Он коснулся отпечатков кончиками пальцев. Судя по следам тварей, они прошли здесь более суток назад. А новые следы были оставлены менее трех часов тому назад.

Серый Страж выпрямился. Ему очень не понравилось то, что он увидел. Вполне возможно, что эти двое из долины даже не представляют себе, кого преследуют. Быть может, они достаточно опытны, чтобы заподозрить неладное, но они не могут знать, откуда взялись эти твари. Самое большее, на что мог надеяться Серый Страж, — это что они оценили степень возможной опасности и стали вдвойне осторожными.

Но он тоже ничего не знал наверняка. И мог только надеяться.

Он должен догнать их как можно скорее, если хочет спасти.

Серый Страж вновь пустился в путь, на сей раз размашистым, скорым шагом.

Времени оставалось все меньше.

Глава 2

Пантерра Ку затаился в густых зарослях елей на самой границе линии снегов, не далее чем в двухстах футах от того места, где распростерлись тела, и ждал, пока инстинкт не подскажет ему, может ли он приблизиться к ним, не подвергая себя опасности. На месте преступления лежали глубокие тени, смешиваясь с пятнами крови, не полностью впитавшимися в мерзлую землю. Он всматривался в тела — вернее, в то, что от них осталось, — пытаясь разобраться в том, что видит. Нет, он не впервые увидел мертвецов, просто ему никогда еще не приходилось сталкиваться со столь жестоко изуродованными трупами.

Он бросил взгляд сквозь переплетения еловых лап на Пру, чей темный расплывчатый силуэт был едва различим на фоне сумрачного леса, хотя она находилась совсем недалеко. Пру могла исчезнуть из виду в мгновение ока, если ей того хотелось, и тогда ее не мог найти никто — даже он, пока она не пожелает этого. Сам он так и не сумел овладеть этим трюком. Сейчас она выглядела так, словно хотела исчезнуть и оказаться где-нибудь совсем в другом месте. Глаза Пру расширились от испуга; она ждала от него указаний, не зная, что делать. Пантерра Ку быстро подал ей знак, чтобы она не двигалась, пока он не позовет ее. Он подождал ее кивка, чтобы убедиться, что она поняла его правильно. Пру едва исполнилось пятнадцать, она все еще училась на Следопыта, и он намеревался стать для нее тем наставником, в котором она сейчас так нуждалась. Не имело значения, что он был всего на два года старше; он, и только он, отвечал за них обоих.

Он вновь перенес все свое внимание на тела и замер. То, что так жестоко обошлось с несчастными, могло все еще находиться поблизости, и он хотел удостовериться, что это не так, прежде чем обнаружить себя. Он не двигался еще несколько минут, вглядываясь в окружающие деревья, особенно в те, что росли выше по склону, куда, похоже, и вел кровавый след, оставленный убийцами. Может, это Кодены. Или волчья стая, вышедшая на охоту. Впрочем, невозможно было представить, что обычные животные способны на такое.

В конце концов, метнув на Пру быстрый взгляд и еще раз знаком показав ей, чтобы она оставалась на месте, он вышел на открытое пространство и двинулся к телам. Он почувствовал, что волосы на макушке встали дыбом, когда, подойдя ближе, смог в полной мере оценить всю звериную жестокость убийства. Тела были не просто разорваны в клочья — многих частей попросту недоставало. Трупы оказались сильно изуродованы, и он засомневался, что их удастся опознать. Он то и дело переводил взгляд с мертвецов на деревья, растущие выше по склону, по-прежнему не будучи уверенным в том, что поступает правильно.

Он замер над телами, подойдя к ним вплотную и глядя на оторванную руку с кистью, лежащую чуть подальше ногу и грудную клетку, обгрызенную с одной стороны. Тел было два, заключил он. Люди, конечно, могли отчаянно сражаться за свою жизнь, но он не думал, что у них был хоть какой-то шанс остаться в живых. Все выглядело так, словно их застали врасплох, возможно, спящими: повсюду валялись куски одеял, а в нескольких шагах виднелась яма для костра. Пожалуй, они погибли еще до того, как успели сообразить, что происходит.

Он вдруг понял, что очень надеется на это.

Пантерра Ку глубоко вдохнул морозный воздух, чтобы в голове прояснилось, а потом наклонился, вглядываясь повнимательнее. Его инстинкты Следопыта включились мгновенно. Он принялся тщательно изучать останки. Два тела, мужчины и женщины. У них с собой было снаряжение, очень похожее на его собственное. Получается, они тоже были Следопытами? Он попытался вспомнить, не пропал ли кто-либо в последнее время. Впрочем, всегда кто-нибудь из Следопытов патрулировал верхние границы долины, и таковых было не меньше дюжины.

А потом вдруг в глаза ему бросился браслет на запястье оторванной руки, лежавшей в нескольких футах от него. Он выпрямился, подошел к ней и присел на корточки. Браслет оказался золотым, на застежке болталась крошечная птичка-амулет.

Он закрыл глаза и отвернулся. Бэйлин.

Это означало, что второе тело принадлежало Рауше. Он знал обоих. Они были Следопытами, как и он сам, только старше и намного опытнее. Он был знаком с ними много лет. Пру тоже знала их. Бэйлин жила через несколько домов от нее и частенько присматривала за Пру, когда та была совсем маленькой.

Он раздумывал о том, как такое могло случиться, оглядывая землю в поисках чего-нибудь, что подтвердило бы его подозрения. Рауша был крупным и очень крепким мужчиной — выходит, то, что разорвало его на куски, было намного сильнее и наверняка застало его врасплох.

Он снял браслет с изуродованного запястья и поднялся, вновь глядя по сторонам. Он теперь держался еще настороженнее, поскольку понемногу начал осознавать, с чем они столкнулись.

— Выходи, Пру, — окликнул он девушку.

Он встретил ее на полпути, не позволив подойти вплотную к останкам. Когда Пру остановилась перед ним, он увидел в ее зеленых глазах отражение ужаса, плескавшегося в его собственных, отметил, что она отчаянно пытается придать своему веснушчатому личику храброе выражение, и протянул ей браслет.

— О нет, Пан! — прошептала она. Глаза ее наполнились слезами, и по щекам протянулись серебристые дорожки.

— И Рауша тоже, — сказал он, опуская браслет в карман. — Должно быть, они спали, когда это случилось.

Пру закрыла лицо руками и заплакала навзрыд. Он обнял ее и прижал к себе.

— Ш-ш, Пру, тише. Успокойся. Все в порядке.

Разумеется, ни о каком порядке не могло быть и речи, но в тот момент он не смог найти более подходящих слов. Обнимая ее, он вновь отметил, что она очень маленькая. Головой она едва доставала ему до плеча, а фигурка была столь тоненькой и хрупкой, что девушка казалась нематериальной. Он бережно погладил ее по голове, потом взъерошил ей волосы. Давненько он не видел ее плачущей.

Наконец Пру успокоилась и отступила на шаг, вытирая глаза рукавом.

— Что будем делать? — негромко спросила она.

— Мы пойдем за тем, кто сделал это, — не раздумывая, заявил он.

Не веря своим ушам, она вгляделась в его лицо.

— Ты и я? Но мы даже не окончили курс обучения!

— Формально — да, — согласился он. — Однако как разведчики мы имеем право самостоятельно принимать решения.

Слезы высохли, и во взгляде Пру появились жесткость и упрямство.

— Не думаю, что Трой Равенлок согласился бы с тобой.

— А я уверен в этом.

— Но ведь его нет здесь, верно?

Пантерра ответил ей мимолетной улыбкой.

— Да, его здесь нет.

Пру глубоко вздохнула.

— И мы лучше всех подходим для такой работы, не так ли?

Она имела в виду их особые таланты, те самые, что позволили им стать Следопытами в столь юном возрасте. В свои семнадцать Пантерра лучше остальных читал следы. Он обладал какой-то сверхъестественной способностью узнавать, кто оставил их и как давно, тогда как все прочие даже не видели их. Трой, который был главным у Следопытов, тоже признавал его превосходство, хотя по-прежнему относился к Пантерре как к мальчишке. Но Пру была еще одареннее, чем он. Она обладала врожденным инстинктом предчувствовать опасность, когда ничто не говорило о ней. По слухам, она унаследовала свой талант от одного из тех, кто пришел в долину вместе с Ястребом. Сегодня утром она ощутила присутствие тел еще примерно в ста ярдах от них. Несмотря на молодость, Пантерра Ку и Пру Лисс считались лучшей парой Следопытов в Гленск-Вуде, да и, пожалуй, во всей долине.

— Мы — лучшие, — согласился Пантерра. — Если кто-либо кроме нас попытается найти их, он подвергнет себя намного большей опасности.

— Что мы предпримем, если найдем тех, кто сделал это? — Она указала на трупы.

— Для начала мне просто хочется взглянуть на них. А уже потом многочисленный отряд сможет выследить их и загнать. — Он выставил перед собой руку ладонью вперед, предупреждая ее возражения. — Я вовсе не предлагаю, чтобы мы с тобой разделались с ними сами.