Романовская Ольга

Бонус к 8 марта: Эйдан и Зара



Ночь укутала Айши шелковой накидкой нефрита, разом потушила все огни, заглушила звуки и одновременно придала им кристальную, лишенную примесей ясность.

Зара легла спать поздно, но никак не могла заснуть, перебирая в голове ворох планов назавтра.

Тишина мягким облаком струилась над комнатой, обволакивая предметы.

Этот звук девушка услышала не сразу; погруженная в полудрему, девушка сначала приняла его за кошку, но потом поняла, что та не может скрестись в окно: за ним даже нет карниза, на котором бы она могла примоститься.

Звук повторился, и, испуганная, Зара затеплила свечу, приготовившись пустить в ход одно из своих заклинаний.

Колеблющееся пламя выхватило из темноты чей-то силуэт за окном. Демон в Айши?

Накинув на плечи халат, девушка выставила первый уровень защиты и яркой вспышкой осветила окно. Проклятый вампир, как же он напугал ее!

- Какого... ты ломишься ко мне посреди ночи?

Можно было вздохнуть с облегчением и отменить заклинание. Эйдан - не угроза, он ее не тронет.

Вампир промолчал и, наконец, изловчившись и открыв окно, проскользнул в комнату.

- Ты хотя бы понимаешь, сколько сейчас времени? Целый год не появлялся - и тут вдруг, нате Вам? Ну, что такого срочного произошло?

Эйдан молчал, не сводя с нее своих болотных, с легким красным отливом ночи глаз. Попробовал использовать врожденное обаяние, чтобы смягчить выражение ее лица, но ведь на нее это не действует, а ее взгляд вдребезги разбивает любые его уловки. И надо же было ему связаться с э-эрри! Двойная ошибка, двойной просчет: человек и э-эрри, гремучая смесь для вампира.

- Либо ты кончаешь играть в молчанку, либо убираешься вон. Я спать хочу!

Он потревожил ее покой, отобрал несколько минут ночного сна - но ведь эта девушка отняла у него гораздо больше, внесла в душу смятение, заставила кружиться волчком, мучиться угрызениями совести и, наконец, броситься искать ее. Потому что он не мог без нее.

И вот, после мучительных споров с самим собой, Эйдан был здесь, стоял у окна ее комнаты и мечтал только об одном - уйти. Он не знал, как рассказать ей, как объяснить то, что творилось у него внутри, боялся, что она не поверит или, что еще хуже, испугается.

Не в силах выдержать ее взгляда или просто собственного смущения, вампир отвернулся, с тоской посмотрел на улицу. Может, еще не поздно, может, еще можно сделать так, будто он и не приходил? Но от себя самого не убежишь, все равно вернешься.

- Ну, так как на счет ответа, Эйдан?

Вампир обернулся и посмотрел на Зару.

- Мне хотелось тебя увидеть, - наконец выдавил из себя Эйдан. В конце концов, что он должен был сказать? Это было так сложно, так непривычно - бежать по замкнутому кругу, приблизиться к цели и не сметь притронуться к ней. Зара - не Ульрика, она была для него совсем другим, чуждым, недоступным существом.

Почва стремительно уходила из-под ног под ее лазоревым взглядом. Это было сродни тому, что он чувствовал, найдя мертвую Ульрику, та же беспомощность, то же смятение, только без привкуса боли и отчаянья.

- Не знала, что ты сентиментален. Пришел пожелать мне спокойной ночи, как прежде желал доброго утра? Спасибо, конечно, но можно мне все-таки лечь? В отличие от тебя, я веду дневной образ жизни.

- Нет, подожди! - взмолился он, делая шаг вперед.

Она удивленно взглянула на него, от чего ее глаза будто стали еще больше похожи на бездонное небо.

- Зара, я не умею красиво изъясняться и не знаю, что в таких случаях положено говорить человеческим девушкам... - Боги, где это записать, вампир по уши влюбился в смертную полукровку, стоит перед ней, как нашкодивший школьник, красный с головы до пят от смущения! - В общем, мне кажется...

Да не кажется тебе, Эйдан, нечего притворятся! Стал бы ты просто так обшаривать дом за домом, улицу за улицей, сунулся бы ты в школу магов, одно из самых охраняемых мест Айши, если бы эта синеглазая девушка ничего для тебя не значила?

- Так, это уже интересно. - Зара подошла к нему; Эйдан непроизвольно попятился, уткнувшись поясницей в подоконник.

- Вампир боится земной девушки? - Ее губы сложились в усмешку. - Ты ведешь себя, будто тебе семь лет, и я тебе нравлюсь.

- Мне не семь лет, а в остальном ты права. - Вампир стремительно переместился в противоположный угол комнаты.

- Эйдан? - изумленно выдохнула Зара. - Ты, что, влюбился, влюбился в меня? Но ведь это...

- Невозможно? Да знаю я! - огрызнулся он. - Я в курсе, что вампирам положено любить только вампиров, но так вышло. Я не виноват, я пытался с этим бороться, целый год, даже больше, ведь я это давно понял, но думал, что пройдет... Не прошло, и я не выдержал. Скажи, только честно, как ты ко мне относишься? - с надеждой спросил вампир. - Тебе не противно?

- Я тебе давным-давно говорила, что не испытываю неприязни к вампирам только потому, что они вампиры. А на счет твоих слов... Ты же прекрасно понимаешь, что я тебя не люблю. И обещать ничего не собираюсь.

- А я и не прошу, - поникшим голосом пробормотал Эйдан. - Но, может быть, ты потом передумаешь?

- Вот потом и посмотрим. Эйдан, ты как ребенок! Чувства, они ведь не приходят по мановению волшебной палочки. Кстати, как ты умудрился проникнуть в Старый город, на нем же заклятие?

- Просто я очень хотел, попросил кое-кого... - Вампир умолчал, чего это ему стоило. - Ты знай, - поспешил добавить он и снова покраснел, - что я чистый и людей редко убиваю, только тех, кто преступил закон - властям, так сказать, помогаю...

- Это ты ради меня? Да ты не стой, садись! - Она указала ему на стул.

Влюбленный вампир что-то невнятно пробормотал, но сел, не сводя с нее выразительных болотных глаз. Заглянув в них, девушка убедилась, что он не врет.

Стараясь вернуть ему душевное равновесие, она начала расспрашивать о том, как он провел этот год, рассказала немного о себе, старательно избегая касаться больных тем .

Постепенно Эйдан оттаял, но смотрел на нее по-прежнему особенно, немного снизу вверх, как на существо высшего порядка. Девушке, безусловно, льстило такое внимание, но она не собиралась ввязывать в опасные игры с чувствами вампира, пусть лучше сам с собой разберется, да и не может у него быть все серьезно, по вампирьим меркам они ведь и не знакомы толком. Ну, помогла она ему немного, с пониманием отнеслась в трудную минуту - но чтобы за это полюбить?

- Зара, - наконец решился Эйдан, - а можно я тебя за руку возьму?

- Что? - не поняла она.

- Ну, раз поцеловать нельзя, то можно хотя бы подержать за руку?

Поколебавшись, девушка протянула руку, вздрогнув от прикосновения прохладных пальцев вампира. Он осторожно сжал ее ладонь, перевернул и приложил к груди; Зара с удивлением уловила неровный ритм биения сердца.

- Оно не мертвое, оно реагирует на то, что мы чувствуем, - пояснил вампир и отпустил ее. - Какая у тебя теплая кожа! Так непривычно...

- Ну, все? Теперь мне можно лечь?

Эйдан промолчал и, стремительно переместившись, оказался чуть сбоку и сзади. Холодные пальцы обвили ее талию, притянули к себе.

- Думаешь, мне приятно? - поморщилась Зара, вдыхая исходивший от него запах крови.

- Это потому, что у меня холодные руки?

- Это потому, что от тебя пахнет кровью, а меня от этого запаха мутит.

- В следующий раз надушусь чем-нибудь.

- В следующий раз? - Она резко дернулась, но объятия вампира удержали ее на месте. - Отпусти, кровосос несчастный! Какой еще следующий раз? Я тебе ясно дала понять, что между нами ничего не было и не будет.

Не обращая внимания на ее протесты, игнорируя легкие уколы колдовства - пробные иглы магической защиты, вампир прижал девушку еще крепче, скользнул губами по шее. Он старался действовать аккуратно, чтобы не поцарапать клыками кожу, не вступать в противоборство с вековыми инстинктами. Чувствуя ее тепло, практически физически ощущая струящуюся под тонкими покровами кровь, Эйдан в которой раз подумал о том, как все это необычно, ново и неправильно.

Клыки все же слегка царапнули шею, но не до крови. Зара вздрогнула и беззвучно забормотала слова заклинания. У него был всего один шанс остановить ее - поцеловать в губы. И он это сделал, на миг потеряв голову от нахлынувшей волны чувств.

- Все успокоился?

Эйдан и сам не понял, как оказался на полу. Возлюбленная буравила его глазами цвета морского шторма.

- Как видишь, я и постоять за себя могу в случае чьих-то домогательств. Учти, Эйдан, я поставлю защиту, и ты сюда больше не проберешься, так что даже не надейся на бесплатное ночное развлечение.