Глава 1

Моей семье:

и по крови, и по выбору

со всей моей любовью.

Клер Строутон, не отрывая взгляда от завещания, чей черновик составляла и рецензировала, подхватила свою походную кружку.

— Я ненавижу, когда ты так делаешь.

Клер бросила взгляд через офис на свою помощницу.

— Делаю что?

— Засекаешь тепловое излучение своей чашки с кофе и тянешься за ней везде, где бы она ни стояла.

— У моей кружки со мной весьма близкие отношения.

Марта поправила на носу блестящие очки.

— Тогда задраивай люк. Ты не успеешь до конца рабочего дня, если не отправишься сейчас.

Клер встала и одела пиджак.

— Сколько времени?

— Два двадцать пять. Поездка до Колдвелла — минимум два часа плюс пробки. Твоя машина ждет внизу у главного входа. Телефонная конференция с Лондоном по расписанию через шестнадцать… пятнадцать минут. С чем мне нужно разобраться перед этими длинными выходными?

— Я просмотрела исправленные документы по поглощению «Технитрона» и не проштамповала. — Клер оглядела пачку бумаги, достаточно большую, чтобы использовать ее как упор для двери. — Отправь их сейчас же с курьером на Уолл-стрит пятьдесят. Мне нужно встретиться с адвокатом противоположной стороны во вторник в семь утра. Они приедут к нам. Я должна тебе что-нибудь до того, как уйду?

— Нет, но ты мне можешь кое-что рассказать. Что за зануда-садист назначает встречу со своим адвокатом в пять вечера в пятницу перед выходными Дня труда?[1]

— Клиент всегда прав. А садизм в глазах смотрящего. — Клер упаковала завещание в портфель и схватила свою сумочку Биркин.[2] Оглядев свой большой офис, она попыталась подумать о работе, которую планировала закончить на выходных. — Что я забыла?

— Таблетка.

— Да, да. — Тем, что осталось в кружке, Клер запила назначенное врачом лекарство, которое принимала последние десять дней. Выбросив оранжевую бутылочку в корзину для бумаг, она поняла, что не чихает и не кашляет с воскресенья. Действительно, помогло.

Чертовы самолеты. Рассадники бактерий с крыльями.

— Проводи меня. — Клер сделала еще пару распоряжений по пути к лифту, периодически делая приветственные взмахи рукой некоторым из приблизительно двух сотен поверенных и обслуживающего персонала, работающих в «Ульямс, Нэнс и Строутон». Марта продолжала шагать рядом с ней, не обращая внимания на тяжесть бумаги в руках, но именно это было самым замечательным в ней. Несмотря ни на что, она всегда была поблизости.

У лифтов Клер нажала кнопку.

— О’кей, думаю все. Желаю тебе хороших выходных.

— Тебе тоже. Попытаешься и сделаешь перерыв?

Клер шагнула в лифт с панелями из красного дерева.

— Не могу. У нас «Технитрон» на вторник. Я собираюсь провести большую часть выходных здесь.

Четыре минуты спустя она сидела в своем Мерседесе и, медленно пробираясь в пробке на Манхэттене, пыталась выбраться из города. Одиннадцатью минутами позднее — связалась с Лондоном.

Разговор длился пятьдесят три минуты, и то, что она, по сути, почти все это время стояла, оказалось положительным фактором, поскольку виртуальная встреча не прошла гладко. Как обычно. Поглощения и процесс приобретения миллиардных компаний никогда не был легок и предназначался не для слабых сердцем. Этому научил ее отец.

Однако было облегчением повесить трубку и просто сосредоточиться на вождении. Колдвелл, Нью-Йорк, вероятно, находился только лишь в сотне миль от деловой части города, но Марта была права. Пробки — отвратительные. Очевидно, народ всем скопом пытался выбраться из «Большого Яблока»,[3] причем используя то же самое шоссе, что и Клер.

Обычно она не тратила время на то, чтобы ездить на встречи со своими клиентами в частной обстановке, но мисс Лидс была особым случаем по множеству причин. Да и было не похоже, что эта дама смогла бы легко прибыть в офис. Сколько ей исполнилось? Девяносто один?

Господи, да она легко может оказаться даже старше. Отец Клер был адвокатом старухи целую вечность, а после его смерти, два года назад, Клер унаследовала мисс Лидс наравне с его капиталами в семейной фирме. Когда она заняла его место за столом партнеров, она стала первой женщиной за всю историю «Уильямс, Нэнс и Строутон», которая расположилась в этом зале заседаний, но она заработала это право, несмотря на содержание завещания Уолтера Строутона. Она была фантастическим M&A[4] адвокатом. Уступающим в редких, очень редких случаях.

Мисс Лидс для Клер, как и для ее отца, была единственным клиентом как поверенного. Благодаря интересам семьи в разнообразных компаниях, все из которых представлялись УН&С, почтенная дама стоила около двух сотен миллионов долларов. Эти вклады и были сутью отношений. Мисс Лидс верила в постоянную связь с тем, что знала. А ее семья была с адвокатской фирмой с самого ее основания в 1911 году. Так вот и получилось. Звезда M&A занимается тестированием и оценкой для СП.

Или говоря по-человечески: специалист по слиянию и приобретению предприятий занимается завещаниями и прочими имущественными делами старой перечницы.

Невероятно, но факт: алгебра взаимодействий имела смысл. Завещание и доверительное управление имуществом были в некоторой степени просты, единожды близко познакомься с ними. А мисс Лидс, по сравнению с большинством корпоративных клиентов Клер, обладала добродушным характером. Пожилая женщина рьяно занималась делами только тогда, когда они касались ее завещания. Она подходила к его пересмотру, как некоторые люди занимаются садоводством, и шестьсот пятьдесят долларов за час времени Клер не играли никакой роли. Мисс Лидс постоянно переделывала филантропическую долю своего состояния, вспахивая эту часть, подрезая и пересаживая благотворительные организации при изменении свого мнения. Последние две поправки Клер обсуждала по телефону, поэтому мисс Лидс попросила о личной встрече в такое неурочное время — достаточное основание для краткого визита.

Будем надеяться, что так и будет.

До этого Клер была в поместье Лидс лишь однажды, когда ездила, чтобы представиться после смерти отца. Встреча прошла хорошо. Очевидно, мисс Лидс видела у отца фотографии девушки и одобрила ее «манеры, подобающие благовоспитанной барышне».

Розыгрыш. Хотя то, что по одежке встречают — правда, а гардероб Клер был полон консервативных костюмов с юбками ниже колена, это был всего лишь фасад. В делах у нее была голова ее отца и к тому же его агрессивная жилка. Она могла выглядеть как леди от шиньона на голове до практичных туфель-лодочек, но внутри она была киллером.

Большинство людей натыкались на ее истинную природу примерно через две минуты после встречи и не только из-за того, что она была брюнеткой. Тем не менее, было даже хорошо, что мисс Лидс получилось одурачить. Она была воспитана в старых традициях и в некотором отношении являлась частью поколения, когда приличные женщины не работали вовсе, а тем более не являлись влиятельными поверенными на Манхэттене. Откровенно говоря, Клер была удивлена, что мисс Лидс не обратилась к другим партнерам, но они ладили большую часть времени. До сих пор в их отношениях возникла единственная заминка, произошедшая при первой встрече лицом к лицу, когда пожилая женщина поинтересовалась, замужем ли Клер.

Клер определенно была не замужем. Никогда не была, да и не интересовалась, благодарю покорно. Последней вещью, что ей требовалась, было, чтобы какой-то мужчина высказывал свое мнение о том, что она остается в фирме допоздна, как упорно работает, где они будут жить и что закажут на обед. Элиза Лидс, между тем, явно была из породы «ты определяешься ближайшим к тебе существом, носящим штаны». Поэтому Клер взяла себя в руки, когда объясняла, что нет, мужа у нее нет.

Казалось, мисс Лидс обескуражена, но она снова оживилась, быстро переходя к вопросу о молодом человеке. Ответ был тот же самый. У Клер такового не имелось, как и желания заиметь, и нет, домашних питомцев тоже нет. Повисла длинная пауза. После чего пожилая женщина улыбнулась, сделала краткое замечание на тему "как же поменялись времена!", после чего они оставили этот вопрос. По крайней мере, на тот момент.

Всякий раз, когда мисс Лидс звонила в офис, она спрашивала, нашла ли себе Клер приятного мужчину. Как изящно. Что-то в этом роде. Другое поколение. И старушка действовала напрямик, может быть потому, что сама никогда не была замужем. Видимо, в ней была не реализовавшаяся романтическая жилка или нечто подобное.

Честно говоря, отношения казались Клер скучными. Нет, она не ненавидела мужчин. Нет, брак ее родителей не был неблагополучным. Нет, на самом деле ее отец был очень значительной фигурой в семье. Не было ни негативных последствий отношений, ни чрезмерной самооценки, ни патологии, ни случаев оскорбления. Она была умна, любила свою работу и была благодарна за ту жизнь, которую вела. Дом и сердечная чепуха просто предназначаются другим людям. Итог? Она, безусловно, уважала женщин, ставших женами и матерями, но не завидовала их ноше. И рождественским утром по причине одиночества ее сердце не истекало кровью. И для того, чтобы чувствовать себя реализовавшейся личностью, ей не нужны были ни игры в футбол, ни рисунки на холодильнике, ни сделанные своими руками подарки. А День святого Валентина и День матери[5] были просто еще двумя страничками в календаре.