Северный аквилон (скрывая смущение под гневом)

Все до единой

Вверх поднялись!..

Он сам причиной,

Что там повис!


Дует обратно к себе на север и исчезает. Затишье.



ЯВЛЕНИЕ VI

Вдруг южный ураган еще с большею силою налетает внезапно на дуб с противоположной стороны.


Южный ураган

Я — тайна большая:

 Храню, разрушая.


Дуб дрожит, мечется, стонет.


Дуб

Стоял сто лет...

Пришла кончина! Спасенья нет...

Прощай, долина!


Наклоняется и рушится с грохотом на долину, выворотив вокруг себя землю и обнажив свои могучие, вековые корни. Поэт также свалился вместе с дубом на землю, но в сторону от ствола и ветвей. Петля на его шее ослабевает и мало-помалу начинает расширяться. Одна из ветвей дуба придавила полевую мышь, пробегавшую в минуту его падения. Сова, испуганная шумом, поднялась с кочки и улетела, утопая в темноте.


Южный ураган

Нет силе меры!..

Нет вечных уз!..

В мои пещеры

Обратно мчусь.


Дует обратно на юг и исчезает. Опять затишье.


ЯВЛЕНИЕ VII


Долина погружена в безмолвную тоску. Ни один лист поверженного

дуба не шевелится. Поэт лежит неподвижно, рядом с полевою

мышью. Ночные часы проходят медленно.


Ночные часы

Дойдут часы все, без изъятья,

До лона вечности.

Но днем

Бегут, при свете, наши братья;

 Впотьмах мы медленно бредем.


Воцаряется полная ночная тишина, наводящая на раздумье и на вопросы.


Ночная тишина

Всяк вопрошает;

 Но я молчу.

 Никто не знает,

Чего хочу?!



ЯВЛЕНИЕ VIII

После долгой ночи небосклон начинает наконец алеть на востоке.


Солнце за горизонтом

Свет земле воочью.

Вывожу зарю.

Что свершилось ночью —

 Вскоре озарю.


ЯВЛЕНИЕ IX

Солнце взошло. Наступило ясное утро; но долина кажется грустною.


Солнце на небесах

Грех я озираю,

 Песнопевца грех;

Но, взглянув, прощаю

 И его и всех.


ЯВЛЕНИЕ X

Под живительными лучами милосердного солнца поэт приходит в

себя. Он оглядывается и, еще лежа, вспоминает о том, что произошло. Потом

освобождает шею от петли и тихо приподымается.


Поэт (сидя)

Я жив!.. И снова вижу землю... Землю!..

Но в эту ночь успел я заглянуть

Туда: в тот мир, откуда к нам никто

 Еще не возвращался! — как сказал

 Шекспир Вильям, собрат мой даровитый!

 Но, быв уж там, оттуда я вернулся.


(Встает на ноги.)


О, что я видел, люди!! Что я видел!!

На воздухе!., с вершины дуба!., в петле!..

 О, что я видел там!! Что видел мельком!!

Когда-нибудь я в гимнах вдохновенных

Попробую о том поведать миру.


(Задумывается.)


Однако же... ведь я уже висел...

И вот стою! и жив и невредим!

Как этому не подивиться диву?!


(Осматривается, ощупывает себя и замечает, что его альмавива, зацепившись за сук, разорвалась.)


Лишь починить придется альмавиву.


(Стоит в раздумье, и взор его падает на убитую дубом полевую

мышь.)


А мышь «оттуда не вернется»!


(Нагибается к мыши и кричит ей.)


Встань!..

Не можешь?.. Ха, ха, ха!.. Затем,

что дрянь!

 Коль не убил бы дуб, сова бы съела!

 А где ж сова?


(Смотрит сперва на кочку, потом заглядывает в дупло.)


Здесь нет уж... Улетела...

Хоть и живет, да лишена дупла,

 Где, может быть, полсотни лет жила.

На их судьбу взираю хладнокровно.

Вот дуба жаль, среди долины ровной!

Зато их тьма в дубовом есть лесу.


(После некоторого молчания подымает с земли два желудя; сперва маленький, а потом крупный.)


Два желудя на память унесу:

И о твоей кончине, дуб почтенный,

И о моем спасенье для вселенной.


Кладет оба желудя в карман, берет книгу своих творений под

мышку и уходит.)


ЯВЛЕНИЕ XI

Хор общего собрания мировых сил (Поет над местом ночной катастрофы.)

Иной живи и здравствуй;

Другой, напротив, сгинь!..

Над всей земною паствой

 Мы пастыри; аминь!



Драматические произведения, не включавшиеся в собрание сочинений Козьмы Пруткова





ЛЮБОВЬ И СИЛИН

Драма в трех действиях

Сюжет заимствован из обыденной жизни.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Силин, предводитель дворянства.

Любовь, его наперсница и крепостная девка.

Ванюша, воспитанник в младшем классе гимназии, сирота, известный в городе под названием Финик.

Керстен, мелкопоместный дворянин и ложный друг Силина.

 Продавец детских игрушек.

 Генеральша Кислозвездова, немая, но сладострастная вдова.

 Сильва-Дон-Алонзо-Мерзавец, заезжий гишпанец.

 Ослабелла, гишпанка, находящаяся у него под опекою.

 Невидимый голос и з оврага.


Действие происходит в губернском городе близ катакомб.



ДЕЙСТВИЕ I

Театр представляет палисадник под окнами кабинета Силина. Вдали горы. В цветнике по преимуществу подсолнечники, но есть и другие цветущие тычинки. Очень много мух; Силин ест лапшу. Любовь, возле него стоя, отгоняет веткой мух, она декольте. Молчание продолжается довольно долго. Скончив еду, Силин отдает остаток лапши наперснице, которая, приняв с должною благодарностию, молча все уносит. Силин начинает ходить по извилистым дорожкам цветника, повторяя по нескольку раз вслух следующие слова:


Силин

Гом — человек. Гам — душа. Сериз — вишня. Патесериз — пирожное. (Он останавливается, утирается платком от усталости и после некоторого молчания говорит.) Таким образом, изучив французский язык, несомненно на следующих выборах я еще более оправдаю доверие ко мне господ дворян. Действительно, в наш век эгоистический, как справедливо сказал Альгеймейн Цейтунг, полковник артиллерийского полка, без образования далеко не ступишь. Лишь только кто завидит невежду, подымает крик и гам. (Вспомнив.) Гам — душа. (Продолжая вспоминать затверженные им слова.) Патесериз — пирожное. (Ходит в задумчивости, останавливается против подсолнечника, с коего снимает божию коровку, потом, воодушевясь, говорит очень громко.) Да, ко мне должна быть всеобщая любовь!


Любовь (входя)

Признаюсь, можно вам к чести приписать такие слова.


Силин (в недоумении)

Что такое?


Любовь (выражая неудовольствие)

Я только ваша, а не всеобщая.


Силин (гневно)

Необразованная! не о тебе речь; иди в свою горницу и там, перебирая коклюшки, успокойся на досуге. (В то время, когда она поворачивается с целию уйти, Силин кладет ей за шею божию коровку и снова начинает ходить, повторяя.) Гом — человек, гам—душа. (Он останавливается, услыхав звуки труб. К калитке подъезжает верхом Дон-Мерзавец, имея позади себя на том же седле Ослабеллу.) Но кто это? Кто это?


Дон-Мерзавец

Мы иностранцы, неопытные путешественники! Давно уже, при выезде из нашей родной Гишпании, мы потеряли компас и потому нечаянно заехали на север. Кроме того, разбойники украли у нас катафалк, и с тех пор мы вотще стараемся укрыться от палящих лучей солнца, от которых очень загорели. Оно нас припекает и, кажется, безошибочно заставляет предполагать, что оно то же самое, что и в нашей родной Гишпании. (Слезая с лошади.) Великодушный домохозяин! Мы утомились от дороги. У обоих нас пересохло горло от жажды и щемит под ложечкой от голода. Не откажи нам в гостеприимстве.


Ослабелла

В питии и пище.


Дон-Мерзавец

Прикажи поскорее дать нам саго и дозволь отдохнуть на твоей вилле.


Силин (растроганный, но с удивлением подает ему вилу, подняв оную

с травы)

Извольте, но на кресле, полагаю, вам будет спокойнее. Впрочем, не стесняйтесь и делайте как знаете, по обычаю вашей страны. Мой дом к вашим услугам. Сию минуту прикажу приготовить вам саго и ватрушки.


Ослабелла (слезая с лошади)

Значит, мы скоро будем есть, Мерзавец?


Силин (обидясь) Что? что такое?


Дон-Мерзавец

Не сердитесь, почтенный незнакомец, она, то есть Ослабелла...


Силин

Я знать ничего не хочу! Хоть бы она и совсем раскисла, а все-таки ругать русского дворянина не смеет.


Дон-Мерзавец

Это имя ее такое — Ослабелла, а мое — Дон-Мерзавец. Мы оба родом из Гишпании, и в доказательство того, перекусив немного, я немедленно закурю сигару.


На сцене темнеет; заметно приближается ночь.



Ослабелла

Мой опекун совершенно прав; я Ослабелла не только с дороги, но и с рождения; более же всего я проголодалась.


Силин (в большом волнении)

Боже мой! как хороша сия чужестранка, несмотря на странность ее имени и на некоторую мужественность ее загорелого лица. (С уверенностью в справедливости своего мнения, обращаясь к Ослабелле.) Готов прозакладывать миллион ефимков, что подобного вашему нет ни одного лица между предводительствуемыми мною дворянами. Однако я совсем и забыл про саго. Эй! кто-нибудь!


Любовь (входя)

Вы звали?


Силин (глядя на Ослабеллу)

Гам — душа!


Ослабелла (глядя на него)

Как страстно смотрит на меня этот человек.


Силин

Гом — человек. Боже всемогущий! что за глаза у нее! Это не глаза, а самые крупные шпанские вишни. (Вспомнив.) Сериз — вишня.


Любовь (дергая его за руку)