкевич сразу обвинил в покушении украинские власти. Но доказательства заказного характера преступления появились только после обнародования записей Николая Мельниченко. Сейчас Александр Иванович получил политическое убежище в США.

Разговор Кучмы и Деркача шел при включенном телевизоре, где шла прямая трансляция заседания Верховной Рады. В этот момент на сессионном заседании Верховной Рады Украины выступал Ельяшкевич, известный своими остроумными замечаниями в адрес президента и его окружения. Услышав речь Ельяшкевича, Кучма прерывает беседу с Деркачем.


КУЧМА: (очень громко, в состоянии крайнего возбуждения): Ото, бля, еще жиденыш, блядь! (Ельяшкевич продолжает выступать, а Кучма и Деркач мгновенно начинают говорить тихо)

КУЧМА: Он допросится.

ДЕРКАЧ: Ебнуть его!

КУЧМА: Ебнуть! Пусть! Пусть еврейка возьмут жиды!

ДЕРКАЧ: Возьмут и сделают. Что ему в конце концов. Прибьют и скажут: "Мудак!' (Незадолго до нападения, в сессионном зале Верховной Рады Суркис заявил Ельяшекевичу в присутствии свидетелей, что тот "доиграется и получит трубой по голове" – Ред.).

КУЧМА: Пусть жиды жида! Ну, я соглашаюсь. (Называется фамилия человека, которому поручается непосредственно организовать нападение – Ред.)

ДЕРКАЧ: Поспешим!

Психическая неуравновешенность Кучмы и его явно больная реакция очевидны, если посмотреть по стенограмме выступления Ельяшкевича, насколько безобидные слова он произносил: "Уважаемые коллеги, я прошу минуту внимания. То, что сегодня происходит в сессионном зале, следствие тех многочисленных ошибок, которые допущены народными депутатами Украины. И я прошу председательствующего Ивана Степановича Плюща объявить сейчас перерыв в заседании и провести консультации с руководителями всех фракций. Сейчас стоит очень важный вопрос: о повестке дня сессии. Я думаю, что без учета мнения меньшинства народных депутатов по этой проблеме работа Верховной Рады не будет эффективной. Иван Степанович, ко мне подходили представители двух фракций – социалистической и селянской – с просьбой от их имени попросить о перерыве в работе заседания".

В этот момент спикер парламента Иван Плющ начинает комментировать одно из только что прозвучавших предложений Ельяшкевича (об объявлении досрочного перерыва в заседании для проведения консультаций между руководителями всех парламентских фракций – Ред.). Возбужденный из-за этого Кучма, в свойственной ему стилистической манере, громко говорит о том, что спикеру необходимо тянуть время и не объявлять перерыв до положенного по регламенту времени: "До двенадцати затяни, еб твою мать!"

На мгновение прервавшийся разговор Деркача и Кучмы продолжается опять тихо:

ДЕРКАЧ: Ему хана буде!

КУЧМА: Готовишь все вопросы.

ДЕРКАЧ: К какому нужно числу?

КУЧМА: На следующий день.

ДЕРКАЧ: Хорошо. Дома будет!

КУЧМА: Добивай! Он, блядь, получит, жидок!

Кучма пытается связаться по телефону с первым вице-спикером Медведчуком. Ельяшкевичу через восемь минут после предыдущего выступления вновь предоставляется слово для выступления. Его выступление слушают в президентском кабинете. В этот момент раздается реплика.