Андрей Белянин, Галина Чёрная
Как стырить алмаз у Торина…

…Мы вылетали на новое задание. Все сборы окончены, рабочая суета позади, детали утрясены, костюмы подогнаны. Остался только один, последний момент — получить у гоблинов «переходник». Я хотела сбегать за ним, но кот остановил меня решительным движением лапы:

— Я сам, девочка моя! Ибо если пойдёшь ты, то, не дай бог, Рудика или Боббера по дороге встретишь, заболтаешься, позволишь угостить себя кофе, забежишь «на минуточку» глянуть новые фотки с дня рождения и… Короче, мы и до заката отсюда не вылетим.

— Нет здесь заката, — сердито пробурчала я, невольно замахиваясь, чтобы дать ему по шее, но под укоризненным взглядом Алекса сделала вид, будто просто хотела почесать у себя в затылке. В принципе упрёки Профессора имели под собой основу…

К тому же он, как обычно, не слушал то, что исходило не из его колбасолюбивых уст.

— Потерпи, малышка, я мигом сбегаю, мне ведь не приходится обмениваться сплетнями с каждым знакомым прохожим.

Уф… придушила бы, как резинового пупса! Но, к сожалению, шея у него слишком толстая для моих изящных пальчиков. Вот натренирую их, сжимая каждый вечер по два часа теннисный мячик, тогда держись…

А чем всё кончилось? Тем, что мы ждали его десять минут, потом пятнадцать, потом ещё двадцать. Наконец стало ясно, что что-то не так. Не в его характере подобные проволочки. И мы с мужем, тихо сатанея, отправились на поиски. По пути встретили грифона Рудика (чего так боялся кот), подрабатывавшего на Базе инструктором танцев живота. Командор уже открыл рот, чтобы спросить его, не видел ли он в той стороне нашего Профессора, но я его опередила:

— Привет, как делишки?

— Потихоньку…

— Я слышала, ты недавно в конкурсе тренеров восточных танцев участвовал. Ну и как там судьи, нормально судили?

— Мы ищем… — нетерпеливо перебил меня Алекс. Но я, не оборачиваясь, сделала упреждающий жест, прося дать мне услышать ответ Рудика, который сморщил морду и потёр клюв:

— Сносно. Но общий уровень мероприятия не ахти. Видела бы ты костюмы некоторых участников. — Он высунул чёрный язык и взял себя за горло, изображая рвоту. — У наших домовых портняжек и то в сто раз больше выдумки… А вы куда так торопитесь?

— Да в принципе никуда. — Я обозрела потолок и лениво зевнула, вспоминая, что ещё хотела сказать Рудику при встрече. — А-а, вот ещё! Я, возможно, пропущу следующее занятие, у нас тут сложное задание предстоит и, кстати, совершенно секретное, но это между нами…

Недоумевающее лицо командора выражало уже крайнюю степень внутреннего кипения.

— Кота, что ли, ищете? — уловив некое напряжение с его стороны, спросил догадливый грифон, почёсывая живот задней лапой.

— А ты его видел? — равнодушно откликнулась я, будто не замечая, что довожу мужа до белого каления. Просто это я так воспитываю в нем внутреннее спокойствие. А то слишком серьёзно он ко всему относится, сплошной комок нервов. Так и до раннего инфаркта себя довести можно. Спокойствие, только спокойствие…

— Лично его нет. Но тут недавно пробегала целая толпа хоббитов, и у них был слишком подозрительный вид.

Причём у дико хохочущего Фёдора в руках я заметил предмет, очень похожий на ваш «переходник». Я думал, вы его им в руки не даёте. Мало ли что, они ведь существа недалёкие…

Но договорить ему мы не дали, Алекс устремился вперёд, как живая иллюстрация к роману «Кролик, беги!». Я, естественно, припустила за ним, на ходу обернувшись и посылая воздушный поцелуй благородному Рудику. Через пару минут мы были уже вблизи лаборатории гоблинов. Небольшой технический отдел, где хранятся типовые «переходники», находится на их территории. И они же проверяют аппаратуру на техисправность до и после каждого нового задания. А из стоящей рядом большой чашеобразной урны бессильно свисал знакомый полосатый хвост…

Мы в четыре руки извлекли связанного Профессора, из его пасти струйкой стекала кровь…

— Он умер! О, Аллах, прими его душу! — взвыла я.

— Это свёкла.

— Его связали, убили и заткнули рот свёклой?! О, Аллах, прими его душу!

— Всё в порядке, он живой.

— Вэк? Ну-у… — Тогда хвала Аллаху, что он вызвался пойти сам и не я лежала в урне, связанная, носом вниз, с непропорциональным овощем в зубах…

— Ффофойно, дефофка, не раффофи фанифу, — постепенно выплёвывая изо рта разжёванную свёклу, выдохнул кот, сверля меня гневным взглядом.

Почему такой суперпрофессионал, как агент 013, не освободился раньше, можно было понять, только зная его кошачью природу.

— Фа, чтобы я, уфафаюфий себя… кот, вынужден был есть свёклу?! Если Анхесенпа… и котята узнают, я… потеряю… авторитет в семье. Если бы это была хотя бы стерлядь или скумбрия, даже тряпка со вкусом кильки… но свекла! — патетично ворчал он, выковыривая из зубов красные крошки.

— Но кто это сделал, дружище? — сдвинул брови командор. — Ты ведь вроде просто шёл за «переходником» и…

— Они забрали «переходник», маленькие волосатые мерзавцы… Я дрался, как лев!

— Да кто они?! — поддержала я вопрос мужа.

— Хоббиты! Хоббиты сбежали с Базы! — К нам пулей влетел лепрекун Ганс Стрела, курьер и по совместительству массажист шефа.

— Когда? Как?! Почему??!

— Неизвестно. Но похоже, что побег был тщательно спланирован. И у них был «переходник»! Начальник срочно требует вас…

Мы дружно уставились на кота. Суду всё ясно. Агент 013 сплюнул последние крошки свёклы, размазал остатки сока себе по мордашке (чтоб героичнее!) и первым дунул жаловаться к шефу.

— Чтобы хоббиты сбежали с Базы, где их холили и лелеяли, шеф будет в шоке, он с такой нежностью к ним относился… — вслух рассуждала я, когда мы подбегали к кабинету гнома. Казалось, он слышал мои слова ещё за дверями…

— Это я-то с нежностью?! Да пусть проваливают, неблагодарные недомерки! — стремительно расхаживая по рабочему столу, рычал шеф. — Сколько я для них делал! Сколько судов, комиссий, ревизий, врачей и психологов, а они… Вот как они мне за всё отплатили! Сколько волка ни корми, он всё о Красной Шапочке думает… О чём это я?!

— О неблагодарных хоббитах, — подхалимски напомнил лепрекун. — Вы совершенно правы. Может, и к лучшему, что они ушли, действительно, от них было одно беспокойство. Жаль ещё, что не всем кварталом улетели, а только пятнадцать штук, но раз прецедент есть… Главное теперь — «переходники» на видном месте им оставлять. Глядишь, постепенно, к Новому году, и вовсе освободят территорию. Только нужно им дорогу назад как-то перекрыть.

— Диссиденты! — важно поддержал кот. По роже было видно, что вопрос об изъятии у него «переходника» он намеренно замалчивает…

— Главное, что избавились от их главарей, Фёдора и Брандакрыса. — Шеф устало бухнулся в кресло. — Эти вечно ходили в зачинщиках всех гнусностей на Базе и других малоросликов подбивали. Жаль только, Боббера оставили…

— Его сейчас допрашивают, и пока он всё отрицает. Похоже, что действительно на этот раз ни при чём, — сверившись с блокнотом, подала голос секретарша-троллиха.

— Ни за что не поверю, что он не в курсе, — сказал Алекс. Я согласно кивнула.

— Живо за ними, и вернуть, пока они чего не натворили, — внезапно переменил отношение к событию шеф. — Вы отследили их перемещение? Куда, мать их Грендель раздери, этих мелких гадёнышей нелёгкая забросила?

— В Средиземье, на Пеленнорское поле, в день великой битвы за Гондор, — встревоженно откликнулся гоблин-связной, оторвавшись от экрана компьютера, на котором фиксировались все передвижения агентов с «переходниками», которые удавалось засечь. Связь была прерывиста, но тем не менее позволяла иногда прийти на помощь нашим агентам. Что здорово выручало, если, конечно, помощь успевала вовремя…

Повисла нехорошая тишина, которая через мгновение взорвалась рёвом гнома:

— А-а-а, чтоб мне всю жизнь бриться тупым топором Балина!

— Их не нелёгкая забросила, — уверенно добил связной. — Вне всякого сомнения, побег был спланирован заранее. Похоже, что они намеренно отправились на Пеленнорское поле, чтобы принять участие в битве.

— Тоже мне герои нашлись, возомнили себя суперагентами и решили, что без их участия средиземцам не победить? — вмешалась я. — Нужно вернуть хоббитов, пока их не перебили, как щенят. Жаль, что мы на задании…

— Ваше задание подождёт!

— Но… э-э… мы же должны лететь на Карибы, там акула-призрак вконец затерроризировала бедных серфингистов и… — Я поняла, что обновить купальный сезон не удастся. Ну мелкорослики, вы у меня за всё заплатите…